вторник, 20 августа 2013 г.

The Electric Prunes - Underground (1967)


А вот и продолжение истории о The Electric Prunes. На этот раз здесь будет рассказано о записи их второго альбома.
Как вы помните, своим первым альбомом, не смотря на все его достоинства, музыканты остались не очень довольны по причине крайне скудного присутствия на нем их авторского материала, хотя свои песни у них-то были! Поэтому, при написании второго, было принято волевое решение не повторять эту историю и отнестись к репертуару куда более щепетильно, пусть даже повоевав со своим несговорчивым продюсером Дейвом Хассинджером, считавшим, что с песнями, написанными для группы дуэтом Такер/Манц, “Черносливы” добьются, куда большего успеха, нежели со своим материалом. Музыкантов же такое неверие в их силы, хоть и смутило, но они уже твердо решили настоять на своем и вот, что из этого вышло:

Записи производились в уже знакомой им American Recording Studio (где писалось большинство песен для предыдущего альбома) и над звуком шаманили все те же люди (Ричи Подолор и Билл Купер).
Музыканты работали, а их продюсер Дейв Хассинджер, возможно чувствуя, что власть его над группой постепенно сходит на нет, но пытаясь хоть как-то ее удержать, все же находился в студии. Мол, типа, чтоб не забывали гады, что я еще тут есть! Хотя большую часть времени там – он просто сидел на полу и читал газеты. Активность Хасинджер проявил только при записи всего нескольких вещей (конечно же, Такер/Манц, ну и еще, песни, готовящихся для выхода в качестве будущих синглов и поэтому делавшиеся чуть раньше остальных). Как только эти записи были готовы, музыканты в студии оказались предоставлены сами себе, а продюсер – газете.

Снова с Майком Уикли
У музыкантов – тоже все было – не слава богу:
Начнем с того, что к работе в студии The Electric Prunes приступили, будучи не в лучшей форме, в плане сплоченности. Так, у остальных музыкантов в группе постепенно нарастали разногласия с новым барабанщиком Престоном Риттером, которые видимо, начались еще во время туров в поддержку первого альбома.
Не смотря на то, что с Престоном была записана почти половина песен для готовящегося альбома (для дотошных и фанатов Престона Риттера, могу сказать – все, кроме “Children Of Rain”, “Antique Doll”, “Captain Glory”, “Long Day’s Flight” и “I”), он был уволен и на его место вернулся их старый барабанщик - Майк Уикли, теперь известный как “Квинта” (“Quint” – прозвище, очевидно, намекает на то, что он пятый член группы). Уж не знаю, в чем были истинные причины его возвращения, может у Уикли не задалось с делами в Мексике, может, соскучился по музыке и старым товарищам, но он все-таки вновь присоединился к команде.
Престону же, перед уходом было предложено два варианта дальнейшего развития событий: либо его имя указывают на альбоме, но не платят, либо нет, но он получает процент от его продаж. Риттер меркантильно выберет деньги, однако, будучи кинутым хитрожопым продюсером (которому хватало проблем с действующими членами группы, а не то, что с бывшими), в результате – не увидит ни своего имени на обороте пластинки, ни отчислений от продаж.

А вот гитарист группы Джеймс “Визл” Спагнола, ближе к концу сессий звукозаписи, умудрился попасть в больницу и на двух композициях (записанных последними) играет уже не он, а Майк Гэннон (Mike Gannon). С месторасположением этих вещей на пластинке, видимо музыканты (или их продюсер) решили прикольнуться… Так, гитару Майка, можно услышать на открывающей альбом “The Great Banana Hoax” и закрывающей его “Long Day’s Fight”. И, поскольку, Гэннон сыграл лишь в двух вещах на альбоме, а Спангола формально еще считался членом бэнда, на обороте пластинки его имя не указано.

Как водится, перед выходом альбома, в продажу были запущены “первые ласточки” - синглы: “Dr. Do-Good”/“Hideaway”, вышедший в мае, и “The Great Banana Hoax”/“Wind-Up Toys” - в июле. Но, особо высоких позиций в чартах они не заняли.
Хассинджер еще больше теряет интерес к группе, мало того, что бунтующей, так еще и не приносящей дохода (и вообще, Хассинджер, в это время, был занят Grateful Dead, начавшими работу над “Anthem Of The Sun”).


Итак, второй альбом The Electric Prunes, названный “Underground” вышел на лейбле Reprise Record (R 6262 – интересный каталожный номер) и поступил в продажу в августе 1967-го. Оформление конверта, было сделано человеком с дивной фамилией - Эдом Трашером (Ed Thrasher). Вообще, он довольно известный чувак, этот Эд Трашер, много кому обложки делавший, Хендриксу, Синатре, The Beach Boys, например. На лицевой стороне была фотография музыкантов, бегущих по сюрреалистичному фону из отслаивающейся золотой краски и размытым лицом некой женщины вдалеке. На самом деле, это была неудачная работа Эда для какого-то другого проекта и валялась она у него в мусорном ведре, но музыканты, заходя в его кабинет, ее заметили и сказали, что такой фон им вполне подойдет. В конце концов, это было куда как психоделичней “консервативной” обложки их первого альбома! На обратной стороне - была та же фотография, но уже в негативе и спонтанный комментарий от (можно сказать, первооткрывательницы группы) Барбары Харрис. 
Полный текст, таков:
“Черный свет, мечущиеся мысли, оригинальность, напряжение, взрывоопасность, цветные всполохи, пять лиц сливающихся в одно, пугающая синхронность, десять ног, двенадцать рук, единый глаз, единое сознание, единая цель, чернослив, пропасть, поток, шок, электричество!”
(боже мой, что принимала эта женщина?!)

По саунду “Underground” напоминает дебютник, однако, присутствие чужих песен уже меньше (хотя, по прежнему встречаются композиции авторства Такер/Манц, и почему-то мне, как попсарю, больше нравятся именно они). Но каверов и песен постороннего авторства – все равно, довольно много. Например: “I Happen To Love You” - написана известным поэтом-песенником Джерри Гоффином (Gerry Goffin) и его женой Кэрол Кинг (Carole King). Песня эта, в свое время (в 1966-м), выходила на сингле гаражно-роковой банды The Myddle Class из Нью-Джерси. Также, музыканты снова переигрывают Джо Уолша. На этот раз “Черносливы” взяли его вещь “Big City” (на первом альбоме уже был кавер на его же “Bangles”), годом раннее записанную поп-роковой группой The E-Types (известной, в первую очередь, песней “Put The Clock Back On The Wall”). Ну, а закрывающая альбом “Long Day’s Flight” – нельзя сказать что кавер, она была написана, вернувшимся в группу, барабанщиком Майком “Квинтой” Уикли и его другом – ни много ни мало, сыном Сэма Ерти (Sam Yorty), мэра Лос-Анджелеса. Такие дела! Большинство же “своего” материала на пластинке - принадлежит перу Джеймса Лоу и Марка Тулина, и лишь медитативная “Children Of Rain” – второму гитаристу, Кену Уильямсу.

Лично меня с “Андеграунда” сильнее всего зацепили: “I”, напоминающая дорзовские гармонии (в духе “Индейского лета”), с вкраплением гитары, аля Джефферсонский Аэроплан (в духе “Белого кролика”), и резкий “Dr. Do-Good” с истеричными воплями Хассинджера, чем-то напоминающий ранних Пинк Флойд. Хотя, ох и не прав я, в который раз сравнивая эту группу с Дорз или Флойдами, ведь это скорее The Electric Prunes могли повлиять на них, чем наоборот. Ну, а с JA – это еще уместно, они-то чуть ли не на всю калифорнийскую сцену своим саундом повлияли.

После выхода пластинки, коллектив вернулся к концертной деятельности и, не став дожидаться возвращения Визла, вместе с Майком Гэнноном, отправился в небольшие гастроли по штатам. В сентябре были отыграны концерты в клубе Кристалле (Crystal Ballroom), расположенном в Портленде и в Пусикет-клабе (Pusi-Kat Club) в Сан-Антонио.


Рекламная агитка сингла
Помимо концертов, музыканты пытаются поправить свое шаткое, в связи со слабыми продажами альбома и общей отвлеченностью продюсера от дел группы, финансовое положение, записав и выпустив в ноябре новый сингл. Песня “Everybody Knows (You’re Not In Love)” хоть и написана Лоу и Тулином, но не уступает по попсовости мелодии (в хорошем смысле) работам Такер/Манц, которые обычно и выбирались для синглов. На обратной стороне была уже более роковая, так сказать фирменно звучащая вещь, “You Never Had It Better” (сразу в голове всплывает Small Faces “Things Are Going To Get Better”, но таки – не одно и то же).

А в декабре 67-го происходит следующее, знаменательное в истории группы, событие: The Electric Prunes отправляются в Европу!
Первой точкой их дислокации стала Великобритания. Прилетев авиарейсом Лос-Анджелес-Лондон, музыканты, вместе с продюсером, на четыре недели арендуют квартиру на Харли-стрит, которая становится отправной точкой для ряда их выступлений. The Electric Prunes оказались весьма популярны в Соединенном Королевстве и, особенно среди профессиональных музыкантов.

Музыканта в Лондоне. Одеты как короли!
Там они встречаются со своим бывшим земляком Джими Хендриксом, работавшим тогда над “Axis: Bold As Love”. Можно сказать, что наши герои были одними из первых, кто услышали этот, тогда только готовящийся к выпуску, альбом. Музыканты оказались “взаимно наслышаны”. “Черносливам” нравился хендриксовский “Are You Experienced” а Хендриксу – их дебютник.
С тремя из битлов, недавно закончившими работу над “Magical Mystery Tour”, наши герои тоже имели честь пообщаться лично. Но, как вспоминает Марк Тулин, в ходе разговора, участники The Electric Prunes, в основном распинались перед Битлз и пели дифирамбы их “Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band” (что не удивительно, ведь переоценить влияние The Beatles на рок-музыку - невозможно).
Также, музыканты были представлены Киту Ричардсу и Брайану Джонсу из The Rolling Stones, которые в свое время, как и они, работали с Дейвом Хассинджером.


Группа с упоением играет в лондонских Раундхаус (Roundhouse), Спикизи (Speakeasy) и Миддл Ерф (Middle Earth), а потом выдвигает в окрестности и выступает еще в Ноттингеме и Кембридже. На одном из этих выступлений, кстати, “Черносливов” разогревает местный примечательный психоделик-бэнд The Open Mind (концерт прошел в клубе Марки).
Далее идут концерты в Норидже, Кромере, Бате и Глазго. Потом – Амстердам, где музыканты даже засвечиваются на местном телевидении. Однако в Амстердаме произошел и другой, уже неприятный инцидент. Во время совместного выступления с Soft Machine, “Черносливов”, будущих американцами, освистали зрители, недовольные “политикой” их страны во Вьетнаме.

После Голландии следуют серия выступлений во Франции и, наконец, Швеции. Именно в шведском Стокгольме, 14 декабря произошел концерт, который был записан и пущен в эфир местной радиостанцией. А спустя несколько лет, в 1997-м году эта запись была издана на диске “Stockholm ‘67”. Благодаря ему, можно услышать как звучала группа вживую. На своих концертах они исполняли не только вещи с альбомов (причем, порой куда более драйвово и сильно), но и все еще не брезговали ритм-н-блюзовыми стандартами (например, “Smokestack Lightning” Хаулина Вульфа и, столь любимая Мадди Вотерсом, “I Got My Mojo Workin’”).

Афиша фильма
Однако гастроли рано или поздно заканчиваются и в начале 68-го The Electric Prunes возвращаются на родину. Там они, конечно, не сидят без дела и записывают Shadows, вошедшую в саундтрек к фильму “Игра называется – убийство” (“The Name Of The Game Is Kill”). Песня эта сочинена не ими самими, а композитором Стью Филлипсом (Stu Phillips), работавшим над музыкой к фильму. Но, нашим героям не впервой было записывать песни, написанные для них посторонними людьми, и они даже выпустили эту вещь отдельно, ограниченным тиражом, в виде промо-сингла.

А потом музыканты занялись странным… Странным, но весьма интересным. Скооперировавшись с известным музыкальным интерпретатором библейских тем, авангардным композитором Дэвидом Аксельродом (David Axelrod), они приступили к работе по созданию, ни много ни мало, психоделической мессы.
Но это уже, другая история. Надеюсь, что ее продолжение – тоже будет!

Треклист альбома такой:

The Great Banana Hoax (J.Lowe-M.Tulin)
Children Of Rain (G.Williams-K.Williams)
Wind-Up Toys (J.Lowe-M.Tulin)
Antique Doll (A.Tucker-N.Mantz)
It's Not Fair (J.Lowe-M.Tulin)
I Happen To Love You (G.Goffin-C.King)
Dr. Do-Good (A.Tucker-N.Mantz)
I (A.Tucker-N.Mantz)
Hideaway (J.Lowe-M.Tulin)
Big City (J.Walsh-D.Walsh)
Capt. Glory (J.Lowe)
Long Day's Flight (M.Weakley-S.Yorty)

Комментариев нет:

Отправить комментарий