четверг, 29 марта 2018 г.

Безальбомные герои - Just Too Much




Наша сегодняшняя история будет не только об очередной “аутсайдерской” пси-рок группе (хотя, конечно же, в основном об этом), но и о том, как трудно бывает порой найти своё имя в этом мире, где всё уже придумали до тебя и ты, вероятно, уже никак ни в чём не будешь первым…

Итак, коллектив, о котором мы вам поведаем сейчас, примечателен (помимо собственной музыки, которой он тоже, вполне хорош и примечателен) тем, что он, за свою не слишком продолжительную карьеру успел поносить как минимум (внимание!) аж 7 названий! В каждой своей “ипостаси” группа умудрилась выпустить всего по 1 синглу, но никакого полноценного альбома они, как вы понимаете, так и не записали. А иначе, как бы попали в нашу “аутсайдерскую” рубрику?!

Встречайте, Just Too Much, они же The Looking Glass, они же The Looking Glasses, они же The Clouds, они же The Odyssey, они же The Sonoma, и они же, чёрт возьми, Shake!
“Георгий Иваныч, он же Гога, он же Гоша, он же Юрий, он же Гора, он же Жора здесь проживает?”

Временной период “мутаций” группы растянулся на 4 года (с 1966-го по 1970-й). И естественно,  за этот период при всех этих метаморфозах, состав группы не всегда оставался “каноничным”… Люди приходили и уходили, но основной “костяк”, все-таки можно выделить. Осью, на которой держались все эти многочисленные и разноимённые формации, был гитарист Джерри Берк – основной автор их репертуара.

Свою “обозримую” карьеру (а кто знает, вдруг была ещё какая формация ранее, которая просто не успела зафиксировать своё “имя” и творчество на плёнке), он начал в коллективе Just Too Much (название можно перевести как “Чересчур” или “Это уже слишком”). Было это в Лос-Анджелесе (штат Калифорния) в 1966-м году. Just Too Much играли, как и многие молодые и небогатые ребята того времени, свою “сырую” и “кустарную” версию популярной в Америке рок-музыки. Это уже не был рок-н-ролл, “бит” или фолк-рок, но что-то ещё недалеко от них ушедшее. Короче, то, что впоследствии назовут “гаражным роком” или же “прото-панком”!

Единственный релиз Just Too Much с двумя берковскими песнями “She Gives Me Time” и “Come Back” состоялся на небольшом местном лейбле M-Gee Records. Точную дату выхода этой сорокапятки я сказать не могу, однако, это произошло определенно чуть позже апреля 1966-го, так как тогда M-Gee Records была выпущена сорокапятка другой рок-группы (The Heros) с предыдущим каталоговым номером (сингл The Heros - MG-001, а Just Too Much - MG-002, соотвественно это были первый и второй релиз данного лейбла).
Продюсерами записи выступили Гарри Пэкстон (Gary Paxton) и Марвин Филлипс (Marvin Phillips) из Garmar Production (как нетрудно догадаться, “ГарМар” – это производное от имен этих продюсеров).
Что Пэкстон, что Филлипс, впоследствии, сделают себе “имя” в музыкальном бизнесе (как вместе, так и по отдельности), но на “славу” их бывших подопечных (Just Too Much и The Heros) это, конечно же, никак не повлияет. Их записи ждало забытье. Чуда не случилось, сорокапятка не “выстрелила”, песни с неё не стали хитами, а группа была молода и малоизвестна, а потому не имела никакого “громкого” имени (имя, имя, имя, имя), гарантировавшего какие-то продажи.

И тут Just Too Much оказываются в ситуации: фирма звукозаписи не хочет больше тратить свои деньги на издание их записей и давать “второй шанс”, так как первая попытка группы в мире сурового музыкального шоу-бизнеса провалилась… И даже более того, даже само имя “несчастного” коллектива, принадлежит не самим музыкантам, а их фирме-издателю и продюсерам! То есть, M-Gee Records сами не делают (не выпускают) и другим не дают. Какой выход может быть у молодых, но амбициозных музыкантов? Вариант сдаться и сложить “оружие” (инструменты) не канает, по причине наличия творческих амбиций… Поэтому они попросту заключают контракт под другим именем с другим лейблом. Приём, которым, впоследствии, наши герои будут прямо-таки злоупотреблять. Что и приведет к такому “букету” из разнообразных имен, представленному в начале нашей статьи.

Just Too Much становятся The Looking Glass (“Зазеркалье” как у кэрролловской Алисы), подписанными на лейбл Media Records и имеющие контракт со звукоинженером и продюсером Марвином Борнштейном (Marvin Bornstein). Не знаю, произошли ли параллельно со сменой названия и переходом на другой лейбл какие-то кадровые изменения в составе группы, но, к моменту функционированию как The Looking Glass он стал такой:

1)      Марти Геш (Marty Gish) – вокал.
2)      Лу Наткин (Lou Natkin) – соло-гитара.
3)      Джерри Берк (Jerry Berke) – ритм-гитара и бэк-вокал.
4)      Джин Дорнс (Gene Dorns) – басс-гитара.
5)      Майк Астор (Mike Astor) – барабаны.

Итак, это был рок-квинтет.

В начале 1967-го года, выходит их сингл “Kathy’s Dream”/“Migada Bus”. Заглавная вещь - “Kathy’s Dream”, весьма психоделическая. Правда неуловимо напоминает что-то мне уже известное. Например “Set The Controls For The Heart Of The Sun” со второго альбома британцев Pink Floyd. К чести The Looking Glass, надо сказать, что они выпустили свою вещь годом ранее. Ну да ладно, “Kathy’s Dream” не только её ведь напоминает, да?! The Electric Prunes и We The People, например…
“Kathy’s Dream” была сочинена Джерри Берком совместно с другим гитаристом The Looking Glass – Лу Наткином, фамилия которого, правда, была напечатана на этикетке пластинки с ошибкой, как Нактин (Naktin).
Бисайд “Migada Bus” – инструментальный трек, чьё авторство принадлежит уже одному Берку.

Так, музыканты, отошли от “гаражного рока” (хотя, его черты будут и далее прослеживаться в их творчестве) в сторону модной психоделии. С чем их и поздравляем! Но дальше, начинает происходить нечто действительно странное.

Обнаруживается, что в США, существует ещё одна команда с названием The Looking Glass и не где-нибудь на другом конце страны, а можно сказать, у них прямо “под боком” – в Сакраменто, столице штата Калифорния. И, что немаловажно, у тех The Looking Glass - “право первенства”, так как выступать и записываться под таким именем они начали ещё в 1966-м году.

Берковские The Looking Glass и их лейбл Media Records суетятся и в апреле 1967-го перевыпускают их сингл уже под названием The Looking Glasses (то есть “Зеркала”). Бисайд “Migada Bus” при этом остается на месте, и в том же виде, что и был раньше. А вот  “Kathy’s Dream” постигают удивительные метаморфозы. К мелодии песни пишется новый текст, делается новая аранжировка и даётся новое название - Visions.



Но и этого им показалась мало, The Looking Glasses тоже казалось довольно “палевным” названием и поэтому, когда этот сингл стал выходить на всеамериканский уровень, Independence Records (партнёр Media Records) выпустил Visions/“Migada Bus” под названием The Clouds (Облака).

Хорошее название! Да только тоже, не шибко оригинальное. Но по воспоминаниям современников, группа никогда не использовала это имя на концертах, и продолжала выступать как The Looking Glass/The Looking Glasses, так как этот сингл тоже “не выстрелил”.

Поэтому (барабанная дробь), новый сингл наших героев выходит на новом лейбле и под новым наименованием. Теперь называться они будут The Odyssey (Одиссея) и выпускаться на фирме White Whale Records. Он поступит в продажу в феврале 1968-го (хотя был записан ещё в 1967-м). Заглавная “Little Girl, Little Boy” – пожалуй, лучшее (из записанных) творение Джерри Берка. Можно сказать, песня сочетает “гаражно-роковую” напористость Just Too Much и психоделичность The Looking Glass.


Ну а бисайд “Little Orphan Annie” – довольно попсов и звучит даже как-то “по-британски” дурашливо. “Маленькая сиротка Энни” – героиня одноименного комикса на соц. тематику, выходившего аж с конца 20-х годов. Вариация на эту тему уже выходила годом ранее у другой калифорнийской группы - Sopwith Camel.
Авторство же одиссейской записи приписывается некому Сидни Квике (Sydney Queeque). Наверняка – псевдоним! Квике – это почти как Квикег (Queequeg) – персонаж из книги “Моби Дик или Белый кит”. Я думаю, за этим псевдонимом скрывается кто-то из продюсеров группы. Недаром же их лейбл называется White Whale (ага, “Белый кит”)!

Кстати, создатель комикса про сиротку Энни - Гарольд Грэй умер в марте того же года. Ну, это так, к сведению.

Геш и Берк
Но, что можно сказать, касательно нового имени группы? Естественно, наши герои не были первыми, кому пришла в голову идея назваться в честь древнегреческой поэмы. “Одиссея” дала имя ещё как минимум пятерым муз. коллективам из числа существовавших в 60-е года! А за всю мировую историю их было, ясное дело, ещё больше!

Регулярная смена имён, уже окончательно укрепилась в качестве “дурной привычкой” группы. Когда (приблизительно в начале 1969-го года) их покидает вокалист Марти Геш, они берут себе нового – Тома Манкрайфа (Tom Muncrief), а называться будут уже не The Odyssey, а The Sonoma (“Сонома” как город в штате Калифорния и “нос” на языке местных индейцев).

Единственный сингл The Sonoma выйдет на всё том же лейбле Jubilee Records в июне 1969-го. Стороны “A” и “B” этой пластинки-сорокапятки содержат одну и ту же песню, но одна в моно, а другая в стерео-варианте. Хотя, стерео-звучание, к 1969-му году было не так уж ново, сорокапятки “по старинке” продолжали штамповать в основном с моно-звуком. Ну а песня, представленная на ней -  “It Was A Very Good Year” (Это был очень хороший год), тоже не нова. Она была сочинена ещё в начале 60-х годов  американским композитором Эрвином Дрейком, а широкую известность получила в исполнении Фрэнка Синатры. Приджазованная версия Синатры, была скорее размеренной и спокойной, нежели драматичной. The Sonoma и их новый вокалист, решили добавить “восточных ноток” в музыку и наполнили её прямо таки с “библейскими” страданиями. До того, что слова про “ну, ооочень хороший год”, звучат скорее как ирония.

Оставим хороший 1969-й позади и перенесёмся в 1970-й год.
В этом году состоялся последний релиз наших героев. Снова на лейбле White Whale Records. Но не сомневайтесь, что под новым названием! Теперь они были Shake. Песни, представленные на их сингле: “Two Of Us” – Леннона-МакКартни и новое берковское сочинение – “Chesterfield Blues”. Если перепевая великих The Beatles, Shake постарались не сильно отдаляться от оригинала, то на бисайде выдали весьма интересный космическо-гитарный фанко-блюз а-ля поздний Джими Хендрикс. Какой состав был у группы Shake, мне неизвестно. Но Джерри Берк и Лу Наткин точно по-прежнему были в строю.
Имеется информация, что помимо White Whale Records, этот сингл также выходил на лейбле Nasco Records.

Наткин/Максфилд в 70-е
На этом наша история заканчивается (наконец-то!). О дальнейшей творческой деятельности её экс-участников Shake мне неизвестно. За исключением Лу Наткина, чья карьера рок-гитариста и сессионного музыканта, как под своим настоящим именем, так и под псевдонимом Лу Максфилд (Lou Maxfield), будет до того продолжительна и насыщенна, что описывать вам её здесь, не имеет смысла.

Что касается творческого наследия Берка и Ко: некоторые их песни выходили на всяких сборниках шестидесятнического рока в последующие десятилетия, а некоторые, так и остались только на оригинальных пластинках-сорокапятках…

понедельник, 12 марта 2018 г.

Художники-плакатисты - Jim Michaelson


Продолжаем нашу, относительно новую, рубрику о известных и малоизвестных художниках-плакатистах эпохи хиппи. Наш сегодняшний герой - Джим Майклсон (Jim Michaelson) из студии Sparta Graphics.

Sparta Graphics – вовсе не греческая контора, как может показаться из-за названия, а американская дизайн-студия, базировавшаяся в городе Сан-Хосе (штат Калифорния). Её основал 23-летний предприниматель и рок-промоутер Дэйв Шиллер (Dave Schiller) во второй половине 60-х годов.

Вспоминает Дэйв Шиллер: “Я всегда любил танцы. Моим главным достижением во времена учёбы в старшей школе, стала организация школьной дискотеки. В 1966-м, когда один мой приятель поведал мне о музыкальной движухе, кипящей в Сан-Франциско, я задумался: "Почему у нас, в Сан-Хосе не происходит такое же?!". Я решил рискнуть и собрался организовать свою первую "взрослую" дискотеку, дабы принести эту новую музыку и в наш город. К моему удивлению и радости, местная аудитория проявила благосклонность к этой идее!

Капитан Майки
Следующим этапом претворения её в жизнь стал поход на местную рок-н-рольную радиостанцию KLIV, где я познакомился с популярным ди-джеем Капитаном Майки (Captain Mikey), чьё настоящее имя Мэрион Геррингтон (Marion Herrington). Майки стал для меня своего рода "наставником", он воспитывал мой музыкальный вкус и познакомил с местными рок-группами, которые были популярны тогда у школьников. Он согласился стать ведущим моего первого шоу и помог привлечь на него кучу народу, разрекламировав грядущее мероприятие в своём эфире.

4 июня 1966 г.
Я провёл конкурс на лучший дизайн концертного плаката для этого шоу, в ближайшем художественном колледже. Неизвестный, но определённо талантливый студент принял в нём участие и победил. Снова удача улыбнулась мне! Это был Джим Майклсон, чья потрясающая работа над оформлением моих концертов, в конце концов, и привела к рождению небольшого издательского бизнеса под названием Sparta Graphics.”

Ну а сейчас я “рассыплю перед вами” другие имеющиеся факты из биографии Джима:
Его полное имя Джеймс Льюис Майклсон (James Louis Michaelson).
Родился он в 1945-м году в калифорнийском городе Сан-Матео.
2 года учился на дизайнера в Уиттерском колледже (Whittier College) (что в калифорнийском городке Уиттере), затем переехал в Сан-Хосе, где продолжил своё обучение.

Джим с женой (1965 г.)
В мае 1965-го года женился на Нэнси Робинсон (Nancy Robinson). Нэнси тоже была студентом колледжа Сан-Хосе (San Jose State College), но училась на другом факультете (социологии) и курсом старше. Бракосочетание проходило в Лютеранской церкви святого Луки (St. Luke’s Lutheran Church) в городе Рино (штат Невада).
В 1966-м Джим заканчивает учебу и начинает работать как коммерческий художник на вышеупомянутого Дэйва Шиллера в Sparta Graphics, и проработает там 2 года.







Вот, галерея его работ для Sparta Graphics

21 декабря 1966 г.

11 февраля 1967 г.

21 марта 1967 г.

7 апреля 1967 г.

26 июля 1967 г.

26 июля 1967 г.

27 сентября 1967 г.

7 ноября 1967 г.

1 декабря 1967 г.

20 декабря 1967 г.

1967 г.

1967 г.

10 января 1968 г.

В 1968-м он покидает Sparta Graphics и переезжает жить в Лос-Анджелес.

Там, совместно со своим приятелем Ричардом Соломоном (Richard Solomon), Джим открывает дизайн-студию Jimini Productions и выпустит ещё несколько коммерческих плакатов, но уже мало связанных с музыкальной индустрией (за исключением, разве что, того, что Jimini Productions сделают обложку для сборника песен Buffalo Springfield).





Если не он, то кто?!
Самой известной их работой является (вы не поверите), предвыборный плакат Ричарда Никсона, выпущенный в 1968-м. Да уж, хиппи, психоделия и Ричард Никсон как-то плохо вяжутся между собой, но в тё времена, кандидат, дабы заполучить желанный пост, видимо решил чуть-чуть “прогнуться под молодёжь”, для виду. В тот год было выпущено ещё несколько никсоновских плакатов в “психоделическом стиле” (и не только от Jimini Productions).

Но, к началу 70-х, Джим покидает и эту студию, а в 1971-м устраивается работать штатным художником-оформителем в корпорацию Дисней (The Walt Disney Company), где проработает чуть ли не до конца 20-го века. А после ухода из Дисней, Майклсон будет работать в студии ландшафтного дизайна Landmark Entertainment Group.
Всё!

Точнее, вру, вовсе не всё!

Ведь Джим был не единственным художником, сотрудничавшим со Sparta Graphics (хотя, безусловно – был основным). Известны также ещё несколько плакатов этой студии, сделанных другими художниками (которые были наняты Дэйвом Шиллером во многом, из-за ухода Майклсона). О них я вам рассказывать не буду, но покажу их работы:

Джон Джонсон (John F. Johnson):

10 января 1967 г.

1968 г.

1968 г.

1968 г.

Бриггс и Кларк (Briggs & Clarke):

1968 г.

М. Купер (M. Cooper):

10 января 1968 г.





Плюс, вот еще небольшая галерея продукции от Sparta Graphics

Это, по всей видимости, кто-то закосил под первый плакат Майклсона. Возможно рисунок самого Шиллера.
17 февраля 1968 г. промо постер сингла певца Bobby Goldsboro "Honey (I Miss You)"




Ну и, возвращаясь к теме Джима Майклсона… а может и не Майклсона:
В начале 60-х годов в Калифорнии существовала загадочная дизайн-студия Festoon Films. Я говорю “загадочная”, потому что, о ней мне практически ничего не удалось выяснить (ну, кроме того, что она базировалась где-то в Калифорнии, предположительно в Лос-Анджелесе). Но в 1963-м году они выпустили как минимум 4 потрясающих сатирических плаката.

1963 г.
Самый известный из них – условно называемый Hootenanny Tonight (“hootenanny” – это сленговое обозначение вечеринки любителей народной музыки). На нём изображен некий длинноволосый юноша, босой, с акустической гитарой и амулетом “омега” на шее, в окружении всяческих “клёвых” словечек из молодёжного лексикона, выполненных таким шрифтом, что весьма сошел бы за психоделический плакат второй половины 60-х годов…
То есть, это 1963-й год, хиппи как таковых, ещё нет, они ещё не “выродились” из “фолкового-крыла” субкультуры битников. А неизвестный автор из Festoon Films уже успел так смачно обстебать зарождающееся в Америке движение хиппи! Как будто у него была машина времени или “волшебный перископ”, позволяющий заглянуть в будущее! (предвосхищая замечания скептиков, добавлю: да, это действительно 1963-й год, на самом плакате даже стоит датировка, как и на других плакатах этой студии)

Также “гирлянды” неплохо “прошлись” по любителям сёрфинга и этники…

1963 г.

1963 г.

1963 г.

Так вот, характерный стиль этих плакатов, даёт повод задуматься, а не Майклсон ли приложил руку к их созданию? Если сравнивать плакаты от Festoon Films с работами Джима времен Sparta Graphics: стиль рисовки шрифтов и их компоновка – определённо его, использование карандашного рисунка в стиле шаржа – тоже очень похоже на майклсоновское. Плюс, эта его страсть прифигачивания дополнительных и, казалось бы, несуразных элементов к нарисованным объектам. По плакату с хиппи-фолкером этого не видно, но если взять “фестуновских” сёрферов и “спартовский” аэроплан: к килю доски для сёрфинга приделаны роликовые коньки, а у аэроплана вместо кабины – аквариум с рыбой, зонт вместо крыши и свеча на хвосте. Ну и по другим их плакатам можно найти немало таких забавных мелочей…
Ну да, рисовал Майклсон для Festoon Films или нет – решать вам. Правду мы вряд ли когда-нибудь узнаем!