воскресенье, 28 августа 2016 г.

Hal Blaine - Psychedelic Percussion (1967)

 
В 60-е все было психоделическое! И перкуссии тоже!

Промо-фото
Хэл Блейн (Hal Blaine), чье настоящее имя - Гарольд Бельски (Harold Belsky) – это маститый лос-анджелесский барабанщик, участник так называемых The Wrecking Crew. The Wrecking Crew (Аварийная бригада) – это команда американских сессионных музыкантов, за свою карьеру, сыгравших на множестве известных альбомов.
Сессионные музыканты, если кто не знает, это такие люди, которые участвуют в записи пластинки какого-нибудь известного коллектива, или поп-звезды, получая достойную плату, но не имея с этого никакой славы, ведь их имена, как правило, нигде не указываются. “В общем, я тебе заплачу, ты за меня сыграешь, а я всем скажу, что это я сыграл”. “Музыкальные негры”, короче.

Так вот, Хэл Блейн зарабатывал себе на жизнь подобным трудом. Играл чужие произведения на чужих же альбомах. Но, как любому творческому человеку, ему хотелось воплотить в жизнь и что-то свое.

В 1965-м году у него уже вышел собственный альбом инструментального серф-рока под названием “Drums! Drums! À Go Go”. А теперь, спустя 2 года, Хэл решает записать “Psychedelic Percussion”.

Времена изменились, с ними и музыкальные вкусы поколения. Если в начале 60-х был популярен серф, то во второй их половине - что-то хиппово-психоделичное. Блейн сам не единожды принимал участие в записях психоделических и околопсиходелических исполнителей. Среди них были The Beach Boys, The Byrds, Love, The Grass Roots, The Zodiac, The Monkees, Томми Рой, Нэнси Синатра и Скот МакКензи. И, раз Хэл уже достаточно “набил руку” в этом жанре, решение записать психоделический альбом вполне закономерно.

Конечно, будучи барабанщиком, полностью записать лонгплей, исключительно своими силами, он не мог. Вышло бы, наверное, слишком скучно. На помощь Блейну пришли его коллеги, такие же “не тщеславные” парни, как он - сессионные музыканты. Это были: электронщик Пол Бивер (Paul Beaver), пианист Майк Лэнг (Mike Lang) и два дополнительных перкуссиониста - Эмиль Ричардс (Emil Richards) и Гэри Коулман (Gary Coleman).

Пол Бивер
Благодаря Полу Биверу, альбом, строящийся на блейновских партиях, с обилием ритмических сбивок и прочей “барабанной выдрючки”, получил интересную электронную подложку.

В арсенале у музыкантов, помимо всевозможных барабанов, гонгов, бонгов, конгов, шейкеров, ксилофонов, металлофонов, литавр, тамбуринов, кастаньет и прочих побрякушек (всего, до чего у Хэла Блейна рука дотянулась), присутствуют клавишные, челеста, электроорган и синтезатор Муга. А вот всем привычных гитар там вообще нет! Как и вокала.

В общем, это были такие психоделические инструменталы, с заметным влиянием джаза и электронной музыки. И все это с упором на барабаны!
Неплохо бы звучало в качестве саундтрека к фантастическому фильму, как мне кажется...

Что касается общей концепции альбома (да-да, он был еще и концептуальным!) - это, своего рода, “Времена года”. Уж не своеобразный ли это привет Вивальди и Чайковскому?! На альбоме 12 композиций, каждая из которых соответствует какому-нибудь месяцу календаря, и выражает свое, определенное “настроение”, или “хипповое понятие” (из американского молодежного сленга).
Вот только начинается “блейновский календарь” не с января, а с декабря, и заканчивается ноябрем...
Хотя в безумные шестидесятые и не такое бывало!

Сопродюсером всего этого дела (совместно с самим Блейном) выступил Стив Барри (Steve Barri) – весьма известный американский деятель музыкальной индустрии. Барри - один из владельцев лейбла Dunhill Records, артистом коего, Хэла Блейн являлся, в ту пору. В преддверии выхода блейновского альбома, им даже был выпущен сингл с двумя композициями оттуда: “Love-In (December)”/“Wiggy (November)”. Вышел он в июле 67-го.



Оборот пластинки
Ну а сам альбом “Psychedelic Percussion” был пущен в тираж лейблом Dunhill Records (DS 50019) в сентябре 1967-го года. Оформлением конверта пластинки занимался лос-анджелесский дизайнер Джордж Вайтмен (George Whiteman) – автор немалого числа крутых психоделических обложек.






Практически, след в след за “Psychedelic Percussion”, блейновскую идею инструментально-психоделического альбома-календаря, повторил его соратник – перкуссионист Эмиль Ричардс.
Его пластинка будет называться “Stones”, а группа сессионщиков, с которой Эмиль запишет ее - New Sound Element, куда вошел еще один соратник Хэла Блейна – Пол Бивер, играющий на синтезаторе Муга. Так что, и по саунду “Stones” – тоже походил на “Psychedelic Percussion”! Зато, начинается ричардский календарь, правильно, с января, а не с декабря, как у Блейна.

Хотя, по большому счету, и Блейн и Ричардс почерпнули идею “психоделического календаря” из альбома “Cosmic Sounds” студийного проекта The Zodiac, над которым вместе работали в начале 67-го (Пол Бивер там тоже поучаствовал). А идея принадлежала Джеку Хольцману – главе лейбла  Elektra Records, для которого и записывался этот альбом. Только там, скорее был не календарь, а гороскоп, да и вокал присутствовал.



Вернемся к Хэлу Блейну:
Спустя месяц после выпуска “Psychedelic Percussion” (то есть в октябре 67-го), у Блейна состоялся еще один релиз на  Dunhill Records. Это был сингл “The Invaders”/Secret Agent Man, как и предыдущие работы Блейна, спродюсированный Стивом Барри. В плане стиля, однако, он заметно отличался от того экспериментаторства, что было на “Psychedelic Percussion”. Синтезатора Муга там уже не было, зато появился бэк-вокал и гитары. Короче, это был серф. Хотя, оно и неудивительно, поскольку обе композиции, на самом деле, были записаны еще за 2 года до “Psychedelic Percussion”, в 1965-м году.

Затем последовало продолжительное затишье в сольной карьере Блейна. Он вернулся к своей основной деятельности – работе сессионного музыканта.
В 1968-м он выпустит еще один альбом. Называться он будет “Have Fun!!! Play Drums!!!”. На нем уже будет заметно влияние не только психоделии и джаза, но и зарождающегося тогда прог-рока.
А что, “всему свое время”, и “каждому времени - свой стиль”!

Треклист альбома такой:

  Love-In (December) (H.Blaine)
  Freaky (January) (H.Blaine)
  Flashes (February) (H.Blaine)
  Kaleidoscope (March) (H.Blaine)
  Hallucinations (April) (H.Blaine)
  Flower Society (May) (H.Blaine)
  Trippin' Out (June) (H.Blaine)
  Tune In-Turn On (July) (H.Blaine)
  Vibrations (August) (H.Blaine)
  Soulful (September) (H.Blaine)
  Inner-Space (October) (H.Blaine)
  Wiggy (November) (H.Blaine)

суббота, 27 августа 2016 г.

Безальбомные герои - Strawberry SAC


Из нашей новой статьи вы узнаете:
1) Почему главный хит американской психоделической команды Strawberry Alarm Clock - “Incense And Peppermints” поют не они.
2) Как разменять “6 пенсов” на “Земляничный Будильник”.
3) Как из двух гаражных рок-групп получить одну психоделическую.
4) Как заработать на “эксплуатации детского труда” и пропаганде наркотиков (самим при этом их не употребляя).
5) Почему карьера в МакДоналдсе предпочтительнее, чем карьера в рок-группе.
6) И, наконец, что может быть еще земляничнее, чем “Земляничный Будильник”.

Ответы на эти и многие другие вопросы – читайте далее!

Знаменитая психоделическая группа Strawberry Alarm Clock истоками уходит в другую лос-анджелесскую команду - Thee Sixpence (да, именно так с “Thee”, вместо “The” – на латиноамериканский манер). Thee Sixpence исполняли еще не психоделию, но гаражный рок, приправленный клавишными. В чем, в значительной степени, крылись предпосылки для будущего психоделичного звучания...

Весной 1967-го года, музыканты Thee Sixpence работают в голливудской студии Original Sound Recording над своим 5 синглом. Да, да, пятым! Свою карьеру группа начала еще в 1965-м, а в промежуток с 66-го по 67-й год у них вышло 4 сингла, записанных, правда, в разных составах. Как и у многих молодых групп, коллектив Thee Sixpence не отличался стабильностью и часто менялся. Все потому, что не было финансового успеха, способного сплотить его участников. А неприбыльное дело - не так жалко бросать! Никому не удается сразу же добиться славы The Beatles, но всем хочется.
Репертуар Thee Sixpence не отличался особой оригинальностью. Хотя в группе собрались довольно сильные музыканты, своим композиторским способностям они, по всей видимости, доверяли мало и делали упор на чужие сочинения. Например, своих более знаменитых земляков – Love, а также британцев The Rolling Stones и The Kinks. Свои сочинения, у Thee Sixpence, конечно, тоже были, но их количество в репертуаре, явно уступало многочисленным каверам.

В общем, карьера у Thee Sixpence шла ни шатко и ни валко. Звезд с неба они не хватали, но и лузерами отнюдь не были. Кое-какой доход со своей деятельности они имели, и своей фирме прибыль приносили. Даже являлись там основной “золотоносной курицей”! Но, каков курятник, таковы и куры…

Билл Холмс
Контора, выпускавшая их, патриотично называлась All-American Records, но была мелким предприятием. Заведовал ею Биллу Холмсу (Bill Holmes) – по совместительству, менеджеру Thee Sixpence. Основным источником дохода этого человека, был супермаркет, коим он владел, а продажа музыки в то время, была его побочным заработком. Хотя, в начале 60-х, Холмс и сам музыкой занимался, как исполнитель (у него даже один рок-н-рольный сингл вышел под псевдонимом Fat Daddy Holmes). Весьма ушлым чуваком покажет себя этот Билл (настоящий делец!), как вы узнаете из дальнейшей истории…

Состав Thee Sixpence, по состоянию на весну 1967-го, был таков:

1)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
2)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара.
3)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные.
5)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

Как видите, здесь кого-то не хватает. А именно – вокалиста! Вообще, все участники Thee Sixpence сносно пели, но раньше у них был лидер-вокалист – Майк Лучано (Mike Luciano), который недавно покинул состав группы.

Фрэнк Слэй
Несмотря на столь неполный состав, группа (а в особенности их менеджер), решают подойти к записи 5-го сингла очень серьезно. Видно крайне необходим был музыкальный прорыв, чтобы позволить музыкантам и All-American Records остаться на плаву. Для начала, продюсировать будущую сорокапятку группы Билл Холмс решает не сам лично (как он это делал ранее), а привлекает к студийной работе профессионального продюсера. Его звали Фрэнк Слэй (Frank Slay). Фрэнк - человек со страшной фамилией (“slay” – умерщвлять), на счету которого было несколько спродюсированных хитов.
Именно приход Фрэнка стал поворотным моментом в карьере Thee Sixpence.

Пол Бафф
Итак, Thee Sixpence работают в Original Sound Recording с Фрэнком Слэем, и звукоинженером Полом Баффом (Paul Buff). Пол - талантливый чувак, который работал с кучей андеграундных и знаменитых артистов разнообразных жанров (собственно, с Thee Sixpence он тоже ранее работал).

Первым треком, записанным ими в марте 67-го, стала инструментальная композиция, под условным названием “One More Try”, являющаяся совместным сочинением клавишника Марка Вейтца и гитариста Эда Кинга.
Да, вторым “озарением” Билла Холмса и его подопечных (помимо того, что они нуждаются в продюсере - профи), стало то, что в 1967-м году, на чужих хитах уже было “далеко не уехать”. Чтобы зацепить слушателей, требовался эксклюзивный материал. Поэтому музыкантам Thee Sixpence в темпе пришлось осваивать композиторские навыки.
Билл Холмс уже наметил этот инструментал, в качестве будущего бисайда для сингла (предварительно, правда, переименовав его в “The Happy Whistler”), как вдруг в дело вмешался Фрэнк Слэй. Он увидел в этой вещи большой потенциал, вот только требовалось, как следует над ней поработать.

Однако, музыканты Thee Sixpence, несмотря на все старания и давление со стороны продюсера, так и не смогли превратить ее во что-то толковое. “Сломав все копья” они уже слезно молили Фрэнка Слэя оставить все как есть, но тот был непоколебим. Если песню не удается дописать самим Thee Sixpence, за них это сделает кто-нибудь другой! А что, распространенная практика в музыкальном бизнесе, привлекать к созданию хитов сторонних авторов, сессионных музыкантов… Цель, оправдывает средства!

Альбом The Rainy Daze
Фрэнк Слэй записывает инструментальный трек на пленку и посылает ее в Колорадо-Спрингс, двум своим знакомым: поэту Джону Картеру (John Carter) и музыканту Тиму Гилберту (Tim Gilbert). Он просит Тима и Джона довести мелодию до ума и написать к ней слова. Тим являлся гитаристом местной фолк-психоделической команды The Rainy Daze (на барабанах там играл его брат - Кип). Джон же, не владевший никаким инструментом, членом The Rainy Daze не являлся. Зато он был соседом Тима по комнате, а еще, что немаловажно, был хорошим сочинителем текстов, что сделало его соавтором многих вещей для The Rainy Daze. Ну а Фрэнк Слэй был продюсером этой группы.

Acapulco Gold
Не так давно, Джону и Тиму удалось написать хит - “That Acapulco Gold”. Эта вещь воспевала соответствующий сорт марихуаны, наиболее любимый в народе, а потому, мгновенно принесла The Rainy Daze “респект от людей с понятиями”. “That Acapulco Gold” вышла в декабре 66-го, а к февралю 67-го была уже на 70-м месте американского хит-парада.
Фрэнк Слэй не сомневался, что и на этот раз Картер и Гилберт выдадут “клевый” текст, который поможет его новым подопечным - Thee Sixpence, завоевать признание у хипповой молодежи.

И они не подкачали! Новое произведение, основанное на инструментале Кинга и Вейтца, называлось “Incense And Peppermints” (Благовония и сладости) и, хоть не обладало столь же прямолинейным текстом как “That Acapulco Gold”, содержало немало завуалированных намеков на всякие “расширяющие, успокаивающие и веселящие” субстанции. В общем, кому надо – тот поймет!

Картер и Гильберт посылают пленки с демо-записью песни обратно в Лос-Анджелес. Слэй вновь приглашает Thee Sixpence в студию, чтобы записать чистовой вариант “Incense And Peppermints”. Однако дело это оказалось не из легких. Басист коллектива – Гари Лавтро, недостаточно хорошо справлялся со своей партией. Гари, в плане исполнительского мастерства, всегда несколько недотягивал до уровня своих коллег (“настоящий басист”, много ли с него возьмешь?). Раньше, когда группа исполняла более простую музыку, это не было столь заметно, но теперь - стало.

Поэтому в студию пришлось позвать еще одного музыканта – молодого паренька по имени Стив Бартек (Steve Bartek), чтобы он добавил свою партию бас-гитары, к той, что записал Гари.

Еще большие трудности возникли при записи вокала. Сначала предполагалось, что “Incense And Peppermints” будет петь ритм-гитарист Thee Sixpence – Ли Фриман. Но он наотрез отказался это делать, сочтя текст, присланный Картером – полнейшей чушью. Он, как и другие ребята из Thee Sixpence – наркоманом не был, а потому, в наркоманский сленг не врубался. Фриман – отказался, а у остальных, более сговорчивых (хоть и не врубившихся) членов группы, не получилось записать достойную вокальную партию.

Shapes Of Sound (Манфорд с подсолнухом)
Тут в дело вмешался Билл Холмс: “Не беда” - сказал он. “Есть один парень из другой группы, он поет – что надо!”
Паренька звали Грег Манфорд (Greg Munford), а “другой группой” были Shapes Of Sound, чьими делами тоже заведовал Билл Холмс.

Грега Манфорда можно назвать вундеркиндом. Сын оперного певца, занимающийся музыкой чуть ли не с младенчества, с легкостью освоивший игру почти на всех видах муз. инструментов (то есть - мультиинструменталист), обладавший сильным и “чистым” голосом, талантами поэта и композитора.
Манфорд потратил час, на то, чтобы выучить текст, зато на запись ушло всего 15 минут. Всего со второй попытки, Грег сделал то, над чем Марк Вейтц, Эд Кинг,  Гари Лавтро и Джин Ганнелс бились уже немало времени: идеально спел “Incense And Peppermints”.

Тут я, правда, должен развенчать один миф, который существует вокруг этой сессии:

Во всех интервью с участниками Strawberry Alarm Clock, касающихся “Incense And Peppermints”, музыканты твердят одно: дескать, Грег Манфорд был младше всех их, и на момент записи ему было 15-16 лет.
Уж не знаю, с чего они это взяли, может быть, Грег, просто, столь юно выглядел?!

На самом деле, Манфорд родился в июне 1949-го. Соответственно, весной 1967-го ему было 17 лет – столько же, сколько большинству участников Strawberry Alarm Clock/Thee Sixpence. Джин Ганнелс родился в июле, Эд Кинг - в сентябре, Гари Лавтро - в октябре, Ли Фриман - в ноябре, все того же 49-го! По годам, Грег уступал лишь двадцатиоднолетнему Марку Вейтцу, родившемуся в ноябре 1945-го.
А про юный возраст, это они, скорее всего, путают Грега Манфорда с другим участником записи - Стивом Бартеком. Стив родился в январе 1952-го, и именно ему в 1967-м было всего 15 лет!
Так-то!

Waterfyrd Traene
Но вернемся к Incense And Peppermints. Когда основной вокал и инструментальные части были готовы, для придания песне пущего лоска, решили записать еще и бэк-вокал. Поскольку, Thee Sixpence пение “Incense And Peppermints” давалось с трудом, на помощь группе вновь пригласили стороннего участника. Музыканты Thee Sixpence дружили с ребятами из другой рок-группы со странным названием - Waterfyrd Traene. Их барабанщик Рэнди Сол (Randy Seol), хорошо пел и присоединился к Thee Sixpence на записи бэк-вокала к “Incense And Peppermints”.

Рэнди Сол окажется вдвойне полезен нашим героям, когда, вскоре после записи “Incense And Peppermints”, Thee Sixpence, неожиданно, решает покинуть барабанщик Джин Ганнелс.
Казалось бы, у него нет никаких мотивов, чтобы уходить! Джин отлично ладил с коллегами (в отличие от Гари Лавтро, которого остальные музыканты недолюбливали за слабую игру). Да и момент он выбрал самый неподходящий – когда работа над новым многообещающим синглом шла полным ходом...

Так почему он ушел? Джина поступил так по настоянию своей девушки. Она уже давно пилила его, чтобы он бросал заниматься всей этой фигней типа рок-н-ролла, и нашел себе нормальную работу. Наверняка, Джину был поставлен ультиматум, в духе: “Выбирай: либо я, либо группа?!”.
Да, друзья мои, Джин Ганнелс променял музыку на бабу, и ушел из Thee Sixpence, несмотря на то, что остальные участники команды буквально умоляли его остаться.

Что самое смешное, следующим местом работы Джина стал МакДоналдс. “Удобный график работы, дружный коллектив, достойная зарплата, возможности карьерного роста, вкусная и здоровая пища”…

Ну, а место Джина Ганнелса в Thee Sixpence теперь занимал Рэнди Сол. С ним, на барабанах, группа и записала вторую песню для будущего сингла – “The Birdman Of Alkatrash”. Эта композиция была немного в духе старых вещей Thee Sixpence. Ее автор - клавишник Марк Вейтц. Он же ее и спел.

Постер фильма
Название  “The Birdman Of Alkatrash” пародирует известный фильм “Любитель птиц из Алькатраса” (Birdman Of Alcatraz). Эта драма вышла в 1962-м году, и была четырежды номинирована на Оскар. В основе сюжета лежит реальная история человека по имени Роберт Страуд (Robert Stroud). Судьба Роберта – нелепа и трагична. Отец Роберта был алкоголиком и часто избивал сына, поэтому он сбежал из дома в 13 лет. Далее последовала “босяцкая жизнь”. В 18-лет Роберт встречает свою любовь, 36-летнюю Китти О’Брайан - наркоманку и проститутку. Спустя год (в 1909-м году) случилось следующее: один клиент воспользовался Китти, ничего не заплатил, и даже избил ее. Роберт, отличающийся вспыльчивым нравом, решает устроить самосуд и убивает обидчика своей возлюбленной. Ну и в результате получает 12 лет тюрьмы.

Однако и там, Страуд не успокаивается! В 1916-м году, когда половина срока была уже отмотана, Роберт ссорится с одним из охранников тюрьмы (тут, надо сказать, это скорее охранник ссорится с Робертом). У них завязывается драка, в которой Роберт убивает обидчика. Закон особенно строг, по отношению к тем, кто осмелился поднять руку на его представителей, и теперь Страуду светит высшая мера. Но, проведя 4 года в ожидании петли, Роберт с облегчением узнает, что его казнь заменяют пожизненным заключением. Впоследствии, за свое хорошее поведение, он получает разрешение держать в своей камере птиц - канареек. Сидя в “одиночке”, Страуд, сосредоточил все свое внимание на птицах, изучая их поведение и здоровье. Имея весьма скудные возможности, Роберт, тем не менее, находит способы лечения нескольких доселе неизлечимых птичьих болезней, и пишет 2 книги, желая поделиться своими открытиями с остальным миром. Эти публикации приносят ему известность как серьезного ученого-орнитолога. Можно даже сказать, что Страуд становится звездой от орнитологии!

Страуду приходят миллионы писем, его начинают регулярно навещать толпы поклонников и единомышленников, многие посетители тюрьмы покупают у Роберта канареек, которых он теперь разводит у себя в камере, почти в “промышленных” масштабах. Начинаются разговоры о том, чтобы вообще, добиться от суда освобождения Роберта Страуда. Не же держать светило орнитологии в клетке?! (такой вот каламбур)

Такое внимание общественности к одному-единственному заключенному, конечно же, не могло понравиться начальству тюрьмы, которому оное доставляло кучу проблем. Поэтому, в 1931-м году они ограничивают Страуда в праве на личную переписку, запрещают заниматься научной деятельностью, а всех птиц -  отбирают.
Роберт же, за годы отсидки, регулярно посещавший тюремную библиотеку, а потому, нехило поднаторевший не только в орнитологии, но и в юриспруденции, начинает борьбу за свои права.

За стенами тюрьмы, тем временем, поднимается нехилая буча. Проводятся митинги, 50000 человек направляют петицию с требованием разрешить Страуду держать птиц, а заключенного навещает сам президент страны – Герберт Гувер. 

Но, тюрьма, это вам не санаторий и не НИИ! Держать пару птиц и вести за ними наблюдения, Роберту, в конце концов, разрешили, однако суд наложил вето на публикацию его исследований, а также, по-прежнему ограничивали его личную переписку. В тюрьме, Роберт напишет еще 2 книги, но они будут изданы только после его смерти.

Все эти лишения, и многолетняя борьба с администрацией тюрьмы, не могли не сказаться на душевном здоровье Роберта. У него, вынужденного теперь, всю оставшуюся жизнь “писать в стол”, стали возникать неконтролируемые вспышки агрессии. А ведь он и раньше-то не был тихоней! Что дало повод тюремным медикам признать Роберта Страуда буйным, невменяемым и особо опасным. На этом основании, в конце 1942-го года, его переводят в другую тюрьму, с режимом “построже”. Причем не абы куда, а в зловещий Алькатрас!

Роберт Страуд
Уж там-то ему будет не до птичек! Остаток жизни, Роберт проведет в Алькатрасе, в бесплотных попытках добиться от тамошней администрации перевода его в “нормальную” тюрьму.
Умер Роберт Страуд в 1963-м, в возрасте 73-х лет. Спустя год, после выхода фильма о нем. Который он сам, конечно же, не имел возможности посмотреть. Так что в названии фильма “Любитель птиц из Алькатраса” содержится горькая ирония: в Алькатрасе, как раз, у Роберта никаких птиц не было.

Такое вот долгое отступление…
Но, вернемся в 1967-й. Итак, студийная работа над будущим синглом была завершена. Но, до его выхода предстояло решить еще кое-какие вопросы.
Например, продюсер Фрэнк Слэй считал, что название группы Thee Sixpence – не канает. “Какой еще шестипенсовик?! Что за "привет Британская Корона"?! Вы откуда вообще, ребята?! Из какого века?! Оглядитесь вокруг, времена меняются, люди, вон, волосы отращивают…” Короче, музыкантам нужно было взять себе новое “хипповое” название. Еще одной причиной, по которой стоило сменить имя – было то, что в США существовало несколько групп с похожими названиями. Например, The Sixpence – в штате Мичиган и The Six Pents – в штате Техас.

Обложка битловского сингла
Главной зацепкой, в поиске нового названия, для наших героев, стало слово “земляника” (strawberry). Пару месяцев назад (в феврале 1967-го) кумиры молодежи – британцы The Beatles, выпустили на свет свое новое творение – песню “Strawberry Fields Forever”, явившее собой шедевр психоделической музыки. Теперь все землянично-клубничное было в моде!
Молодые музыканты определенно знали, что хотели бы быть “Земляничным” чем-то… Но, чем?!

Вот, как сами они рассказывают о рождении их названия: “Мы сидели и размышляли о словах, которые неплохо сочетаются с "Земляникой". Перебрали кучу вариантов, но все было бес толку. И вот когда повисла тишина (а дело было в гостиной дома родителей Марка Вейтца, где мы обычно репетировали музыку), внезапно зазвонил будильник! Он был неисправен, поэтому издавал весьма странные звуки, да и вообще, звонил не вовремя”.

Фрэнку Слэю и Биллу Холмсу тоже понравилось новое имя группы. “Оно такое необычное!” – сказали они. Так Thee Sixpence стали “Земляничным Будильником” (Strawberry Alarm Clock, сокращенно - SAC)!


Вторым вопросом, который предстояло решить – кого указать в качестве авторов “Incense And Peppermints”. Билл Холмс считал, что указать надо всех членов группы, плюс Джона Картера и Тима Гилберта. А еще его – Билла Холмса. “Раз я финансировал вашу запись, значит я – соавтор!” - считал он. В принципе, музыканты были с ним солидарны.
А Фрэнку Слэю это показалось полным бредом. Где ж это видано, чтобы в качестве авторов указывалось 8 человек?! Фрэнк твердо сказал, что максимум, сколько можно указать – это 4 человека. Пока музыканты и их менеджер спорили, кого же, в конечном счете, указать, а кого “оставить за бортом”, терпение Слэя подошло к концу. Пора уже было сдавать сингл в печать, а музыканты все никак не могли придти к какому-либо окончательному решению. Так что он плюнул на все, и указал в качестве авторов “Incense And Peppermints” только своих корешей Картера и Гилберта, автоматически закрепив за ними все копирайты.

Тогда еще, в апреле 1967-го, когда сингл вышел на All-American Records, “неверные копирайты” не казались музыкантам SAC такой уж большой проблемой. Еще неизвестно было, выстрелит ли сингл, да и вообще бОльшие надежды они возлагали на “The Birdman Of Alkatrash”, нежели на “Incense And Peppermints”. Чувствовали видимо, что “Благовония и сладости” выбивается из их привычного стиля, да и вообще, немного “не их” вещь. На заглавной стороне сорокапятки помещалась именно “The Birdman Of Alkatrash”. “Incense And Peppermints” ютилась на стороне “B”. А в те времена, бисайдами редко кто интересовался. Музыкальные автоматы и ди-джеи, обычно, крутили только то, что было на стороне “A”.

Но на этот раз, все пошло не как обычно. Радио ди-джеи, проигнорировали гаражно-роковую “The Birdman Of Alkatrash”, с ее нелепым кряканьем (да и вообще, напоминающую творчество другой лос-анджелесской группы - The Seeds). Зато, принялись дружно крутить “Incense And Peppermints”.

Тогда-то проблема копирайта стала острей! Песня уверенно поднимается в хит-параде, продажи пластинки растут, а музыканты не имеют с этого ни гроша. Добро пожаловать в мир Большого шоу-бизнеса! Всю прибыль от “Incense And Peppermints” делят между собой Фрэнк Слэй с Биллом Холмсом (как продюсеры) и Джон Картер с Тимом Гилбертом (как авторы).

Плакат тура
Музыканты собирались уже подать в суд на своих менеджера и продюсера, но “Incense And Peppermints” уже дала такой резонанс, что группе поступило предложение от William Morris Agency – крупнейшего концертного агентства США. На конец 1967-го года было запланировано турне знаменитых The Beach Boys. В нем также участвовали Buffalo Springfield и The Soul Survivors. А теперь и SAC выпал шанс, стать частью шоу. Ввяжись SAC в судебные тяжбы, ни о каком участии в турне не могло быть и речи. И вот, боясь, что столь выгодная сделка может сорваться, SAC запихивают свою гордость куда подальше, и смиряются с тем “фактом”, что “Incense And Peppermints” написали не они.
Но, зерно недоверия, между музыкантами и их менеджером было посеяно...

Если уж официальные члены SAC пролетали с деньгами за “Incense And Peppermints”, то стоит ли говорить, что ни певец Грег Манфорд, ни экс-ударник SAC - Джин Ганнелс, ни музыкант Стив Бартек - не получили за свою работу ни цента?!

А с Фрэнком Слэем, тем временем связались люди с UNI Records – фирмы, куда более крупной, чем All-American Records и купили у него права на переиздание “Incense And Peppermints” за 2500$. Хорошие деньги для одного человека, жаль, что только, по справедливости, они должны были полагаться целой группе.

Это кстати была распространенная тактика UNI Records, выкупать права на перспективных исполнителей у маленьких лейблов, чтобы  перевыпускать их у себя, куда большим тиражом. То же самое произошло с The Rainy Daze, которые дебютировали с “That Acapulco Gold”/“In My Mind Lives A Forest” на Chicory Records в конце 66-го, а в 67-м были переизданы UNI Records. То есть, Фрэнк Слэй и там и тут бабла срубил!

19 мая 1967-го года UNI Records перевыпускают дебютный сингл Strawberry Alarm Clock. При новом издании, стороны сорокапятки поменялись местами: “Incense And Peppermints” был теперь на стороне “A”, а “The Birdman Of Alkatrash” отправился на бисайд.
“Благовония и сладости” уверенно продолжают движение к вершинам хит-парадов, а посему, UNI Records предлагают Фрэнку Слэю, Биллу Холмсу и их подопечным, контракт на выпуск целого альбома. Срок на это, лейбл, правда, предоставил им, ну очень маленький. Но музыканты рады были ухватиться за любую возможность. Надо же, как все сложилось: еще вчера они были в андеграунде, а сегодня вся страна слушает их, и ждет долгоиграющую пластинку!

По возвращению в студию Original Sound Recording, группа, вновь предстает перед своими старыми проблемами. Во-первых, нехватка оригинального материала. Во-вторых, слабая игра басиста Гари Лавтро. Ко всему этому добавилось еще то, что публика и лейбл ждали от них чего-нибудь в духе “Incense And Peppermints”. Ну и конечно, сроки на запись, которые поджимали.

Что касается проблемы с Лавтро - самым простым выходом для SAC было бы уволить его, взяв нормального музыканта. Но это оказалось невозможно, ведь UNI Records заключили контракт с каждым из музыкантов поименно. То есть, записав альбом без Гари Лавтро, группа нарушила бы контрактные обязательства.

Проблему нехватки песенного материала и отсутствия толкового басиста, SAC решили с помощью Waterfyrd Traene. Двух зайцев одним выстрелом! Барабанщика Рэнди Сола они уже переманили к себе ранее, так почему бы не переманить еще и бас-гитариста?! Waterfyrd Traene не имели контракта с какой-либо фирмой звукозаписи, поэтому их басист Джордж Баннелл (George Bunnell) был рад предложению стать частью Strawberry Alarm Clock. Для него это был явный карьерный рост. Теперь в SAC играло сразу 2 басиста, а самих музыкантов было аж 6 человек!

Джим и Стив Бартек
Паренек, сыгравший в “Incense And Peppermints” на басу - Стив Бартек, был соседом и приятелем Джорджа Баннелла. У Стива был старший брат Джим, который некоторое время играл в одной группе с Джорджем (коллектив назывался PSSST!). Стив и Джордж, на пару, сочинили для Waterfyrd Traene немало песен, которые SAC собирались теперь включить в будущий альбом, и тем самым, компенсировать нехватку своего материала.

При этом сам Стив Бартек членом Waterfyrd Traene не являлся. У Стива - замечательного сочинителя и исполнителя (он и на духовых мог и на различных струнных), было 2 серьезных недостатка: возраст (в 1967-м ему было всего 15) и строгие родители, которые категорически запрещали играть в рок-группах. Его бы и в Strawberry Alarm Clock с удовольствием взяли, да - не судьба! Снова родители запретили.

Дебютный альбом SAC
Это, впрочем, не помешало Стиву, появиться в студии с флейтой, и сыграть в нескольких композициях для альбома. При выходе пластинки, его участие в записи, конечно же, не укажут (как и Грега Манфорда с Джином Ганнелсом), но хотя бы в список авторов включат. Strawberry Alarm Clock доблестно справились с работой, записав отличный альбом всего за неделю! По выходу (в декабре 67-го), эта пластинка, будет по достоинству оценена публикой. Она займет 11 место в американских чартах.

Грегу, спевшему “Incense And Peppermints”, тоже предлагалось членство в SAC. Но он отказался, так как был верен своей собственной команде Shapes Of Sound и верил, что с ними он сможет добиться, даже больших успехов, чем SAC. Однако, согласился присоединиться к SAC на нескольких их живых выступлениях, в качестве “специального гостя”. Например, на знаменитом шоу 8 сентября 1967-го, в Анахайме (пригород Лос-Анджелеса), где американцы Strawberry Alarm Clock и The Sundowners разделили сцену с британцами The Who и Herman’s Hermits.

Манфорд вспоминает об этом дне: “Мы были большими поклонниками The Who и знали, что они завершают свои шоу погромом инструментов. Поэтому я расположился на сцене за кулисами, когда The Who доигрывали "My Generation", и успел прихватить себе гриф от гитары Пита Таусенда.”

Strawberry Alarm Clock тоже отличились на этом шоу: отожгли в прямом смысле этого слова! Их технический персонал сконструировал устройство, которое крылось под цветастой рубашкой Рэнди Сола, с трубками внутри его рукавов, по которым подавался газ. Во время игры на барабанной установке, руки Рэнди извергали пламя. Устройство это, правда, показалось самому Рэнди Солу слишком опасным, поэтому за всю свою карьеру он воспользовался им лишь трижды. Тогда, в Анахейме, как раз, был первый раз.

Но, с этого момента глав. героем нашей истории будет именно Грег Манфорд, а не ребята из Strawberry Alarm Clock! А посему, позвольте рассказать о составе его родной группы. Shapes Of Sound (Звуковые образы) состояли из:

1)    Грег Манфорд (Greg Munford) – вокал, соло-гитара и клавишные.
2)    Дэвид Аткинсон (David Atkinson) – ритм-гитара.
3)    Ричард Бэтчелор (Richard Batchelor) – бас-гитара.
4)    Крис Картер (Chris Carter) – барабаны.

Еще в апреле 1967-го, когда Strawberry Alarm Clock/Thee Sixpence завершали работу над своим дебютным синглом, готовились к его выпуску и спорили по поводу копирайтов, манфордская команда работала над своей будущей сорокапяткой.

Все в той же студии Original Sound Recording, все с тем же звукоинженером Полом Баффом (вот только без помощи профессионального продюсера Фрэнка Слэя), Shapes Of Sound записали 4 вещи: “Twisted Conversation” и “Is It Love” (обе - авторства Грега Манфорда), “Lost Weekend” (авторства всей группы), и “In Too Deep” (авторства Манфорд-Бэтчелор).

Двум из них предстояло стать дебютной сорокапяткой Shapes Of Sound. Ими стали “Lost Weekend” и “Twisted Conversation”.
“Lost Weekend” была довольно простой рок-песней, слегка “психоделизированной” псевдо-восточными проигрышами и скрежетанием медиатора по струнам.
Куда больший интерес, с музыкальной точки зрения, представляла “Twisted Conversation”, в которой Грег Манфорд применил свои навыки мультиинструменталиста, записав партии всех инструментов без помощи коллег. Тревожные клавишные, странные подпевки, все это придает песне “мистическую” атмосферу. Грег, выступивший здесь еще и в роли продюсера (остальные записи группы спродюсировал Билл Холмс), применил необычный студийный трюк, местами ускоряя, а местами замедляя воспроизведение пленки, используя это для получения таких “странных” подпевок, и кое-где в инструментальной части. В общем, поступил как настоящий экспериментатор! Пол Бафф вспоминал, что “Twisted Conversation” – это одна из самых необычных и чудесных композиций, с которыми ему, доводилось работать. А ведь он к тому времени уже записывал такого “странного типа”, как Фрэнк Заппа! Думаю, такая оценка профессионала - говорит о многом.

Релиз “Lost Weekend”/“Twisted Conversation” на виниле, состоялся не так скоро, как хотелось бы самим Shapes Of Sound. Он произошел только в сентябре 1967-го. В связи с ажиотажем вокруг “Incense And Peppermints”, Билл Холмс куда больше внимания уделял делам SAC, нежели другим своим артистам. Он был слишком занят организацией живых выступлений и студийных сессий “Будильника”, а также продвижением их песен на радио. Все это, старания, естественно, воздавались ему сполна, в виде потока хрустящих зеленых купюр. А вот сингл Shapes Of Sound, выйдя на холмсовской лейбле All-American Records, большой прибыли не принес, и не был никем особо замечен. “Плохие песни!”

Не знаю, много ли концертов дали Shapes Of Sound после провала своей сорокапятки, и сколько длилась их дальнейшая карьера, но я думаю, что недолго. Скорее всего, эта группа распалась тогда же в 1967-м, пополнив список молодых коллективов, не сумевших вовремя добиться успеха.

Несмотря на крах Shapes Of Sound, Билл Холмс понимал, что столь универсального музыканта как Грег Манфорд, все-таки лучше держать под рукой. А поэтому, он, активно привлекал Грега к участию в других проектах своей фирмы.

Например, в ноябре 67-го, Грег сыграет на электрооргане и споет партию бэк-вокала на записях группы Indescribably Delicious (Неописуемо вкусные). Эти парни играли вовсе не психоделию, а соул-рок!


Их сингл “Baby, I Love You”/“Brother, Where Are You?”, выйдет на All-American Records и тоже с нехилым опозданием - в марте следующего года (1968-го). Сказывалась загруженность Билла Холмса по SAC.

Временно отвлечемся от деятельности Манфорда в “холмсовской конюшне” - All-American Records, и снова вернемся к Strawberry Alarm Clock.



Третий альбом SAC
Представим, что на дворе лето 1968-го года. Именно в это время SAC работают над своим новым альбомом, уже третьим по счету! Пластинка получит название “The World In A Sea Shell” (Мир в морской раковине) и поступит в продажу осенью (в ноябре).

Но еще тогда, во время ее создания, внутри Strawberry Alarm Clock наметился раскол. Музыканты были недовольны экономической политикой, которую вел их менеджер – хорошо вам известный, Билл Холмс. Свое недовольство они выразили в простом требовании: чтобы он платил им больше денег (а себе в карман – клал поменьше). В противном случае - они его увольняют!
На этот “наезд” Холмс выдал музыкантам, что-то вроде: “Да вы чего, родные?! Я же для вас так много сделал… И вообще, я болен раком, не знаю, сколько мне жить осталось. В общем, самому сейчас деньги нужны!”.
Не знаю, правдой ли было то, что Билл сказал про свою болезнь? Скорее всего - нет, так как он, до сих пор, вроде как, здравствует. Но тогда, мнения музыкантов разделились. Большая часть из них, в лице Марка Вейтца, Эда Кинга и Ли Фримана (от Гари Лавтро, к тому времени, уже отделались), считали, что проблемы Холмса – это проблемы Холмса. А их они не касаются, а посему он может “идти лесом”. Билла отстраняют от дел группы и увольняют с должности менеджера. C продюсером Фрэнком Слэем, SAC, вскоре, тоже попрощаются.

Ганнелс, Фриман, Кинг и Маршалл
А вот Рэнди Сол и Джордж Баннелл были возмущены решением коллег выкинуть “больного человека на мороз”. В знак протеста они покинули SAC.
Тут, в коллектив, наконец-то смог вернуться их первый барабанщик - Джин “Свободная касса” Ганнелс.
У Джина, между его работой в МакДоналдсе и возвращением в SAC, был кратковременный период участия в другом психоделическом коллективе - Hunger. Об этой группе я уже как-то писал… А с той девушкой, ради которой Ганнелс оставил SAC в 1967-м (когда те, буквально стояли на пороге славы), у него, в итоге - не сложилось.
Такая вот поучительная история.

6-ро в лодке, не считая собаки
Что касается, ушедших Рэнди и Джорджа: осенью 68-го они формируют со своими старыми коллегами по Waterfyrd Traene - новый коллектив. И даже Стива Бартека туда приглашают. Называться они теперь будут Buffington Rhodes.
Это имя они взяли в честь греческого острова Родос, и в честь своего менеджера – Стефани Баффингтон (Stephanie Buffington). Интересный факт – Стефани была девушкой Брайана МакЛина из группы Love (но, некоторое время, встречалась с Артуром Ли). Песня Love “Stephanie Knows Who” – посвящена именно ей.

Состав Buffington Rhodes был такой:

1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал.
2)    Стив Бартек (Steve Bartek) – соло-гитара, флейта.
3)    Рэнди Закуто (Randy Zacuto) – ритм-гитара.
4)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
5)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
6)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны.

Для начала, Buffington Rhodes сочиняют и репетируют новый материал. В связи с успехом Strawberry Alarm Clock (чья музыка, по большей части, была сочинена Баннелом, Бартеком и Солом), они не сомневались, что и как Buffington Rhodes, заинтересуют покупателей пластинок. Стоит только что-то записать!
Музыканты проводят 2 студийных сессии и делают демо-записи 10 своих композиций. Часть из них будет сделана на Sound Factory Recording Studios, где с группой поработал сам Дейв Хассинджер (очень известный продюсер: имел дело с The Rolling Stones, The Byrds, The Monkees, Jefferson Airplane, Grateful Dead и Love). Другая часть - на голливудской Sunset Sound Recorders, где с группой поработал Билл Лазарус (записывал Би Би Кинга, Captain Beefheart & His Magic Band и Music Emporium).


После этого, ребята дают несколько выступлений в родном Лос-Анджелесе, где играют на разогреве у всяких более известных групп и исполнителей (Love, Procol Harum, Chicago, The Moody Blues, Ten Years After и Джефф Бек).
И все, вроде бы хорошо, но внезапно, Buffington Rhodes захлестнула целая лавина несчастий.

Сначала у ребят крадут пленки с записями их песен. Кто их украл неизвестно, и где они теперь - тоже. Поэтому, творчество Buffington Rhodes, до сих пор так и не издано.
Затем, двое участников группы - Рэнди Закуто и Крис Джей попадают в автомобильную аварию. Крис почти не пострадал, но вот Закуто досталось по полной – 27 переломов. Парень оказался на инвалидном кресле и, естественно, выбыл из игры.
Примерно в то же время Стив Бартек заболевает мононуклеозом и на пару месяцев выходит из строя. От себя добавлю: что за время работы над этой статьей, я успел полежать в больничке с таким же диагнозом. Вот уж неприятное совпадение!

Итак, группа недосчитывала обоих гитаристов (временно выбывшего, Стива Бартека и, навсегда выбывшего - Рэнди Закуто). Но даже это не останавливает Buffington Rhodes. Их вокалист Крис Джей берет на себя еще и обязанности гитариста. Музыканты готовятся продолжить концертную деятельность в форме квартета (Джей, Баннелл, Шварц, Сол).

В этот нелегкий для них период, Buffington Rhodes получают предложение от небезызвестного Билла Холмса, устроить мини-турне, в котором они бы выступали под именем Strawberry Alarm Clock. Как ни была нелепа эта затея, но Buffington Rhodes согласились и отправились в тур.
На гастролях группу, кстати, продолжили преследовать всяческие проблемы (но уже не столь драматичного характера). Видимо – это карма!
Например, у них сломался автомобиль, так что Buffington Rhodes/Strawberry Alarm Clock вынуждены были добираться из одного города в другой на железнодорожных поездах.

Вспоминает (и оправдывается) Джордж Баннелл: “Холмс наплел нам такую историю: дескать, вскоре после нашего с Рэнди Солом ухода из Strawberry Alarm Clock, эта группа распалась. А у него (Холмса) остались договоренности с организаторами на несколько выступлений. И поэтому, мы могли бы закрыть эти даты, как Strawberry Alarm Clock. Выручили бы его а, заодно, сами бы подзаработали. Это показалось нам вполне убедительным, и мы согласились…

Первое шоу состоялось в Омахе (штат Небраска), совместно с группой Giant Crab (очередные протеже Билла Холмса). Затем мы сели на поезд до Сан-Диего, где тоже был назначен концерт. Ну а под конец – вернулись в Лос-Анджелес и выступили в Анахаймском конференц-зале (Anaheim Convention Center) (именно в этом месте, в пригороде Лос-Анджелеса, настоящие SAC играли с The Who в прошлом году).

И тут мы узнаем, что на самом деле Strawberry Alarm Clock – нифига не распались!
Естественно, мы явились к Холмсу, и сказали, что не собираемся больше в этом участвовать. Ну и потребовали наши гонорары за те 3 концерта. Но он кинул нас (снова!), ничего не заплатив, сославшись на то, что сам может попасть на бабки из-за того, что мы отыграли не все из запланированных выступлений.

Ах, да, была еще одна группа, которую Холмс отправил как Strawberry Alarm Clock в какое-то южное турне, из-за которого он потом оказался в суде.”

Да уж, вышесказанное хорошо описывает какой человек этот Билл Холмс. А что касается Buffington Rhodes, как они ни хотели получить от Холмса причитающиеся деньги, вскоре им стало не до этого. Приключилась очередная беда – музыканты попались в лапы полиции, имея при себе некоторое количество марихуаны. Теперь им светила тюрьма! Они, правда, из этого дела как-то выпутались, и до реального срока не дошло. Но все равно, некоторое время им пришлось провести под арестом.

Джордж Баннелл упомянул выше еще одну группу, которая выдавала себя за SAC. Расскажем вам о ней:
Еще до того, как отправить Buffington Rhodes/Strawberry Alarm Clock в турне, Билл Холмс собрал в студии Original Sound Recording музыкальный коллектив, коему поручена работа по созданию альбома. И эту пластинку, Холмс намеревался издать не иначе, как под именем Strawberry Alarm Clock!

В составе этих поддельных SAC играли следующие люди (половина из них пришла из Indescribably Delicious, которые недавно распались):

1)    Джим Конрой (Jim Conroy) – вокал.
2)    Гари “Соло” Соломон (Gary “Solo” Solomon) – саксофон, труба, флейта, перкуссия, вокал.
3)    Брюс Тернер (Bruce Turner) – гитара.
4)    Боб Фельдман (Bob Feldman) – бас-гитара, вокал.
5)    Джек Билан (Jack Bielan) – клавишные.
6)    Терри Рей (Terry Rae) – барабаны.

SAC, да не тот!
Для начала, они записывают несколько демок под условным названием The Conroy. Затем, Джима Конроя заменяет Грег Манфорд (для придания группе пущей схожести с SAC) и работа в студии возобновляется с новой силой.

За осень 1968-го, коллектив записывает 11 треков. К работе над ними периодически привлекаются сторонние музыканты и авторы. Например, как минимум в одном треке (“The Difference Between Us”), будет барабанить бывший соратник Грега по Shapes Of Sound – Крис Картер. Соавтором нескольких композиций (“Merry Go Round”, “Sittin’ & Thinkin’” и “Sweet High”) станет подруга Гари Соло - Норма Данмен (Norma Dunman), также известная как Норма Паркс (Norma Parks). Сама Норма на альбоме не играет. А одна песня (“Don’t Say I Didn’t Warn You”), вообще, будет написана на стихи матери клавишника Джека Билана – Розы Кауфман (Rose Kaufman).

В плане стилистики, группа демонстрирует очень широкий разброс. Одни композиции были написаны в жанре психоделической попсы, другие в духе соула (сказывается соул-роковое прошлое Indescribably Delicious), а кое-где даже проглядывался хард-рок. Часть песен спел Грег Манфорд, часть - Гари Соло, часть – Боб Фельдман.

Помимо 11 новых работ коллектива, на альбом планировали включить одну старую запись Грега Манфорда - “Twisted Conversation”, сделанную еще в прошлом году, во времена Shapes Of Sound. Итого, 12 вещей.

Окончив работу в студии, эти музыканты дают ряд выступлений, проходящих, естественно, под вывеской Strawberry Alarm Clock.
То есть, в конце 1968-го года по США гастролировали как минимум три Strawberry Alarm Clock: 2 поддельных и 1 настоящий. Вспоминается история про наш Ласковый май


В конце ноября – начале декабря 1968-го, эти SAC (с Манфордом во главе) участвуют в турне “Караван знаменитостей, шоу и танцы” (Celebrity Caravan Dance & Show), которое представлял Вольфман Джек (Wolfman Jack) – эпатажный ди-джей с радиостанции XERB-AM. Оно прошло по колледжам штата Калифорния, где фейковые SAC, играли там с Giant Crab и некоторыми другими (не-холмсовскими) артистами.

Фейковые SAC даже попадают пару раз на телевидение, где участвуют в музыкальных передачах, таких как “Клево” (Groovy) и “Девятая улица Запада” (9th Street West).

Вырезка из Billboard (28.12.68)
Такая кипучая деятельность (тем более, на территории родной Калифорнии), не могла остаться без внимания настоящих SAC. Естественно, они были возмущены происходящим!
В декабре 1968-го, они подают иск против Билла Холмса и All-American Records, дабы восприпятствовать ему использовать название Strawberry Alarm Clock в своих целях. Судебные баталии затянутся надолго, окончательный вердикт будет вынесен только в следующем году, но уже было понятно, что закон окажется на стороне настоящей группы.



Естественно, Холмс чувствовал, что запахло жареным…
Свой последний концерт холмсовские SAC дадут в июне 1969-го, в рамках двухдневного мероприятия на пляже озера Тахо (на границе штатов Невада и Калифорния). Там с ними сыграли Birmingham Sunday (конечно же – артисты холмсовского лейбла All-American Records) и неизменные коллеги - Giant Crab.

Но дальше эксплуатировать имя Strawberry Alarm Clock им было уже нельзя, по решению суда. Казалось бы, накрылась медным тазом, вся холмсовская авантюра!
Но, нет! Если его людям запрещено теперь называться Strawberry Alarm Clock, то почему бы не назвать их как-нибудь похоже? Например, Strawberry SAC (где “SAC” - это одновременно и “мешочек”, и аббревиатура от Strawberry Alarm Clock). Дескать, мы еще более земляничные, чем “Земляничный Будильник”!

Холмс же, чтоб еще “больнее ужалить” своих обидчиков и экс-подопечных (Вейтца, Кинга и Фримана), создает свое издательское агентство и называет его Alarm Clock Music, а также организует продюсерское бюро Incense & Peppermint Productions. Ох, и сильно же его SAC обидели, коль он так изводился!

После продолжительного затишья (вызванного, надо полагать, юридической волокитой), в сентябре 69-го на лейбле All-American Records все же выходит новый релиз - сингл Strawberry SAC. Он содержит 2 песни: “In Relation” и “Merry Go Round”.
Автором “In Relation” были Боб Фельдман и Джек Билан. По просьбе Холмса они специально сделали ее похожей на “Incense And Peppermints”. Орган Фарфиза, барабанные сбивки, хоровые подпевки, позитивный текст, ну и, конечно же, узнаваемый вокал Грега Манфорда, определенно делали эту вещь потенциальным хитом!
Ну а бисайд “Merry Go Round” был сочинен Гари Соло, Джеком Биланом и Нормой Данмен. Это уже более спокойная вещь, нежели “ураганная” “In Relation”. Звучит очень “по-английски” (в духе британской поп-психоделии). В ее аранжировке используется каллиопа – паровой орган, придающий ей такое “ярмарочное” настроение. Ну и Гари Соло – неплохо поработал на  духовых инструментах.

Сингл Strawberry SAC, несмотря на все, вышеперечисленные достоинства, американскую публику не особо впечатлил. Так что в плане коммерческого успеха, не получилось у Холмса и его подопечных второго “Incense And Peppermints”. Хотя, ей-богу “In Relation” куда больше напоминала “тех самых” Strawberry Alarm Clock образца 67-го, чем любое из новых произведений самих SAC. Перемены в их составе, произошедшие в 68-м, не без вины Билла Холмса, отразились на стиле группы. Главные авторы песен – ведь ушли! Теперь SAC играли нечто более блюз-роковое, нежели психоделичное.

Провал “In Relation”/“Merry Go Round” поставил крест на планах Билла Холмса по выпуску долгоиграющей пластинки Strawberry SAC. Одно дело выпускать альбом под маркой Strawberry Alarm Clock и рассчитывать на то, что он будет продаваться не хуже, чем остальное, вышедшее под этим именем, и совсем другое дело, выпускать никому не известных Strawberry SAC, у которых единственная сорокапятка – еле-еле продается. Какой тут лонгплей?! Судебные издержки, связанные со всей этой авантюрой, и без того, поистрепали финансовое состояние холмсовского лейбла. Так что, он решает прикрыть проект. Strawberry SAC распались, но большинство ее членов, так или иначе, в будущем - продолжат участвовать в холмсовских, или каких других, музыкальных предприятиях.

Грег Манфорд в 2000-х
В 1969-м Грег Манфорд анонимно поучаствовал в студийной и концертной деятельности музыкального коллектива, который я тут уже не раз упоминал - Giant Crab (Гигантский краб). Ранее они были гаражно-роковой группой Ernie & The Emperors и выпустили в середине 60-х – хит “Meet Me At The Corner”. Но, к концу 60-х слегка поменяли состав, название и стиль. Giant Crab играли очень интересную смесь психоделии с соулом и фанком. Записали 2 альбома. На мой взгляд – офигеннейше крутых!
В 70-х, Манфорд продолжит сотрудничать с Эрни Джозефом (лидером Ernie & The Emperors и Giant Crab) в его новом проекте Big Brother. К сан-францисским Big Brother & The Holding Company, они, естественно, никакого отношения не имели (просто, назывались, похоже), хотя тоже играли блюз-рок.
И Giant Crab, и Big Brother продюсировал Билл Холмс. А из не-холмсовских проектов – Грег Манфорд поиграет на гитаре в концертном составе вокальной поп-группы The Doodletown Pipers.
К середине 70-х, однако, Грег завяжет с “самодеятельностью” и поступит изучать музыкальную теорию в Университет Южной Калифорнии (University Of Southern California). В 80-х Грег женится, заведет детей и переедет в Арлингтон (округ Вирджиния), организовав свое рекламное агентство BMD с офисом в столице США – Вашингтоне. В общем, создаст неплохой бизнес.

Та САМАЯ обложка
Гари “Соло” Соломон, под ветхозаветным псевдонимом Solomon (который одновременно – его настоящая фамилия) выпустит в 1970-м сольный сингл “Merry Go Round”/“Sweet High”, взяв обе песни из репертуара Strawberry SAC, и слегка переработав их в более фанковом ключе. И снова, в роли продюсера тут выступит Боб Холмс.
В 1978-м году, уже под псевдонимом-именем Gary, Соломон выпустит поп-альбом “Getting Down To Business”, с ну очень смешной обложкой (диско-волна – на подходе). Она, по-моему, даже в какие-то интернет списки самых отстойных обложек попадала!
После такого, тот факт, что Гари имеет докторскую степень по психологии, кажется еще забавней. Ведь он впоследствии будет преподавать в одном из ВУЗов Невады и всякие книжки научные выпускать. Вот уж у кого точно нет комплексов!

Джек Билан выступит в роли аранжировщика на пластинке американского певца Джеймса Тейлора (James Taylor) “Sweet Baby James”, вышедшей в 70-м году.

Терри Рей
Музыкальная карьера ударника Терри Рея, будет ну очень насыщенна: в 70-е он сначала играл в поп-группе Jamme, затем барабанил у хард-рокеров Blue Cheer и в глэм-роковой команде The Hollywood Stars. А в последующие десятилетия, с кем только ни записывался (с Flamin’ Groovies и со Sparks, например).

Боб Фелдман женится на Шейле Голдштейн (Sheila Goldstein) - фотомодели из журнала Плейбой. Брак будет не слишком удачный (впоследствии они разведутся), но за время, проведенное вместе, Боб и Шейла, похоже будут вести себя как кролики (по аналогии с логотипом Playboy). У них было 5 детей, один из которых – Кори Фельдман (Corey Feldman), станет довольно известным киноактером.

Ну, и история была бы неполной, без следующего дополнения:

Уже в новом тысячелетии, в 2001-м году, итальянской фирмой Akarma, при содействии с Биллом Холмсом был выпущен альбом некой группы Crystal Circus, названный In Relation To Our Times. На нем были представлены все 12 треков, которые записывались для альбома группы Strawberry SAC aka Strawberry Alarm Clock, так и не выпущенного в свое время.
Почему группа названа здесь Crystal Circus, а не Strawberry SAC? Все очень просто – чтобы не платить музыкантам. Вполне в духе Билла Холмса!
Помимо не особо хорошего качества звучания самого диска, его буклет содержит несколько косяков с неправильным указанием выходных данных и авторства композиций. Например, вместо Нормы Данмен появился некий Ник Данмен (Nick Dunman). Ну а еще, Билл Холмс, “скромно” вписал себя в соавторы почти всех треков.
Здесь я дам вам треклист с ПРАВИЛЬНЫМ указанием авторства песен (а не как на буклете):

In Relation (To Our Times) (B.Feldman-J.Bielan)
Don't Say I Didn't Warn You (J.Beilan-R.Kaufman)
Girl Like You (G.Munford)
Sittin' & Thinkin' (G.Solomon-N.Dunman)
Twisted Conversation (G.Munford)
Merry-Go-Round (G.Solomon-N.Dunman-J.Bielan)
Circus And Zoo World (G.Solomon)
Never Again (J.Bielan-G.Solomon)
Castles (In The Sand) (G.Munford)
Sweet High (N.Dunman-G.Solomon)
The Difference Between Us (G.Munford)
The World Of Seas & Rivers (J.Bielan)

Также, Холмсом и фирмой Akarma, пару годами ранее (в 1999-м) был выпущен сборник группы Indescribably Delicious, названный “Good Enough To Eat!”.
На диске 12 треков. Собственно, записей настоящих Indescribably Delicious – тут всего три: “The Kids Are Alright” (кавер на The Who), “Baby, I Love You” и “Brother, Where Are You?”, записанные во время работы над единственным синглом группы (где им помогал Грег Манфорд).
Непонятно как, но на этом сборнике оказались “Is It Love” и “In Too Deep” Грега Манфорда, которые записаны вовсе не Indescribably Delicious, а его группой Shapes Of Sound?!
Ну и в довершении несуразности, оставшиеся 7 песен – это тоже не совсем Indescribably Delicious, а те демо-записи, которые были сделаны фейковыми Strawberry Alarm Clock (которые потом стали Strawberry SAC и, с холмсовской подачи, Crystal Circus) при участии оригинального вокалиста ID – Джима Конроя. На ацетате с этими песнями, группа даже была указана как The Conroy. Вскоре, Джима в Strawberry SAC заменил Грег Манфорд. Но все-таки, эти 7 треков, с небольшой натяжкой, можно называть Indescribably Delicious, так как большинство из музыкантов Strawberry SAC, либо раньше играли с Конроем в его группе, либо, записывались с ними как сессионщики.
Ну и буклет этого диска, тоже отличился включением Билла Холмса в соавторы большинства песен.

Еще, Холмсом и Akarma в 1998-м году, был выпущен сборник синглов Thee Sixpence (предтечей Strawberry Alarm Clock), названный “Step By Step”. Помимо материала Thee Sixpence, там, удивительным образом оказались “Incense And Peppermints”, “Birdman Of Alkatrash” и “The World’s On Fire” группы Strawberry Alarm Clock. Вопреки, изображению сорокапятки, помещенной на обложке сборника (и сделанной “мастерами фотошопа”), эти записи никогда не издавались как Thee Sixpence. Только – как Strawberry Alarm Clock! Ну а зачем, Холмс и Akarma придумали такой “розыгрыш”, я думаю, вы уже догадались.

Ну, и под конец:
Я тут немного ругал лейбл Akarma за качество звука на этих релизах. Кое-какие из треков, попавшие на диски Crystal Circus, Indescribably Delicious и Thee Sixpence, можно найти еще и на пятидисковом сборнике Highlights From The Pal And Original Sound Studio Archives, выпущенном звукоинженером Полом Баффом в 2012-м году. Сразу видно, что Пол, лично производивший все эти записи в 60-х, обладает оригинальными мастер-лентами (а не ацетатами, как Akarma) а потому, на его издании звук куда лучше!
Рекомендую.

Хронология:

№ 1: Strawberry Alarm Clock.

Thee Sixpence #1 (1965 – ноябрь 1966)
1)    Майк Лучано (Mike Luciano) – вокал, тамбурин.
2)    Стив Рэйб (Steve Rabe) – соло-гитара.
3)    Эд Кинг (Ed King) – ритм-гитара.
4)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
5)    Ли Фриман (Lee Freeman) – губная гармошка, вокал.
6)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

Thee Sixpence #2 (ноябрь 1967 –  декабрь 1966)
1)    Майк Лучано (Mike Luciano) – вокал, тамбурин.
2)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
3)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара, губная гармошка, вокал.
4)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
5)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные.
6)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

Thee Sixpence #3 (январь 1967 – апрель 1967)
1)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара, вокал.
2)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
3)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные, вокал.
5)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

11 марта 1967: Merced Legion Hall, “Пятичасовые танцы” (5 Hour Dance).
Peter Wheat & The Breadmen, Thee Sixpence, Mourning Reign.

Strawberry Alarm Clock #1 (апрель 1967 – май 1967)
1)    Ли Фриман (Lee Freeman) – вокал, ритм-гитара.
2)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
3)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные, вокал.
5)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны, вокал.

Strawberry Alarm Clock #2 (лето 1967 – осень 1967)
1)    Ли Фриман (Lee Freeman) – вокал, ритм-гитара.
2)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
3)    Гари Лавтро (Gary Lovetro) – бас-гитара.
4)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
5)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные, вокал.
6)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны, вокал.

Strawberry Alarm Clock #3 (осень 1967 – лето 1968)
1)    Ли Фриман (Lee Freeman) – вокал, ритм-гитара.
2)    Эд Кинг (Ed King) – соло-гитара.
3)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные, вокал.
5)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны, вокал.

Strawberry Alarm Clock #4 (осень 1968)
1)    Джимми Питмэн (Jimmy Pitman) – вокал, соло-гитара.
2)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара.
3)    Эд Кинг (Ed King) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные.
5)    Марти Катин (Marty Katin) – барабаны.

Strawberry Alarm Clock #5 (конец 1968)
1)    Джимми Питмэн (Jimmy Pitman) – вокал, соло-гитара.
2)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара.
3)    Эд Кинг (Ed King) – бас-гитара.
4)    Марк Вейтц (Mark Weitz) – клавишные.
5)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

Strawberry Alarm Clock #6 (начало 1969 – лето 1969)
1)    Джимми Питмэн (Jimmy Pitman) – вокал, соло-гитара.
2)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара.
3)    Эд Кинг (Ed King) – бас-гитара.
4)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

Strawberry Alarm Clock #7 (лето1969 – конец 1971)
1)    Пол Маршалл (Paul Marshall) – вокал, соло-гитара.
2)    Ли Фриман (Lee Freeman) – ритм-гитара.
3)    Эд Кинг (Ed King) – бас-гитара.
4)    Джин Ганнелс (Gene Gunnels) – барабаны.

№2: fake Strawberry Alarm Clock I.

Indescribably Delicious (1966 - начало 1968)
1)    Джим Конрой (Jim Conroy) – вокал.
2)    Брюс Тернер (Bruce Turner) – соло-гитара.
3)    Арт Джонсон (Art Johnson) – ритм-гитара.
4)    Стив “Сэндс” Сенча (Steve “Sands” Senchia) – бас-гитара.
5)    Марк “Марко” Коэн (MarkMarcoCohen) – барабаны.
+
6)    Гари “Соло” Соломон (GarySoloSolomon) – менеджмент, бэк-вокал.

The Conroy (aka Strawberry Alarm Clock) (сентябрь 1968)
1)    Джим Конрой (Jim Conroy) – вокал.
2)    Гари “Соло” Соломон (Gary “Solo” Solomon) – саксофон, труба, флейта, перкуссия, вокал.
3)    Брюс Тернер (Bruce Turner) – гитара.
4)    Боб Фельдман (Bob Feldman) – бас-гитара, вокал.
5)    Джек Билан (Jack Bielan) – клавишные.
6)    Терри Рей (Terry Rae) – барабаны.

Strawberry SAC (aka Strawberry Alarm Clock) (осень 1968 – лето 1969)
1)    Грег Манфорд (Greg Munford) – вокал, гитара, бас-гитара, клавишные.
2)    Гари “Соло” Соломон (GarySoloSolomon) – саксофон, труба, флейта, перкуссия, вокал.
3)    Брюс Тернер (Bruce Turner) – гитара.
4)    Боб Фельдман (Bob Feldman) – бас-гитара, вокал.
5)    Джек Билан (Jack Bielan) – клавишные.
6)    Терри Рей (Terry Rae) – барабаны.

23 ноября 1968: Bakersfield College, Бейкерсфилд (штат Калифорния), “Караван знаменитостей, шоу и танцы” (Celebrity Caravan Dance & Show).
The Olympics, Strawberry SAC (aka Strawberry Alarm Clock), Giant Crab.

26 ноября 1968: Rainbow Ballroom, Фресно (штат Калифорния), “Караван знаменитостей, шоу и танцы” (Celebrity Caravan Dance & Show).
Strawberry SAC (aka Strawberry Alarm Clock), Giant Crab, Big Joe Turner, Something Strange.

18-19 июля 1969: Северный пляж озера Тахо (штат Калифорния).
Strawberry SAC (aka Strawberry Alarm Clock), Giant Crab, Birmingham Sunday.

№3: fake Strawberry Alarm Clock II.

PSSST! #1 (середина 1965)
1)    Джим Бартек (Jim Bartek) – гитара.
2)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
3)    Рон МакАйнтайр (Ron MacIntyre) – барабаны.

PSSST! #2 (конец 1965)
1)    Рэнди Закуто (Randy Zacuto) – соло-гитара
2)    Стив Шанхольц (Steve Schoenholz) – ритм-гитара.
3)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
4)    Рон МакАйнтайр (Ron MacIntyre) – барабаны.

Waterfyrd Traene (1966 – весна 1967)
1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал.
2)    Рэнди Закуто (Randy Zacuto) – гитара.
3)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
4)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
5)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны.

The Public Bubble (весна 1967 – лето 1968)
1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал.
2)    Рэнди Закуто (Randy Zacuto) – гитара.
3)    Стив Бартек (Steve Bartek)  – бас-гитара, флейта.
4)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
5)    Брюс Хаббард (Bruce Hubbard) – барабаны.

14 февраля 1967: Hullabaloo Club, Лос-Анджелес (штат Калифорния).
Love, Strawberry Alarm Clock, The Public Bubble (на этом шоу, Стив Бартек вышел не только с Buffington Rhodes, но и как флейтист с Love).

Buffington Rhodes #1 (осень 1968)
1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал.
2)    Стив Бартек (Steve Bartek) – соло-гитара, флейта.
3)    Рэнди Закуто (Randy Zacuto) – ритм-гитара.
4)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
5)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
6)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны.

8-9 ноября 1968: Shrine Exposition Hall, Лос-Анджелес (штат Калифорния).
Love, Procol Harum, The Chicago Transit Authority, Buffington Rhodes (на плакате – не указаны).

29-30 ноября 1968: Shrine Exposition Hall, Лос-Анджелес (штат Калифорния).
Jeff Beck, The Moody Blues, Ten Years After, Mint Tattoo, Buffington Rhodes (на плакате – не указаны).

Buffington Rhodes #2 (aka Strawberry Alarm Clock) (осень 1968 – конец 1968)
1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал, гитара.
2)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
3)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
4)    Рэнди Сол (Randy Seol) – барабаны.

6 (?) декабря 1968: Омаха (штат Небраска)
Buffington Rhodes (aka Strawberry Alarm Clock), Giant Crab.

13 (?) декабря 1968: Сан-Диего (штат Калифорния)
Buffington Rhodes (aka Strawberry Alarm Clock).

20 (?) декабря 1968: Anaheim Convention Center, Анахайм (штат Калифорния).
Buffington Rhodes (aka Strawberry Alarm Clock).

Buffington Rhodes #3 (1969)
1)    Крис Джей (Chris Jay) – вокал, ритм-гитара.
2)    Стив Бартек (Steve Bartek) – соло-гитара, флейта.
3)    Джордж Баннелл (George Bunnell) – бас-гитара.
4)    Фред Шварц (Fred Schwartz) – клавишные.
5)    Неизвестный ударник – барабаны.

25 февраля 1969: Fillmore West, Сан-Франциско (штат Калифорния).
Devil’s Kitchen, Steve Lock Front, Buffington Rhodes.