воскресенье, 27 апреля 2014 г.

The Electronic Hole (1970)


Не так давно я рассказывал вам о психоделической группе The Beat Of The Earth и их альбоме, а теперь здесь будет The Electronic Hole - следующий проект экс-лидера T.B.O.T.E. - Фила Перлмана.
Так сказать, “перлманиада” продолжается!

Музыка, которую вы здесь услышите – относительно The Beat Of The Earth, менее импровизационная, но зато более структурированная и песенно-ориентированная. Звучание стало мягче и влияние фолка, рага-рока и восточной музыки - заметней, а вот сходство с The Doors пропало. Но лично мне этот альбом в дискографии Перлмана нравится больше всего, да и вообще, чего там говорить – эта пластинка – одна из моих любимых в психоделическом роке!

Ну и вообще, чего это я их все время с T.B.O.T.E. сравниваю. Группа же совершено другая и с ними, кроме участия самого Фила Перлмана, ничем не связанная. Помимо него в The Electronic Hole (свое название ребята взяли из физики) входили: Рик Мандельбаум (Rick Mandelbaum), Билл Янгер (Bill Younger), Уэнделл Кесси-третий (Wendell Kessee III) и Тони Саторию (Toni Sartorio). Кто на чем играл мне неизвестно, но как понимаю, среди них были лидер-гитарист, басист и барабанщик. Причем Уэнделл на альбоме был указан как “филантроп”, так что, возможно ни на чем и не играл (забавно вообще построение слова, в контексте имени лидера группы: “ФИЛантроп”, но это я уже так, шучу). А вот сам Перлман: пел, играл на ритм-гитаре, ситаре, губной гармошке и (вероятно) на клавишных.

Фил Перлман
Эту группу Фил организовал в Лос-Анджелесе, куда он перебрался из Ирвинга, бросив по идеологическим соображениям свою учебу в Калифорнийском университете. Также, переезд был отчасти вынужденным из-за конфликта Перлмана с местной полицией. Вы не подумайте про наркотики (хотя среди претензий к нему фигурировали и они), их Перлман, удивительно, но сам их совсем не употреблял (хотя сам – тем еще хиппарем был), а скорее тому виной была чересчур активная гражданская позиция Фила, его журналистская и организаторская деятельность, которая пришлась не по вкусу властям района. Так что, Перлману “вежливо намекнули”, что ему тут не рады и посоветовали валить, пока не поздно!

В Лос-Анджелесе, ему было не впервой, там он записывался с T.B.O.T.E., да и к своему приятелю Джо Сидору поближе. Ведь именно по милости Сидора предыдущий альбом и был записан.
Так что, пусть вас не смущает невысокое качество записи, ведь Перлман и музыканты снова писались в студии на халяву, в нерабочее время куда их пускал Джо Сидора, а вторая сторона пластинки (Love Will Find A Way), была вообще взята с демок (что, собственно, заметно при прослушивании).

Вообще, разделение пластинки на две стороны, состоящую из четырех частей “The Golden Hour” - на стороне A и, состоящую из трех частей “Love Will Find A Way” - на стороне B, на этот раз было более условным, чем в случае с “The Beat Of The Earth” (черт, опять я их все-таки сравниваю!), все-таки каждая часть этих композиций – отдельная песня, скрепленная с другими единой тематикой, но не связанная мелодически.
В “The Golden Hour (Part I)” – особое внимание к себе привлекают клавишные (именно с них начинается эта композиция), хотя и гитарка тоже на уровне, голос Перлмана звучит мягко, а барочные пассажи навевают ассоциации с творчеством лос-анджелесской группы Love.
“The Golden Hour (Part II)” из-за акустической гитары звучит скорее фолково, а ситар, присутствующий в аранжировке, придает еще большего сходства с восточной музыкой.
“The Golden Hour (Part III)” с маршевыми барабанами и пронзительной электрогитарой, тоже звучит по-Восточному, только на этот раз это уже не Индия, а что-то арабское. Стиль этой вещи можно охарактеризовать как кислотный фолк.
Ну и в последней части первой стороны – “The Golden Hour (Part IV)”, снова можно услышать отголоски восточных мотивов, фолка (а из-за губной гармошки – еще и блюза) в духе The Byrds времен “Fifth Dimension” и The Velvet Underground (времен первого альбома с Нико).

Песни на второй стороне будут более “грязные и сырые”, но тоже не лишены обаяния и красоты. Явно, все они писались вживую, во время репетиций группы. Ритм “Love Will Find A Way (Part I)” часто меняется по ходу композиции. Она тоже звучит фолково, правда уже меньше в духе этники и больше в духе какого-нибудь Дилана (если представить, что тот под кислотой).
“Love Will Find A Way (Part II)” уже более электрифицированная и в духе рок-музыки. Ее снова можно сравнить с творчеством The Velvet Underground (особенно из-за Перлмана, исполняющего текст песни почти речитативом, в духе Лу Рида), правда уже в духе второго альбома, и еще одного нью-йоркского (правда, малоизвестного) ранне-психоделического коллектива The Deep. В ней обыгрывается мелодия и текст “Trouble Every Day” запповских The Mothers Of Invention.
“Love Will Find A Way (Part III)” буквально утопает в звуках перегруженной гитары, а монотонная ритм-секция буквально гипнотизирует слушателя, а голос Перлмана вещает как бы издалека. Создается ощущение некого полета, или какого-то огромного открытого и холодного пространства… Можно сказать - почти краут-рок, если бы группа была не американская, а германская. В таком настроении альбом и заканчивается.

Оборот пластинки
Все записи были произведены в конце 1969-го года и вышли в январе 1970-го на перлмановском лейбле Radish (AS 0002). Тираж пластинки был совершенно мизерный, где-то 150-200 копий. Видимо, сочинялось и записывалось исключительно “для своих”. На обложке была помещена черно-белая фотография выступления группы в каком-то зале c проецированными на стену слайдами (распространенная практика в 60-70-х годах), а на развороте пластинки – помещалась душещипательная история сложных взаимоотношений Фила Перлмана с шефом ирвингской полиции - Джоном Зельцером (John Seltzer), не дававшему Филу открыть свой клуб и всячески притеснявшего его еще в бытность в составе T.B.O.T.E., из опасений, что их деятельность приведет к росту наркомании среди молодежи города. Что поделать, в глазах консервативной полиции, каждый, с волосами чуть длиннее стрижки “бокс-полубокс” (ну это я немного утрирую), выглядел торчком и маргиналом. Что Перлмана, и самого к наркотикам относившегося негативно и их не употреблявшего, естественно крайне раздражало!
Собственно, во многом, поэтому он из Ирвинга и уехал, и видимо, решил таким образом хоть как-то отомстить Зельцеру.

Треклист альбома такой:

The Golden Hour (Part 1)
The Golden Hour (Part 2)
The Golden Hour (Part 3)
The Golden Hour (Part 4) 
Love Will Find A Way (Part 1)
Love Will Find A Way (Part 2)
Love Will Find A Way (Part 3)

пятница, 25 апреля 2014 г.

Безальбомные герои - The Inner Sanctum

 
На этот раз в нашей психоделической аутсайдерской рубрике будет обозреваться шестидесятническая команда, в свое время, не то чтобы альбома не выпустившая, но и даже ни единого сингла! Удивлены? Хотелось еще в шутку добавить “и даже не записывавшаяся”, но, благо, это не так. Записи после себя они все же оставили. И при том – замечательные (в своем жанре, конечно). 

Правда, до потенциальных слушателей они дошли только в спустя 30 лет после того как были записаны, всплыв в 80-х на одном из психоделических сборников лейбла Cicadelic Records. Причем по вине составителей этой компиляции, группа почти везде ошибочно именуется Hydro Pyro (по названию одной из своих песен). Дело в том, что при выпуске диска, фирма, опасаясь юридических проблем, написала эту группу именно так. Но настоящее их название было иным - The Inner Sanctum. Можно сказать “Святая святых” (или “Внутреннее святилище”). Так в английском языке называлось тайное помещение Иерусалимского храма, где хранились Скрижали Завета, каменные плиты с 10 заповедями, по легенде - полученные пророком Моисеем от “Начальства”. В общем – имечко с религиозным оттенком.

Марк Баркан
Ну и на самом деле, The Inner Sanctum были не совсем группой, а скорее - студийным проектом, организованным и собранным Марком Барканом из числа гринвичских фолк-музыкантов и актеров, желавших подработать и на психоделической ниве. Гринвич-Виллидж – это такой богемный квартал Нью-Йорка (вроде Хейт-Эшбери в Сан-Франциско, где процветали всяческие андеграундные тусовки), а Марк Баркан – именитый продюсер и композитор. Песни его сочинения, в первой половине 60-х, не гнушались исполнять такие знаменитости как: Пол Анка, певицы Лесли Гор, Конни Фрэнсис, и Дасти Спрингфилд, дуэт Сонни и Шер, рок-группы The Kingsmen и Manfred Mann, и даже сам Элвис! Также Марк написал музыку к нескольким кинофильмам и телепередачам. Причем, нужно отдать должное его кругозору: он успешно писал и популярные песни, и рок-н-ролл, и джаз, и инструментальную музыку.

Расти Эванс
В психоделию его тоже заносило. В общем, Марк “держал нос по ветру” и даже более того, порой опережал свое время. Так, зарождающиеся психоделические веяния он учуял раньше, чем они действительно стали модными (расцвет психоделии пришелся на 1967-й год). Например, в 66-м году он спродюсировал альбом своего приятеля - Расти Эванса (Rusty Evans). Проект Эванса и Баркана получил название The Deep и в октябре 66-го выпустил свой единственный альбом “Psychedelic Moods”. Эта пластинка вошла в историю как одна из первых работ в жанре психоделического рока. По крайней мере – первой из объявивших себя таковыми. Пластинки “конкурентов” The Deep вышли немного позже их “Psychedelic Moods” - в ноябре того же года. Ими были “Psychedelic Lollipop” группы Blues Magoos и “The Psychedelic Sounds” группы The 13th Floor Elevators. Это наши “Три Кита” и три первых записи в этом блоге о них.
Позже Эванс станет ответственен за выпуск пластинки “Psychedelic Psoul” похожего студийного проекта The Freak Scene и за работу с группой The Third Bardo (все эти записи выйдут в 1967-м году). Расти неслабо вложился в психоделию. Баркан в это время тоже не сидел без дела и замутил этот вот студийный проект.

Команда, подобранная им для участия в записи, как я уже говорил, состояла из актеров и музыкантов одного офф-бродвейского театра (это такие маленькие театрики, занимавшиеся всякими самодеятельными постановками) называвшегося Provincetown Playhouse. Эти ребята сделали ранее рок-обработку классической “Оперы нищих” (The Beggar’s Opera). Еще, при их помощи в начале 1967-го была записана пластинка актера, фолк-певца и автохарписта Тома Сэнки (Tom Sankey) по музыкальной постановке спектакля “The Golden Screw”.

The Inner Sanctum
Так вот имена музыкантов: Винс Таггерт (Vince Taggart) - ритм-гитара и вокал, Кевин Майкл (Kevin Michael) - лидер-гитара, Франк Тумхарт (Frank Thumhart) - бас-гитара, Джерри Майкл (Gerry Michael) - ударные.

Продюсером и автором музыки всех композиций The Inner Sanctum (кроме “Little Tin Soldier” и “The Man Who Shot Your Mother”) здесь выступил Марк Баркан, а для написания текстов песен он привлек их общего с Эвансом знакомого – психоделического поэта Дэйва Блэкхарста (Dave Blackhurst), писавшего стихи под впечатлением от своих кислотных трипов. Эванс уже использовал его тексты для некоторых композиций The Deep и The Freak Scene.

Было сделано 7 демо-записей: психоделические “The House Of Yesterday”, “ID”, “Hydro-Pyro”, “Purple Floating”, “Snow Petals” и пародия на какой-нибудь дурашливый британский поп-рок “Little Tin Soldier”. А еще “The Man Who Shot Your Mother” - снова стеб над британцами (на этот раз над “I’m Henery VIII, I Am” - Herman’s Hermits).
Записи были произведены за один день 12-го апреля 1967-го на четырехдорожечном рекордере нью-йоркской Mercury Sound Studios, принадлежащей крупному лейблу Mercury Records. Логично было бы предположить, что именно на этом лейбле Баркан и собирался их издать, но по непонятным причинам это не было сделано. Вряд ли виной тому могла послужить неформатность записей (для 67-го они вполне ничего) или содержание их текстов (бывало еще и не такое). Тем более, те же Mercury Records не гнушались издавать вышеупомянутых психоделистов Blues Magoos. И не только их. Но факт остается фактом и в свое время The Inner Sanctum контракта ни с каким лейблом не получили и других записей не сделали, канув для современников в безвестность.
Хорошо, хотя бы мы имеем возможность оценить их сейчас!

Ну а что касается дальнейшей деятельности Баркана, думаю, если облом с этим проектом его огорчил, то не сильно. Вскоре он переключился от заигрываний с психоделией на что-то попроще, сочинив ряд вполне позитивных (а главное коммерчески успешных) песенок для поп-рокеров The Archies и The Monkees.

вторник, 22 апреля 2014 г.

Tyrannosaurus Rex – Prophets, Seers & Sages: The Angels Of The Ages (1968)

 

А вот, в коем-то веке – новая статья. Она про второй альбом фолк-рокового дуэта Tyrannosaurus Rex“Prophets, Seers & Sages: The Angels Of The Ages”. “Пророки, мудрецы и провидцы: Ангелы Эпох”. И снова не короткое название, но конечно их первенца “My People Were Fair And Had Sky In Their Hair... But Now They’re Content To Wear Stars On Their Brows” – не переплюнуть.

Стив и Марк
Что я могу сказать про этот альбом, лично от себя: на нем собрано наибольшее количество песен нравящихся мне из дискографии раннего Болана. Да, эта пластинка не такая изощренная в плане аранжировок как их третий альбом “Unicorn” и не такая успешная (в коммерческом плане) как дебютный альбом, но мне - она нравится больше! Тематика и лирика композиций с него, как отмечают критики - наиболее сказочная и оторванная от реальности. Чистый эстетизм, доведенный до предела. Перед записью пластинки Марк Болан и Стив Перегрин Тук специально посетили Стоунхендж и Гластонберийский Холм (или же Холм Святого Михаила, где, по преданиям, похоронен король Артур), вдохновляясь атмосферой тех мест.
Как сказал в одном интервью сам Марк Болан: “Я не люблю города и реалии современной жизни. Пластмассовые вещи мне кажутся отвратительными. Мои самые сокровенные мечты – архаичны и далеки от повседневной жизни.”

Однако в “пластмассовом мире”, при записи пластинки, музыкантам все же пришлось столкнуться с реалиями современной жизни и чисто техническими проблемами. В частности, они были недовольны качеством записей получавшихся в Advision Studios (где писался их дебютный альбом и были проведены первые сессии для второго), и тому, с каким пренебрежением относился к ним там персонал. Компания из двух очень хипповых молодых людей с кучей всякого перкуссионного хлама (Тука) и разбитой акустической гитары (Болана) производила странное впечатление. Ну, где вы видели нормальную рок-группу такую?! Это же несерьезно! Персонал слабо врубался, чего своей музыкой хотят добиться “Тираннозавры”. Немало копий было сломано музыкантами и их продюсером Тони Висконти в борьбе за нужное звучание первого альбома, а при записи второго, это дело их, похоже, окончательно достало, и они решили просто сменить студию. Новой студией группы стала Trident Studios, а новым “врубающимся” звукоинженером - Малколм Тофт (Malcolm Toft). Видимо – это место пришлось Болану по душе, так как последующие три альбома – тоже будут записаны там. Кстати, интересен факт, что и дебютный альбом был записан дуэтом не за одну попытку, а за две, так как до Advision Studios они пробовали записать его на Sound Techniques, но тоже остались недовольны результатом и начали все “с чистого листа”, на другой.
Итак, записи “Prophets, Seers & Sages...” прошли в Trident Studios с апреля по август 1968-го.

Кстати, небольшое отклонение от основной темы, касающееся хиппового имиджа группы…
Вот как впоследствии отозвался об этом их продюсер – Висконти: “Большинство хиппи пропагандировало свободную любовь и принимало кучу наркотиков. Особенно кислоту! Марк тогда был чужд и наркотикам, и фрилаву. Он был скорее как мод (представитель движения модов), косящий под хиппаря. Вот Стив – был настоящий хиппи, а Марк лишь подыгрывал ему.
Но, не смотря на это, Болан производил впечатление даже большего торчка, чем Стив. Все из-за своей странности и самобытности. Он был очень начитанным, собранным и целеустремленный. Настоящий трудоголик! И обладал при этом столь богатой "детской" фантазией, что никакие наркотики ему не были нужны. Когда группа заселялась в отель, Стив уходил в свой номер, чтобы ловить там кайф, а Марк тем временем неустанно работал над новым материалом. Он всюду таскал с собой блокнот для записи стихов, и у него всегда было гораздо больше идей, чем в конечном итоге могло влезть на их пластинки. Группа была его жизнью, и он, похоже, не думал ни о чем другом!”

23-го августа, после окончания всех записей, для рекламы грядущей пластинки (бисайд взят с нее) выйдет сингл “One Inch Rock”/“Salamanda Palaganda”. Публика встретит новые работы группы с интересом. “Однодюймовый рок” займет 28 позицию в британских чартах.

Сам альбом “Prophets, Seers & Sages: The Angels Of The Ages” выйдет 14 октября на лейбле Regal Zonophone Records (SLRZ 1005). Продюсером выступил все тот же Тони Висконти.
На обороте конверта пластинки была помещена фотография статуэтки танцующих сатира с нимфой и следующий текст:
В голове мужчины – женщина
В голове женщины – мужчина
Но какие чудеса бродят
В голове ребенка
Оборот пластинки
Посвящен “Prophets, Seers & Sages: The Angels Of The Ages” был памяти арабского философа и поэта начала 20-го века - Халиля Джербана (Kahlil Gibran) (правда, почему-то его имя здесь было написано с ошибкой - как “Kahil”).
Это посвящение подчеркнуло увлеченность Марка не только “британской стариной”, но и восточной мистикой.

Теперь, что касается песен:
Открывает альбом “Debora”, получившая здесь палиндромное (это такое, которое читается с обоих концов одинаково) название “Deboraarobed”. И неспроста! Некогда, с выпуска этой песни на сингле, Tyrannosaurus Rex дебютировали в музыкальном мире (не так давно, в апреле 68-го). А теперь, для включения ее во второй альбом (удивительно, что не в первый), по задумке Марка, изменили ее, пустив с середины - задом наперед.
“Stacey Grove” - написана о странствующем пророке с таким именем. Раз уж в названии альбома упоминались “Пророки” – ее присутствие здесь более уместно.
“Wind Quartets” - тревожная и печальная композиция.
“Conesuala” – моя любимая вещь на альбоме. Перкуссия Стива отстукивает потрясающие ритмы, а текст песни повествует о женщине, шьющей одежду для животных.
“Trelawny Lawn” – меланхоличная тема, в которой перкуссия Стива звучит несколько вразрез основной мелодии.
“Aznageel The Mage”, как ясно из названия - про мага Азнагила. Песня кажется позитивной, однако по тексту главного героя – мага, держит в заключение другой маг – злой некромант и лишь только в конце песни “солнечный кондор” – вызволяет Азнагила. Немного напоминает спасение Гэндальфа из сарумановского плена во “Властелине колец”.
“The Friends” - повествует о жизни в неком сказочном лесу. Гармония с природой – как идеал для Марка и альтернатива “пластмассовому миру”.
“Salamanda Palaganda” - уже появлялась в качестве бисайда на предальбомном сингле. Наряду с “Conesuala” – сильнейшая вещь на альбоме.
“Our Wonderful Brownskin Man” - самая короткая композиция на пластинке (даже меньше минуты), исполняемая Марком под аккомпанемент акустической гитары и какой-то трещотки Стива Тука.
Далее идут две песни, о которых мне сказать ровным счетом и нечего (песни как песни). Это “O Harley (The Saltimbanques)” и “Eastern Spell”. В них слышны веселые звукоподражательные напевы, вообще, свойственные творчеству Tyrannosaurus Rex, звучащие и во многих других песнях. 
“The Travelling Tragition” - если прислушаться, выбивается своим саундом из-за более приглушенного и атмосферного звучания, а также пиксифона Тука (детского музыкального инструмента типа металлофона).
В “Juniper Suction”, как и в первой песне, можно услышать реверс-эффекты. Самая психоделичная вещь на альбоме. Она посвящена Боланом своей девушке - Джун Чайлд, а ее текст обладает плохо скрытым эротизмом.
“Scenescof Dynasty” – завершает пластинку. В этой композиции неожиданно нет привычного аккомпанемента акустической гитары и перкуссии. Марк поет под звуки хлопков, случайные выкрики Тука и всякие другие посторонние шумы. Неплохая песня, но для окончания альбома, мне кажется, не очень годится. Остается ощущение незавершенности. Сама эта она, в отдельности - звучит незавершенно, будто обрываясь на предпоследнем куплете, а уж как концовка альбома – тем более. Но, конечно же – авторам видней!

Когда альбом был выпущен, он, внезапно провалился в чартах. И это не смотря на культовый статус дуэта в андеграундных кругах и активную поддержку на радио со стороны друга группы – ди-джея Джона Пила! Видимо мало кому понравилась такая сказочность, заумь и оторванность от современности. Конечно, впоследствии пластинка реабилитировала себя и имела весьма приличные продажи, но поначалу – все выглядело печально.

Но, подведем итог: таким образом, за 1968-й год Болан и Тук оперативно успели выпустить два сингла и два полноценных лонгплея. Заметно, что ранние Tyrannosaurus Rex были скорее “альбомной” чем “сингловой” командой (о чем свидетельствует столь малое количество сорокапяток) и тяготели к “большому формату”.
Но пока, оставим эту историю, чтобы когда-нибудь потом вернуться к ним и их уже третьему альбому “Unicorn”

Треклист альбома такой:

Deboraarobed (M.Bolan)
Stacey Grove (M.Bolan)
Wind Quartets (M.Bolan)
Conesuala (M.Bolan)
Trelawny Lawn (M.Bolan)
Aznageel The Mage (M.Bolan)
The Friends (M.Bolan)
Salamanda Palaganda (M.Bolan)
Our Wonderful Brownskin Man (M.Bolan)
O Harley (The Saltimbanques) (M.Bolan)
Eastern Spell (M.Bolan)
The Travelling Tragition (M.Bolan)
Juniper Suction (M.Bolan)
Scenescof Dynasty (M.Bolan)

понедельник, 21 апреля 2014 г.

The Beat Of The Earth (1967)


Представляем вашему вниманию психоделически-импровизационную группу The Beat Of The Earth. В 1967-м году эта группа, собранная по инициативе Фила Перлмана (Phil Pearlman) - мультиинструменталиста, хиппи, бывшего серфера (свою карьеру Фил начинал как гитарист в серф-роковой группе Phil & The Flakes), выпустила свой единственный и одноименный альбом. Пластинка получилась то что надо, не пластинка – а полный улет!

Альбом “The Beat Of The Earth” (Дрожь Земли), выпущенный при помощи своих друзей – калифорнийский музыкантов, стал первым релизом Перлмана (не считая единственного сингла Phil & The FlakesChrome Reversed Rails/Blower Scoop, записанного для андеграундного фильма, и вышедшего еще аж в 1964-м году на лейбле Fink Records). В дальнейшем Фил станет ответственен за еще два не менее психоделических проекта The Electronic Hole и Relatively Clean Rivers. Но не будем забегать вперед, а остановимся на The Beat Of The Earth.

Фил и Шерри, Рон, Джей, Морган, Перлман и Карен
Помимо самого Фила, в группе принимали участие: бывший коллега Фила по серф-року – гитарист Джей Николс (Jay Nichols), клавишник Рон Коллинз (Ron Collins), “другой Фил” - флейтист Фил Филлипс (Phil Phillips) и бас-гитарист Морган Чепман (Morgan Chapman). Также, поддержку музыкантам оказывали две дамы: подруга Фила - Карен Дарби (Karen Darby), игравшая на всяких шумовых и перкуссионных штуках, а также жена Филлипса – Шерри (Sherry Phillips), танцевавшая во время живых выступлений группы и игравшая на тамбурине. Сам Перлман в The Beat Of The Earth, предположительно: пел, играл на гитаре, губной гармошке, ситаре и клавишных.

В начале 1967-го эти люди скооперировались вместе, чтобы играть на всяческих арт-перформансах, со световыми шоу и показами фильмов, проходившими в среде студенческих тусовок ирвингского филиала Калифорнийского университета (Ирвинг – это город в округе Ориндж, штат Калифорния), где учился Фил и некоторые другие участники группы. Потом, довольные результатами совместных музицирований, они захотели повторить нечто подобное в студии, зафиксировав все это на пленку. Вообще, за годы обучения в университете, Перлман, нахватавшись леворадикальных, коммунистических, нью-эйджерских и хипповских идей, имевших хождение среди молодежи, вел не только музыкальную деятельность, но еще журналистскую и был политическим активистом. Но вернемся к музыке:

Джо Сидор
Благодаря знакомству Перлмана со звукоинженером одной из лос-анджелесских студий - Джо Сидором (Joe Sidore), это было возможно. Для экономии средств, воспользовавшись щедростью Джо, они решили записаться во внерабочее время, зато нахаляву. Что касается самого Сидора – он, как вы уже знаете, был звукоинженером и, по долгу службы, пересекался со многими известными и неизвестными артистами. Если брать из психоделических: в будущем он поработает над первыми четырьмя альбомами Spanky & Our Gang, вторым и третьим альбомом The West Coast Pop Art Experimental Band и над псевдо-концертным альбомом The Seeds.

Летом 67-го солидный состав The Beat Of The Earth отправляется на раскрашенном в психоделические цвета фольксвагене Фила (типичном хиппи-мобиле) в Лос-Анджелес, для осуществления записи.

В студии музыкантами был задействован солидный арсенал из разных электронных (вроде электрогитар, баса и клавишных) и акустических инструментов (вроде губной гармошки, флейты, ситара, автоарфы, всевозможных трещоток, тамбуринов, перкуссий и шейкеров). Стилистически музыка группы являлась синтезом рока, блюза, фолка, электроники и индийской музыки. Также были использованы такие стандартные для психоделии звуковые навороты, как реверс-эффекты и реверберация. Помимо самих музыкантов, вклад в музыку внес и звукоинженер Джо Сидор, поучаствовал в качестве бэк-вокалиста (особенно это заметно в конце второй композиции).

Записано почти все это было полностью вживую (с минимальными добавлениями и наложениями после основной записи), как сорокаминутный джем, который при издании на виниле, в виду его длинны, пришлось разделенный на две части (сторону A и B, соответственно). Представляю, как хорошенько оторвались музыканты при его записи, что собственно можно понять при прослушивании! Эта гигантская композиция, названная “This Is An Artistic Statement (Part 1 & 2)” (то есть – “Это художественное произведение, часть 1 и 2”) включает в себя несколько инструментальных и песенных сегментов. Последние (вероятно из-за голоса и манеры пения) вызывают ассоциации с The Doors в их самых затяжных вещах (вроде “The End”, “When The Music’s Over” и “The Soft Parade”). Причем, слова сочинялись тоже практически на ходу, прямо во время записи. Этакое музыкально-текстовое камлание и шаманство. Также был записан еще один джем, но он в оригинальную пластинку не вошел и долгое время оставался неизданным (о нем я вам расскажу чуть позднее).

Альбом “The Beat Of The Earth” вышел в конце 1967-го на перлмановском мини-лейбле Radish (AS 0001). Забавное у лейбла название – редиска. Тираж издания был небольшим, всего 500 экземпляров, которые музыканты были вынуждены распространять самостоятельно, поскольку Фил не доверял никаким коммерческим компаниям и вообще, идеалогически их не переносил!
На обороте пластинки была фотография музыкантов, сделанная в Лос-Анджелесе, и надпись, добавленная Перлманом: “Для тех, кто любит психоделическую музыку. Не покупайте эту запись, если вы не любите психоделическую музыку!” (If you are looking for psychedelic music, do not buy this record unless you are looking for psychedelic music).
Так сказать, четко обозначил целевую аудиторию. А вам понравилось?

После выпуска альбома, группа просуществовала еще примерно полгода и распалась, а Фил Перлман замутил новый проект, уже с новыми людьми - The Electronic Hole. Эта группа также будет психоделична (правда, чуть с большим уклоном в фолк-рок) и тоже запишет всего одну пластинку. Запись будет произведена в 1969-м году (а выйдет на виниле в 1970-м), снова в Лос-Анджелесе, и снова при содействии Джо Сидора. Следующий одноальбомный проект Фила - Relatively Clean Rivers выйдет на виниле только в 1975-м. К тому времени Фил уже глубоко ударится в религию, а в дальнейшем, сменив свою фамилию на Гадан (Gadahn) (от библейского Гедеон), решит стать ближе к природе, уйти от техногенной цивилизации, и отправится жить со своей семьей на удаленную ферме в Калифорнии, занимаясь там натуральным хозяйством.
Что касается других экс-членов The Beat Of The Earth: Джей Николс продолжил свою карьеру в качестве гитариста, играя в различных кавер-группах по клубам и барам Ирвинга, Рон Коллинз присоединился к другой психоделической группе Friendsound. Что касается остальных участников – похоже, их пути с музыкой разошлись, и они нашли себя в каких-то других областях. По крайней мере о них мне ничего не известно.

Помимо вышеназванных альбомов, в 1993-м году Перлман выпустит на диске второй джем, записанный еще в 67-м году, во время работы над пластинкой “The Beat Of The Earth”, но в нее не вошедший (то есть - аутейк).

По нему становится ясно, что не вошло в “The Beat Of The Earth” не намного меньше, чем вошло!
Правда, материал, представленный там, действительно, какой-то менее серьезный и более “репетиционный”. Группа на нем напоминает скорее не Дорз, а запповских Мамочек. Присутствует немалая доля юмора. Особенно это заметно в конце первой части этого джема, где поется о фриках, битниках и хиппи. Видимо эта вещь была придумана группой уже по прибытию в Лос-Анджелес (сами они базировались в Ирвинге, а в Л.А. приехали для записи), под впечатлением от разношерстной публики бульвара Сансет-стрип.
Вторая часть композиции звучит уже несколько мрачнее.

Ну и название видно, что выбиралось не без иронии: “Our Standard Three Minute Tune”. (Наша стандартная трехминутная мелодия) – “средний палец”, показанный Перлманом и компанией всем любителям формата трехминутных песенок и синглов. А сорокаминутную песню не хотите?!

Треклист альбома такой:

This Is An Artistic Statement (Part 1)
This Is An Artistic Statement (Part 2)

понедельник, 14 апреля 2014 г.

Безальбомные герои - The Human Expression


The Human Expression – гаражно-психоделическая команда из Америки. Оставили заметный след в истории жанра, не смотря на то, что не записали ни одного альбома, а выпустили лишь 3 сингла. Зато их песня “Optical Sound” впоследствии неоднократно мелькала на всяких тематических сборниках.

Джим Куолз
А теперь немного истории:
Начало ее было положено, когда двое учащихся Вестминстерской старшей школы (что в округе Ориндж, штат Калифорнии) решили собрать рок-бэнд. Было это в 1965-м году, а ребят звали: Мартин Эшлеман (Martin Eshleman) и Джим Фостер (Jim Foster). Оба они играли на гитарах, но ясное дело, дуэтом выступать не собирались, и в группу, по уму, требовались еще басист, вокалист и барабанщик.

Первым находится фронтмен, его ребятам присоветовал один их приятель, проживавший в Тастине (это такой небольшой городок в округе Ориндж) по соседству с этим чуваком, которого звали Джим Куолз (Jim Quarles). Возможно, он был шумным соседом и громко пел, вот его и решили сплавить в группу! (шучу) Но, так или иначе, вокалист у группы теперь был. Дело оставалось за ритм-секцией: ее они переманили у другой школьной группы Moby Dick & The Whalers, и с ними теперь были барабанщик Арманд Пулин (Armand Poulin) и бас-гитарист Том Хамильтон (Tom Hamilton), а состав стал полностью укомплектован.

Назвавшись The Human Expression (сокращенно THE, как артикль), музыканты приступили к сочинительству песен и репетициям. Репетиции проходили в гараже отца Джима Фостера. Вообще, удивительно, но отец Джима, мало того, что занятий сына и его товарищей не осуждал, а наоборот - поощрял (какой прогрессивный дядька оказался). Даже более того, стал их первым продюсером!
Первые выступления группы прошли в стенах родного (для большинства участников коллектива) учебного заведения - Вестминской старшей школы.

Что касается творчества этих молодых парней - песни они сочиняли, намеренно хулиганские и для своего времени довольно агрессивные, ориентируясь на “диких британцев” вроде The Rolling Stones, The Pretty Things и The Animals. Причем, Джаггером-Ричардсом The Human Expression стали “два Джима”: Куолз – писавший тексты и Фостер – писавший музыку.

Во время записи демо
Летом 1966-го года квинтет отправляется на студию, чтобы зафиксировать на пленке свои первые творения “Every Night” и Readin You Will. Студия располагалась, мало того, что в другом городе (правда совсем близко, чуть восточней Вестминстера – в Гарден-Гроув), так еще и в обычном гараже. Но много ли надо для демо-записи?! Тем более что расходы на запись оплатил отец Джима, и он же впоследствии отправился с полученными записями в Лос-Анджелес, предлагая их различным лейблам. В результате чего с The Human Expression заключил контракт небольшой лос-анджелесский лейбл Accent Records, а новыми продюсерами (теперь уже профессиональной) группы стали – Дон Клифтон (Don Clifton) и глава лейбла - Скотт Сили (Scott Seely).

В конце 1966-го Сили и Клифтон отправляют группу в студию, где музыканты запишут две песни: “Love At Psychedelic Velocity” (очень сильно переработанная Readin You Will) и “Every Night”.

Сам сорокапятка с песнями “Love At Psychedelic Velocity”/“Every Night” выйдет в январе 1967-го.
По воспоминаниям Джима Фостера, словечко “психоделия” было вставлено в название умышленно, для пущего резонанса. На самом деле песня эта больше гаражно-роковая, нежели психоделическая. Группа звучит “грязно”, с обильной реверберацией. Вообще, в родном Ориндже, довольно консервативном округе, один внешний вид музыкантов The Human Expression – этих “патлатых ублюдков”, производил впечатление, а тут еще и такая провокационная тематика песен. Но ведь дурная слава – это тоже слава (тем более что “хорошие девчонки без ума от плохих парней”)?! А что – все по рецепту The Rolling Stones!
Касаемо бисайда “Every Night” – это просто хорошая песня с запоминающейся басовой партией, не слишком бодрая, но и не слишком вялая. Немного в духе ранних The Animals (вот только электрооргана не хватает).

THE со своим дебютным синглом получают локальную известность (подогреваемую их частыми выступлениями). Однако до прорыва в национальный хит-парад и Топ 40 их песни немного не дотягивают. Но – для начала и это было хорошо!
Музыканты продолжают активно концертировать в родном Вестминстере и его окрестностях, а также дают несколько выездных выступлений. Например в Лос-Анджелесе, где находилась штаб-квартира их лейбла. Там они выступят в легендарном клубе Whisky A Go Go.

Следующий сингл The Human Expression, был записан в лос-анджелесской United Recording в мае 1967-го, но выйдет только выйдет летом, в июле. Сорокапятка будет содержать два новых творения Куолза-Фостера “Optical Sound” и “Calm Me Down”.
“Optical Sound” – уже более серьезная заява группы в области психоделии, о принадлежности себя к которой они объявили еще на первом релизе. Отрешенный вокал Куолза сопровождает психоделическая гитара с пронзительным слайдом и вибрато, а еще постоянно слышны какие-то странные звуки, напоминающие плеск воды. Все это “выглядит” действительно объемно и необычно, под стать названию. Лично мне эта песня напоминает “He Doesn’t Go About It Right” других американских психоделических гаражников We The People. Но только из-за этих странных звуков: там тоже какие-то типа этих были, но песня We The People вышла раньше (еще в сентябре 66-го), звучит мягче и напору “Optical Sound” явно уступает.
Бисайд “Calm Me Down” начинается обманчиво спокойно, зато потом резко набирает резкости и громкости, вступление второй перегруженной гитары звучит как выпад, а еще этот бэк-вокал… И опять-таки, все это подано с фирменной реверберацией!

Постер группы
Увы, и этот сингл The Human Expression не приносит им коммерческого успеха. Их начальника, Скотта Сили удручает такое положение дел. Тем же летом 67-го он настаивает на включение в состав группы шестого участника – еще одного вокалиста Майка Верлинджери-младшего (Mike Verlingieri Jr.). Музыканты нехотя согласились, но это автоматически создало напряжение в группе, в виде конкуренции между старым (Коулзом) и новым (Верлинджери) певцом.
Но ради общего дела, Джим был готов терпеть Майка, и какое-то время группа просуществовала в этом формате. Например, они даже сфоткались для промо-постера вшестером.

Куда больше Коулза огорчил тот факт, что Сили похоже разочаровался в нем как в авторе (а что поделать, хита-то все нет!) и для третьего сингла привлек стороннего автора - Дэнниса Эдмонтона (Dennis Edmonton), более известного как Марс Бонфайр (Mars Bonfire). Вот этого Джим уже терпеть не стал и, недовольный такой политикой, решил покинуть группу. Подумать только, у него (Коулза) была готова целая куча отличных песен, а Скотт отверг их все, и позвал в группу какого-то хиппаря (Бонфайра). Итак, Джим Коулз выходит из состава THE.

Другой неожиданной (и ненамеренной) потерей группы стал Мартин Эшлеман. Ему не повезло попасть в автомобильную аварию, где он серьезно повредил руку и временно “выбыл из игры”. Так что будущую сорокапятку The Human Expression запишут без Куолза и Эшлемана. В виду отсутствия Мартина, Джиму Фостеру пришлось взять на себя функции основного гитариста, а к обязанностям Майка Верлинджери, ставшего теперь единственным вокалистом в группе, добавилась еще и ритм-гитара.

Марс Бонфайр
Что касается Марса Бонфайра, он некогда был участником канадской группы The Sparrows, которые в свое время перебрались из Канады в Калифорнию. Когда The Sparrows распались, Марс решил подзаработать сочинительством песен для других калифорнийских исполнителей. Он принес в студию две свои новые песни “Sweet Child Of Nothingness” и “Born To Be Wild” (знакомое название?). Музыканты The Human Expression выбирают первую. Возможно, это было судьбоносное решение. Со знаком “минус”.



“Sweet Child Of Nothingness” в исполнении The Human Expression прозвучала более чем достойно. Особенно хороша гитара Фостера.
Бисайдом стала грустно-романтическая “I Don’t Need Nobody”, написанная новобранцем Верлинджери.
По этим песням видно, что музыканты под давлением лейбла постарались “сделать приятно” потенциальному слушателю. Они звучат спокойно и мелодично, с легким налетом психоделии, но не резким, как раньше, а скорее атмосферным.
Но все эти приглаживания звучания и компромиссы с продюсером оказались напрасны! Этот сингл (вышедший в середине 67-го), по большому счету, разделил судьбу двух предыдущих и не сделал группу и лейбл “богатыми и знаменитыми”.
К 1968-му году The Human Expression прекратят свое существование.

Сингл Steppenwolf
В том же 68-м году Америку будет сотрясать “хэви-металлическое грохотание” лос-анджелесской группы Steppenwolf и их третьего сингла “Born To Be Wild”, занявшего вторую строчку в национальном хит-параде. Да-да, эта была та самая “Born To Be Wild”, которую Марс Бонфайр в свое время предлагал The Human Expression и которую те забраковали. Ну а Марс отдал ее (не пропадать же песне!) “Степному волку”. Почему бы и не отдать, ведь ребята из Steppenwolf были его старыми друзьями и экс-коллегам по The Sparrows. Там играли три бывших члена этой группы, в том числе брат-барабанщик Марса – Джерри. Они-то и сделали из “Born To Be Wild” настоящий хит и песню на все времена. Также, ее популярность закрепило место в саундтреке “Беспечного ездока – культового байкерского фильма 60-х. Наверняка, музыканты The Human Expression и их горе-продюсер кусали локти, каждый раз, слыша эту песню по радио. А может быть, и нет...

После своего ухода из The Human Expression, Джим Коулз забросил исполнительство, но не музыку и устроился работать звукоинженером в одну из студий. Гитарист Мартин Эшлеман, оправившись от травм, замутил с барабанщиком Армандом Пулином новую группу, получившую странное название – Rap. Джим Фостер заделался менеджером молодой вестминстерской группы, получившей преемственное название The Human Zoo. В 1970-м году они выпустят свой единственный альбом (в жанре психоделического рока) на лейбле Accent Records, где ранее работали The Human Expression. Этот проект, правда, особых успехов в коммерческом плане не достигнет, зато – тоже музыку хорошую играл. Ведь это главное!

Ну а что касается наследия The Human Expression, как я уже говорил, их песня “Optical Sound”, неоднократно включалась во всякие гаражно-психоделические сборники (Nuggets, например).
Также, в 90-е лейбл Collectables выпустит диск-компиляцию “Love At Psychedelic Velocity”, куда войдут песни THE, выходившие на синглах, несколько демок, а также неизданный материал, записанный Джимом Куолзом сольно. Куолзовские песни звучат удивительно свежо и круто (особенно по тем временам, когда они были записаны). Местами напоминает электрического Марка Болана и T. Rex времен 70-х. Удивительно, как вообще Куолз умудрился в 60-е звучать как глэм-рок 70-х?! Мне кажется, будь они выпущены в свое время, их мог бы ждать успех... Хотя успех - дело относительное. И у более крутых песен порой успеха не было!

В 2010-м славный лейбл Cicadelic Records перевыпустит этот диск под тем же названием (“Love At Psychedelic Velocity”), но в качестве бонусов будут включены более ранние, акустические демо-записи Куолза, сделанные им еще в сентябре 1965-го, незадолго до включения его в состав группы. Тоже очень интересный материал! Рекомендую.

воскресенье, 13 апреля 2014 г.

Bangor Flying Circus (1969)


Bangor Flying Circus – американская группа, выпустившая свой единственный и одноименный альбом в 1969-м году.
Отличный психоделический рок с заметным влиянием блюза, джаза и соула. Оно и не удивительно, группа ведь из Чикаго, а про так называемый “чикагский саунд” (к которому можно, пусть и не напрямую отнести наших сегодняшних героев), я уже как-то писал в постах о Chicago, The Corporation и Aorta.

Что интересно, если другие, упоминаемые выше коллективы, были весьма многолюдны - Bangor Flying Circus состояли всего из трех человек! Отсюда их заметное различие с вышеупомянутыми группами “чикагского саунда” (плюс, еще отсутствие духовых в арсенале). Эту группу организовали в конце 1967-го два бывших члена рок-бэнда The Shadows Of Knight – поющий клавишник Дэвид Волынски (David “Hawk” Wolinski) по прозвищу “Ястреб” и барабанщик Том Шиффо (Tom Schiffour). В The Shadows Of Knight они играли преимущественно каверы на блюзы и рок-н-роллы, а теперь решили замутить что-то более оригинальное и психоделичное. Доукомплектовав состав (какая же рок-группа без гитары?!) Аланом ДеКарло (Alan DeCarlo), они называют себя Bangor Flying Circus и приступают к созданию материала. “Летающий цирк Бангора” (Бангор – это такой город в штате Мэн). Том, правда, вскоре отпал, и в 68-м году на его место был взят Майкл Тегз (Michael Tegza), игравший до этого в другой чикагской психоделической группе H.P.Lovecraft (довольно известной). Поскольку басиста в группе попросту не было, а музыканты решили ограничиться своими собственными силами, функции бас-гитары, как это было во многих группах (Дорз, например), взял на себя клавишник. Да и вообще, фактически именно он и был неформальным лидером коллектива и автором почти всего их материала (перу гитариста Алана ДеКарло на будущем альбоме будет принадлежать лишь один трек “A Change In Our Lives”). Будучи человеком в музыкальных кругах довольно известным Волынски не мог долго сидеть без контракта и вскоре психоделическое трио обзавелось продюсером в лице Джорджа Бадонски (George Badonsky) и подписалось на Dunhill Records.
 
Обратная сторона пластинки
В 1969-м году на Dunhill Records (DS 50069) будет выпущен единственный альбом Bangor Flying Circus, записанный музыкантами на Pacific Recording Studios. Кроме материала, сочиненного Волынски (и одной песни ДеКарло), пластинка включала в себя “Norwegian Wood” (кавер на Битлз, естественно). Но, не смотря на все достоинства этих записей, альбом занял только скромное 190 место в чарте Billboard, утонув в разнообразии других классных релизов 1969-го.

Руководство лейбла считало, что они не достаточно наварились на альбоме группы, и поэтому решило попытать удачу с синглами, заодно попытавшись протолкнуть их на радио. В декабре 69-го выйдет “Come On People”/“A Change In Our Lives”, а в январе 70-го “Mama Don’t You Know”/“Someday I’ll Find”. Увы, они тоже остались почти незамеченными, тем более что материал, представленный на синглах, не содержал ничего нового, а был взят с альбома.
 
Да и сама группа к тому времени прекратит свое существование. Хотя не знаю, насколько уместно говорить такое про коллектив из трех человек. Тем более что в семидесятых ее участники (не считая Майкла Тегза, вернувшегося в переформированный H.P.Lovecraft) заиграли утяжеленный фьюжн-рок под названием Madura, заменив отделившегося Тегза на барабанщика Росса Саломона (Ross Salomone), так и оставшись трио.
Не знаю, почему они не продолжили играть под старым именем. Может права на него остались за лейблом. Наверняка, финансовый неуспех группы привел к ухудшению их отношений с Dunhill Records и логическому разрыву. Записи Madura будут выходить уже на Columbia Records – как раз, профильном для “чикагского саунда” лейбле. А может им просто так захотелось переименоваться. Заодно ведь и стиль немного поменяли (хотя задатки этого можно услышать и здесь). В любом случае – это другая история.
 
Треклист альбома такой:
 
Violent Man (D.Wolinski)
Come On People (D.Wolinski)
Ode To Sadness (D.Wolinski)
Concerto For Clouds (D.Wolinski)
A Change In Our Lives (A.DeCarlo)
Someday I'll Find (D.Wolinski)
Mama Don't You Know (That Your Daughter's Acting Mighty Strange) (D.Wolinski)
In The Woods (D.Wolinski)
Norwegian Wood (This Bird Has Flown) (J.Lennon-P.McCartney)