понедельник, 29 апреля 2013 г.

The Grateful Dead (1967)



Ну, после написания статьи о таком андеграундом коллективе, как The Freak Scene, я со спокойной совестью могу вернуться к обозрению психоделического “мейнстрима”. Коллектив, о котором здесь и сейчас пойдет речь, имеет (не побоюсь этого слова) культовый статус и в излишних дифирамбах не нуждается. Они (наряду с Jefferson Airplane) являются одними из тех, кто заложил основы так называемого “калифорнийского звучания”. Этот стиль можно охарактеризовать как психоделию, замешанную на блюзе, кантри, рок-н-ролле и фолке, иногда с добавлением джазовых элементов и само собой, вездесущей импровизацией. Как вы уже могли догадаться, речь пойдет о старичках Grateful Dead и их первом альбоме!

Капитан трипов
История группы уходит корнями глубоко в американскую землю (или корни истории группы уходят глубоко в американскую землю), точнее: в народ и (его, народа) народную музыку. Именно ее (а иными словами - фолк), а также ее немного модифицированные варианты и исполнял коллектив The Warlocks, немного ранее, называвшийся еще и Mother McCree's Uptown Jug Champions. Было это этак году в 65-ом.
Коллектив состоял из следующих участников: Джерри “Капитан трипов” Гарсия (Jerry “Captain Trips” Garcia) – негласный лидер, гитарист и вокалист, Рон МакКернан (Ron “Pigpen” McKernan), более известный как “Пигпен” (или “Свинарник”) – клавишник и вокалист, Боб Вейр (Bob Weir) – второй гитарист, Фил Леш (Phil Lesh) – басист и Билл “Ударник” Кройцман (Bill “The Drummer” Kreutzmann) – барабанщик.

“Волшебники” мирно отжигали по пабам и реднекским заведениям, пока не связались с “плохой компанией”. Компанией этой были ни кто иные как “Веселые проказники” (Merry Pranksters) Кена Кизи (писателя, в представлении, надеюсь, не нуждающегося), бывшие можно сказать, одними из первых хиппи. Музыкантов по оперативному (быстро) “научили” пить, курить траву и закидываться кислотой, не удивительно, что постепенно под воздействием всего этого группа начинает менять свой стиль игры в сторону наэлектризованного кислотного блюза.




  
Поскольку в Америке уже существовала команда (сказать по правде, и не одна) с таким названием, да и стиль группы начал приобретать неслыханные доселе черты, группа переименовала себя в Grateful Dead. Джери Гарсия выбрал это новое название практически наугад, методом научного тыка. Накурившись и пролистывая со скуки всяческие книги, он остановился на строчке, содержащей эти слова и что-то в его душе всколыхнулось. Не иначе как это был знак! Словосочетание “Благодарный мертвец” было взято из народного предания о том, как один человек, решился похоронить покойника, которого по каким-то причинам отказывались хоронить другие. Позже, если этот добрый человек попадал в какую-нибудь беду, в благодарность, дух погребенного умершего приходил к нему на помощь. Напоминает сказки Братьев Гримм или что-то в этом роде? Примерно этим и занимались “Деды”: помогали выбраться заплутавшим душам (или умам) из безумия мира к свету безграничного восприятия (надо полагать) с помощью своей музыки…

В названии группы также содержится ирония по поводу реалий своего времени, а именно - холодной войны, когда всю страну (да и мир) могла “накрыть медным тазом” ядерная угроза и “благодарные” (своему, самому гуманному правительству в мире) граждане в любой момент могли стать тенями на асфальте, ну или мертвецами, кому как больше нравится. “Часы Судного Дня” (метафизические часы, отсчитывающие минуты до начала атомного апокалипсиса, чьи стрелки неоднократно переводились на разное время в зависимости от напряженности внешних отношения США и СССР) не раз приближались к роковой отметке (кстати, могу сказать, сейчас, они тоже не так уж далеко от нее стоят) и угроза, была отнюдь не иллюзорна.

Аузли Стэнли
Несмотря на зловещее название, музыку играла группа довольно спокойную и позитивную. Это объяснялось отчасти тем, что большую часть времени (и в том числе на сцене) музыканты пребывали в состоянии некоторой обдолбанности. Что не удивительно, учитывая тот факт, что их покровителем был сам Аугустус Аузли Стэнли III (Augustus Owsley Stanley III) по прозвищу “Медведь” – один из крупнейших производителей кислоты в штатах. Музыканты долгое время жили в его роскошном доме в центре Сан-Франциско. Прямо в подвале этого дома производилась знаменитая кислота Аузли, находилась подпольная лаборатория и стоял автомат, который штамповал таблетки с кислотой. Все кругом было в химической пыли и не приторчать было нереально. Это выглядело примерно так: “Ну вот, опять галлюцинации, давненько же вас не было, черт возьми…” Музыканты репетируя и живя там постепенно привыкали играть (и жить) в измененном состоянии сознания – способность, которая несомненно пригодится им и в будущем. Еще Аузли был чудаковат тем, что исповедовал анти-углеводную диету и вообще считал человека – существом плотоядным. Так что, в тот период, члены группы питались исключительно мясом, лишь иногда, втихаря от Аузли позволяя себе какие-нибудь овощи, вконец устав от “поедания коровьих туш”, которые висели в морозильнике у Аузли.

 
Благодаря регулярным и (в большинстве своем) бесплатным концертам группа немедленно приобрела культовый статус среди патлато-цветастой части населения штата (короче говоря - хиппи), столь падкой на всяческие “ништяки” и “халяву”.
Также группа стала основным сопроводительным коллективом в “Кислотных Тестах”, проводимых “Веселыми проказниками”, при содействии Аузли, снабжавшем их своим “товаром” в неограниченных количествах. “Проказники” катались по стране на своем раскрашенном в психоделические цвета автобусе и проводили хэппенинги в различных городах, на которых каждый мог бесплатно “приобщится к культуре” и попробовать ЛСД. Эти мероприятия зачастую сопровождались световыми шоу и поэтическими чтениями (таких поэтов-битников как Аллен Гинзберг, например), дикими танцами, ну и само собой, живыми выступлениями Grateful Dead. За группой уверенно закреплялась репутация лучшей концертной команды Америки.
 


Настало время зафиксировать всю ту красоту, что группа исполняла на концертах и в студии.
Однако, первый опыт звукозаписи “Дедов” оказался не очень ярким.
Дебютный сингл вышел в июле 1966-го на Scorpio Records.
Обе композиции, представленные на нем, не были написаны участниками группы, а скорее представляли из себя оригинальную обрабодку песен американской старины.
На первой стороне располагалась “Stealin' - американская народная песня, чье авторство часто приписывается темнокожему джаг-имузыканту Гасу Кэннону (Gus Cannon).
А на второй стороне была “Don't Ease Me In, кавер на темнокожего (тоже) и сейчас  малоизвестного (по причине малого количества сохранившихся записей) блюзмена Генри Томаса (Henry Thomas).
Сингл прошел незамеченным и остаток года группа провела в концертах.

Отыграв бесчисленное число раз на таких известных площадках как Филмор (Fillmore Auditorium) и Авалон (Avalon Ballroom) и в менее пафосных заведениях (типа колледжей, танцплощадок и солдатских казарм), часто деля сцену с другими примечательными местными коллективами (Jefferson Airplane, Big Brother And The Holding Company, Quicksilver Messenger Service, Moby Grape и Country Joe And The Fish), уже в январе 67-го группа стала одной из первых калифорнийских психоделических команд получивших контракт с крупной звукозаписывающей фирмой, а именно Warner Bros. Records

Музыканты отправляются на автобусе в Лос-Анджелес для записи своего первого альбома на принадлежащей лейблу RCA Studios. Джери Гарсие доводилось уже бывать там ранее, когда он помогал своим друзьям-музыкантам из группы Jefferson Airplane записывать их знаковый альбом “Surrealistic Pillow”, осенью 1966-го (сам альбом, как вы помните, вышел в начале 1967 и произвел настоящий фурор, а песни “Somebody To Love” и “White Rabbit” стали гимнами поколения и саундтреком Лета Любви).
“Деды” умудрились записать весь материал всего за четыре дня (что не удивительно, учитывая большой концертный опыт и потрясающую сыгранность коллектива) все в том же январе 1967. Над альбомом работали: звукоинженер Дик Богерт (Dick Bogert) и продюсер Дейв Хассинджер (Dave Hassinger), до этого работавший, в качестве инженера, с The Rolling Stones, а также Jefferson Airplane и Love.

Большинство тем на альбоме представляло собой переработанные версии песен, которые группа начала играть еще в свою бытность джаг-бэндом. Это были различные традиционные фолк-композиции и старые блюзы. Однако в исполнении группы, в особенности благодаря прекрасной клавишной работе Пигпена они обрели интересное и нетипичное звучание. Только три композиции (“The Golden Road”, “Cold Rain And Snow” и “Cream Puff War”) принадлежали перу участников группы. Также были записаны, но не вошли на альбом, посвященная другу и покровителю группы Аузли Стэнли, “Alice D. Millionaire” (естественно, здесь идет завуалированный намек и игра на созвучии с “LSD Millionaire”), и еще тройка традиционных песен (“Overseas Stomp”, “Tastebud” и “Death Don't Have No Mercy”).

Сам альбом (по-простому названный “The Grateful Dead”) вышел 17 марта 1967-го на лейбле Warner Bros. (WS 1689). На обложке пластинки был коллаж из фотографий участников группы, индийской бронзовой статуи на фоне крупного снимка вспышки на солнце. Сверху содержался зашифрованный текст в духе египетской Книги Мертвых “Над землей мрака, Благодарный Мертвец ведет ладью солнца” (In the land of the dark, the ship of the sun is driven by the Grateful Dead).
Обложку группе делали известные дизайнеры Стэнли “Мышь” Маус (Stanley Mouse) и Олтон Келли (Alton Kelley).

Несмотря на известность коллектива, альбом в момент выхода занял только 37 позицию в чартах Billboard (что не удивительно, для такого богатого, просто шедевральными альбомами, года) и в продажах провалился. Но группу это не сильно расстроило (скорее их лейбл), впереди ее ждало большое будущее, и Grateful Dead вновь отправились в очередные гастроли.
Ведь их преданность музыке была поистине безгранична!


Треклист альбома такой:

The Golden Road (To Unlimited Devotion) (J.Garcia-B.Kreutzmann-P.Lesh-R.McKernan-B.Weir)
Beat It On Down the Line (J.Fuller)
Good Morning Little School Girl (S.B.Williamson)
Cold Rain And Snow (J.Garcia-B.Kreutzmann-P.Lesh-R.McKernan-B.Weir)
Sitting On Top Of The World (W.Jacobs-L.Carter)
Cream Puff War (J.Garcia)
Morning Dew (B.Dobson-T.Rose)
New, New Minglewood Blues (trad.)
Viola Lee Blues (N.Lewis)

понедельник, 22 апреля 2013 г.

The Freak Scene - Psychedelic Psoul (1967)


Вот, наконец, мы и вернулись в 1967 год, прямиком в Америку.
Альбом, о котором сейчас пойдет речь, ну никак нельзя пропускать, так как это высококачественная психоделия первого сорта, к тому же, от одного из ее первопроходцев! Итак, представляю вам группу The Freak Scene и их единственный альбом “Psychedelic Psoul”.

Расти Эванс в 1969
Данный альбом (Psychedelic Psoul) является очередным детищем музыканта Расти Эванса (Rusty Evans), уже знакомого (я надеюсь) вам, по нашему “первому киту” - группе The Deep. Можно даже сказать, этот проект, в каком-то смысле - его продолжение. Слово “психоделия” из названия альбома никуда не ушло, да и состав музыкантов, надо полагать, на этом альбоме похожий на тот, который записывал “Psychedelic Moods By The Deep”. По крайней мере, один участник The Deep (помимо самого Эванса), гитарист Дэйв Бромберг (Dave Bromberg) - точно участвует. Музыкантов в The Freak Scene было аж целых 5 человек. Вполне вероятно, в записи также принимал участие, старый приятель Расти и продюсер его предыдущего альбома, Марк Баркан (Mark Barkan). Однако, промо-листок лейбла Columbia Records указывает такой состав группы (и Расти/Маркуса там нет, хотя, он может прятаться за каким-нибудь псевдонимом):

1) Джин Хеммонс (Jean Hammons) - вокал.
2) Дэйв Бромберг (Dave Bromberg) - соло-гитара и бас-гитара.
3) Ленни Поуган (Lennie Pogan) - “безголовая” бас-гитара.
4) Дон Хестерберг (Don Hesterberg) - перкуссия и барабаны.
5) Джо Гэнион (Joe Ganion) - барабаны.

Вот, Ленни Поган, наверняка, являлся участником и The Deep, так как числится соавтором одной из песен проекта (“Trip #76”). А так, он ранее являлся членом нью-йоркской джазово-фолковой группы The Village Stompers.

Альбом The All Night Singers
Ну а певичка Джин Хаммонс ранее выступала с Расти Эвансом в составе его старой фолк-группы The All Night Singers. В 1964-м году у этой группы вышел лонгплей.

Как вы помните, после провала предыдущей пластинки и своего промежуточного (так и не выпустившего ни одного альбома) коллектива The Third Rail, Эванс ушел из Cameo-Parkway и новый альбом “Psychedelic Psoul” был выпущен уже на лейбле Columbia Records (CS 9456) в апреле 1967. Это был довольно смелый шаг для такого цивильного лейбла как Columbia, так как настолько кислотной музыки она доселе не выпускала. Да, конечно, там издавались такие контр-культурные и фолк-роковые музыканты как Боб Дилан и The Byrds, но уж точно, не ТАКОЕ! Все же, 60-е года сильно расширили пространство и пространства для всего, что только могло быть на свете…

Сам альбом – просто прекрасен. Мощный бас (бас-гитара, вообще, на этой пластинке играет ведущую функцию), реверс гитары, интересное двухканальное разведение звука, широкий спектр электронных и акустических инструментов в аранжировках, множество саунд-эффектов, всяческие трещотки, шумелки и шейкеры. В целом, общий саунд сильно напоминает все тот же (в который раз упомянутый) The Deep, только с неслабо прокаченным басом.

Дэвид Бромберг
Помимо замечательных-замечательных аранжировок, в которых явно прослеживается индийское и просто восточное влияние, а также, исковерканные до малоузнаваемости блюзы, тексты песен тоже весьма примечательны и содержат определенный месседж. Он имел явный либеральный и антивоенный (война во Вьетнаме) подтекст, а также пропагандировал раскрытие (и расширение, посредством известно чего) сознания, разрушение консервативных барьеров, преодоление расовых и сексуально-ориентированных предрассудков и обращен, в первую очередь к тогдашней, как это сейчас называется, политически-активной молодежи.
Особенно забавно это выглядит в разговорно-музыкальной композиции “When In The Course Of Human Events (Draft Beer, Not Students)” и продолжающей ее “Interpolitation; We Shall Overcome”, отражающих анархистские воззрения студентов-леваков. “Долой лекции – даешь пиво!” Уж не призыв ли к забастовке – это?! Берите выше – это призыв к независимости и свободе от государства (правда, в довольно специфичной форме). Название композиции отсылает к “Декларации Независимости Соединенных Штатов Америки”. Также на альбоме присутствовало несколько песен, написанных на стихи Дэйва Блэкхарста (Dave Blackhurst), поэта, тексты которого Эванс использовал и для предыдущего проекта.

Оборот пластинки
Оформление обложки альбома представляло собой фото-коллаж работы фотохудожников Джона Ролингса (John Rawlings), Дона Ханстайна (Don Huntstein) и Рэнди Спейсера (Randy Speiser), в виде, снятого крупным планом, человеческого глаза с вписанными в него членами группы. Обратная сторона конверта содержала цитаты различных известных музыкальных (Боба Дилана), литературных (Шарля Бодлера) и общественных деятелей (Тимоти Лири, Ральфа Мецнера, Ричарта Альперта – ученых и пропагандистов ЛСД, психолога Джона Рэндела, философа Маршала Маклюэна). Также там содержалось обращение от сопродюсера альбома Дэвида Рубинсона (David Rubinson), следующего содержания:
Взгляни на наш век. Пока ты еще молод, еще не окончательно запуган обществом, у тебя есть время, чтобы понять, что окружающий мир, мог быть куда лучше, чем ЭТО: когда миллионы ребят уже погибли, и самое страшное, еще тысячи парней, которые могли бы стать мужьями нашим дочерям и сестрам, вот-вот отправятся на смерть, и их исковерканные тела, руки, ноги, скоро будут лежать повсюду.
Посмотри по сторонам. Вне зависимости от того в какую сторону измениться ситуация – это будет лучше, чем то, что мы имеем сейчас. Не бойся что-либо решать, ведь все что измениться – будет лучше, чем это дерьмо, что нас окружает, окей?
Прости. Мир, который достался тебе (и тем из нас кто еще жив), является неприемлемым в его нынешнем виде. Сама наша жизнь является неприемлемой в ее нынешнем виде. Никто, черт возьми, не придет и не погладит меня по головке и не скажет, что все еще образуется. Мне совершенно ясно, что все, что у нас есть – это этот задымленный, заброшенный, выжженный, безумный, смрадный, невежественный и голодный мир. (У кого-то еще хватает ума называть это МИРОМ?! Невероятно!) Ну и что ты теперь хочешь сделать?! Накормить всех голодных? Вылечить всех больных? Остановить “Гладиаторские бои”? Проголосовать за Либералов? Брось!
Вот как нужно поступить. Возьми свою голову обеими руками и вытяни свое сознание из всего этого болота и грязи, которая забила тебе глаза, уши и рот, так чтобы ты ничего не мог услышать, увидеть или сказать. Да, подними свою голову и стань свободным. Я надеюсь, хотя возможно в это и трудно поверить, но когда-нибудь ты сможешь стать полностью свободным благодаря Психоделии – так пусть все границы твоего сознания будут снесены до последнего кирпичика. Я верю, ты найдешь это куда лучшим, чем то, что у тебя есть сейчас. Да будет так.
Как и прошлая группа Эванса, The Freak Scene - был чисто-студийный проект и с концертами “Фрики” не выступали, тур в поддержку альбома не организовывали, зато, дабы не повторить ошибок предыдущего релиза, за месяц до выхода полноценного альбома (в марте 67-го), выпустили один сингл “A Million Grains Of Sand” (с песней “Behind The Mind” на обратной стороне). Также, песенка “A Million Grains Of Sand” попала на рекламную пластинку “The Super Set” от Columbia Records, выпущенную в апреле того же года.

Но, поскольку, сей коллектив, так, ни разу не выступивший и потому, и ежу ясно - не имевший такую широкую аудиторию поклонников и известность как регулярно гастролирующие группы, даже этот ход не спас ситуацию. Как и “Psychedelic Moods”, “Psychedelic Psoul” провалился в продажах.

Рекламная агитка от Columbia Records
Однако, думаю, Эванс не сильно унывал и, получив гонорар за запись альбома, преспокойно покинул Columbia Records. Вообще, создается впечатление, будто они с Марком Барканом, по такому принципу работали: приходили на лейбл с предложением сделать альбом, получали бабло на запись, делили пополам и, по минимуму заплатив сессионным музыкантам, записывали материал и сваливали с фирмы. А те (звукозаписывающая компания) уже, пускай потом сами решают, хотят они издавать такое или нет. Сразу видно, что жизненным принципами Эванса и Баркана были: “здесь и сейчас” и “если деньги – лучше сразу”. Удивительно, что при таком сиюмоментном и меркантильном подходе они на выходе выдавали на редкость качественный, новаторский и пронзительный материал!

Далее, Эванс сотрудничает с нью-йоркской гаражно-роковой группой The Third Bardo (которые, даже исполняли одну песню из репертуара The Freak Scene “My Rainbow Life”). В частности, именно его перу принадлежит их хит-сингл “I'm Five Years Ahead Of My Time” (символичное и в чем-то автобиографичное признание психоделического пионера Эванса, действительно опередившего свое время, пусть и не на 5 лет). Сам Эванс, в записи не принимал участия, зато выступил как композитор. Просто продюссером The Third Bardo был кореш Эванса - Тедди Рандаззо, вот Расти по его просьбе помогал ребятам с написанием материала. Но, этот сингл оказался коммерчески-провальными, группа The Third Bardo так и не смогла выпустить полноценный альбом и в скором времени распалась.

А спустя пару лет, непотопляемый Расти Эванс, вновь возвращается к музыкальной деятельности с пси-фолковым коллективом Marcus (в честь своего настоящего имени - Маркус Узилевски). Но это будет уже не в Нью-Йорке, а в Калифорнии. А до этого еще будет односингловый студийный проект The Nervous Breakdowns. Но это, как вы понимаете, уже совсем другая история…

Треклист альбома такой:

A Million Grains Of Sand (R.Evans)
"...When In The Course Of Human Events" (Draft Beer, Not Students) (P.Seeger-Z.Horton-F.Hamilton-G.Carawan)
Interpolation: We Shall Overcome (R.Evans-D.Rubinson-D.Bromberg)
Rose Of Smiling Faces (R.Evans)
Behind The Mind (A.Geller-R.Evans)
The Subway Ride Thru Inner Space (R.Evans)
Butterfly Dream (L.Rogan-D.Blackhurst-R.Evans)
My Rainbow Life (R.Evans-T.Randazzo-V.Pike)
The Center Of My Soul (R.Evans)
Watered Down Soul (D.Blackhurst-R.Evans)
Red Roses Will Weep (D.Blackhurst-R.Evans)
Mind Bender (D.Blackhurst-R.Evans)
Grok! (R.Evans)

воскресенье, 21 апреля 2013 г.

Tyrannosaurus Rex - My People Were Fair And Had Sky In Their Hair… But Now They’re Content To Wear Stars On Their Brows (1968)


В общем, так случилось, что моя “машина времени” сломалась, а профессор Эмметт Браун куда-то пропал… Так что, я остался в 1968 году в Лондоне. Наше “исследование подпольного мира” британского андеграунда по состоянию на 68-й год - продолжается! Воспользовавшись моментом (хотя всей душой рвусь 67-й), представляю вам, группу, носящую динозаврье название Tyrannosaurus Rex и ее дебютный альбом, не коротко названный “My People Were Fair And Had Sky In Their Hair… But Now They’re Content To Wear Stars On Their Brows”. “Раньше мой народ был красив и носил небо в волосах… Но теперь он довольствуется звездами в бровях” - неплохая заморочка, не так ли?! Попахивает какой-то эльфийской тематикой?! Так и есть!

В 60-е года, эта группа еще не так стремилась к простоте (которая, как известно “хуже воровства”), еще не сократила свое название до T-Rex, еще не превратился в то глэмье, каким стала в 70-х, а играла вполне себе сказочно-эльфийский фолк-рок. Мне раннее творчество этого коллектива нравится на порядок сильнее куда более общеизвестного позднего, ну да ладно, давайте по порядку:

Марк и Стив
Жил да был в Лондоне, такой, то ли человек, то ли эльф, в общем, преинтересный персонаж, гитарист, а также обладатель “блеющего” вокала и кудрявой шевелюры - Марк Болан (Marc Bolan). Собственно, Марк Болан - это было не его настоящее имя (фамилия), ведь он, как заправский хиппи, сам придумал, как будут называть его люди. Фамилию он себе взял путем нехитрой обрезки своего кумира Боба Дилана. “БОб диЛАН” – как-то так. Ну, а с новым именем (фамилией), можно и забыть кто ты, человек или эльф, и вообще, кому какая на хрен разница?! Ну и молодой Болан, начал себя прочно ассоциировать с каким-нибудь толкиновским персонажем. И нет ничего удивительного, что на его жизненном пути (хоть он проходил не под волшебным небом Арды, а под обыкновенным лондонским смогом) повстречался, другой не менее толкиновский персонаж, перкуссионист Стивен Портер (Stephen Porter), более известный как Стив Перегрин Тук (Steve Peregrine Took). Само собой, “настоящий эльф” и “настоящий хоббит” – составили друг другу отличную компанию. Но для начала, немного предыстории:

К моменту создания коллектива, о котором пойдет речь в данной статейке, Болан, уже успел поиграть в другом, вполне психоделическом сборище под названием John's Children (коллектив, кстати, небезынтересный, вполне заслуживающий вашего внимания). Видимо, вдоволь погромыхав и победокурив на электрических инструментах в составе коллектива из четырех человек, Марк, после распада группы, весной 1967-го решает двигаться в сторону более эклектичного ”камерного” звучания и более ограниченного (в плане количества участников) состава. Толчком к этому решению послужило посещение Марком концерта великого индийского ситариста Рави Шанкара (Ravi Shankar) прошедшего той же весной в Люксембурге. На сцене было всего два человека, сам Шанкар и аккомпанирующий ему перкуссионист, но звучало все это просто волшебно! Это было для Марка, как откровение, и он твердо вознамерился играть далее в подобном формате. Конечно, ситаром Марк не владел, зато, сменив электруху на акустическую гитару, подал объявление о поиске перкуссиониста в местную газету, на которое в скором времени откликнулся вышеупомянутый Стив Перегрин Тук.

Дуэт начинает лабать по всяким андеграундным клубам и осенью 67-го вписывается в менеджерскую контору Blackhill Enterprises, принадлежащую Питеру Дженнеру (Peter Jenner), тогдашнему менеджеру, тогда еще барреттовского, (тогда еще The) Pink Floyd. Собственно, с нашими любимыми Флойдами, у Марка было много пересечений, сам Марк говорил, что они (Tyrannnosaurus Rex) пытаются делать в акустике, то, что Pink Floyd делают в электричестве. Конечно же, речь шла не о прямом подражании, а скорее движении в ногу, и нахождение в одном потоке. В общем, весь лондонский андеграунд можно было назвать “соратниками по борьбе”, а психоделическое движение - фронтом войны со скукой и серостью пост-пост-военного Лондона. Чего уж там говорить, если чуть-чуть позднее Болан женится на Джун Чайлд (June Child), секретарше Blackhill Enterprises и бывшей подружке (и почти девушке) Сида Барретта. В общем, все друг друга знали, все так или иначе, были связаны…

В конце 1967-го дуэт, под руководством Джо Бойда (Joe Boyd), предпринимает попытки записать альбом на студии Sound Techniques (где некогда записывали свои первые синглы Pink Floyd). Однако, качество записанного материала и собственной игры, коллектив не удовлетворило. Тираннозавры продолжают выступать по клубам. Концерты группы отличались своей особой “домашней” атмосферой, на сцене Марк сидел на полу (иногда подстелив под себя какой-нибудь восточный ковер) по-турецки скрестив ноги, напевая свои странные тексты и поигрывая на гитаре, а рядом на стуле восседал Стив, выколачивая бешеный ритм на своих перкуссиях. Тираннозавры играют вместе с такими электрифицированными командами как The Jimi Hendrix Experience, The Soft Machine и Pink Floyd, а также собратьями “менестрелями и трубадурами” The Incredible String Band и Донованом.


Благодаря необычному (на тогдашней сцене были куда распространенней квартеты, а отнюдь не дуэты) составу коллектива, специфической вокальной манере Болана, псевдо-восточным аранжировкам Перегрина Тука, а также лирикой, восходящей к детским сказкам, мифам и легендам народов мира, отсылкам к культовым писателям-фэнтезистам Толкину и Льюису, наличием некой “аля гринписовской” философии, а также частыми выступлениями, “Король Динозавров” быстро завоевал популярность в хипповской среде.

Следующие попытки записать альбом группа предпримет уже в 1968. К тому времени она уже успеет сменить агентство и лейбл, и из Blackhill Enterprises перейти в куда более солидное Straight Ahead Productions. Работой с группой занялся в будущем знаменитый (а тогда – еще молодой) продюсер Тони Висконти (Tony Visconti) и дела, во многом благодаря его энтузиазму, пошли в гору. Материал не торопясь записывался в течение нескольких месяцев, на восьмиканальной аппаратуре в Advision Studios, находящейся в центре Лондона. Находясь в стенах студии, изобретательный Стив Перегрин Тук получил большую свободу, чем на сцене и поэтому, на пластинке можно услышать не только его перкуссию и (его же) подпевки Болану, но также китайский гонг, бонги и ксилофон.

19-го апреля дуэт запустил в продажу свой первый сингл “Debora” (с бисайдом “Child Star”), который занял 34-ю позицию в британском хит-параде и продержался там 7 недель.

Сам альбом “My People Were Fair And Had Sky In Their Hair… But Now They’re Content To Wear Stars On Their Brows” вышел летом 1968-го 5-го июля на лейбле Regal Zonophone (LRZ 1003). На обложке была помещена фэнтезийная иллюстрация Джорджа Андервуда (George Underwood) изображающая участников дуэта, вплетенных в несколько апокалипсическую картину, с различными мифологическими существами. На обратной стороне конверта, содержалась посвящение, запиленное другом группы радио-ди-джеем Джоном Пилом (John Peel).
 Текст содержал следующее:
Tyrannosaurus Rex прорастали среди опавшей и увядающей листвы прошлого лета. Во время холодной серой зимы их спасала и сохранила лишь забота тех, кто их любит. Они расцвели с приходом весны, к радости всех детей и теперь вся Природа поет вместе с ними. Это будет веселое и долгое лето.
Джон Пил был старым приятелем Марка и главным защитником и продвигателем андеграундной музыки (и Tyrannosaurus Rex, в частности) на “Первом Радио” (BBC Radio One). Его перу, также принадлежит небольшая сказка, использованная как вставка в композиции Frowning Atahuallpa (My Inca Love)” с этого же альбома. Также, задняя сторона конверта содержала запись, что альбом посвящался Аслану и Старой Нарнии.

В британском чарте альбом максимально поднялся до 15-го места, что было очень и очень неплохим результатом для дебютной работы коллектива, работающего в столь необычном и в чем-то даже новом, как для мейнстрима, так и для андеграунда, стиле.

Треклист альбома такой:

Hot Rod Mama (M.Bolan)
Scenescof (M.Bolan)
Child Star (M.Bolan)
Strange Orchestras (M.Bolan)
Chateau In Virginia Waters (M.Bolan)
Dwarfish Trumpet Blues (M.Bolan)
Mustang Ford (M.Bolan)
Afghan Woman (M.Bolan)
Knight (M.Bolan)
Graceful Fat Sheba (M.Bolan)
Wielder of Words (M.Bolan)
Frowning Atahualpa (My Inca Love) (M.Bolan)

четверг, 18 апреля 2013 г.

The 13th Floor Elevators - Easter Everywhere (1967)



Пасха - повсюду, Пасха – навсегда!
Вот и обещанное продолжение истории славного эзотерически-психоделического коллектива The 13th Floor Elevators! Расскажу-ка я вам сейчас об их втором альбоме “Easter Everywhere”. Здесь хочу обратить ваше внимание (хотя, наверняка, вы и сами уже замечали) на тот факт, что многие неплохие психоделические коллективы сдулись после первого же альбома (который и становился их единственным). Но в данном случае, “ребята - молодцы, не опустили руки, и нашли в себе силы продолжить играть этот ваш психоделический рок”. Все-таки психоделия и связанный с ней образ жизни, “не для слабаков”. Не всякий мозг сможет такое долго выдерживать, так что - слава психонавтам! 

Как по мне, второй альбом вышел у них не хуже первого. На уровне, а уровень – о-го-го! Звук стал менее грязным, помягче, но от этого группа ничего не потеряла, а совсем наоборот, такому “попсачу”, как я, в самый раз. Плюс, набирал обороты чудовищный концептуализм и метафоризм текстов, особенно ярко выраженный в заглавной композиции альбома: “Slip Inside This House”. Должен вам сказать, что это – нечто! Если вы ее не слышали, то сейчас же, обязательно послушайте! Несколько лет назад я, из любопытства, пытался переводить тексты любимых песен. Лирика ни Моррисона, ни Барретта не вызвала у меня особых затруднений, но на этом тексте, мой мозг чуть не сломался от количества свалившихся на него образов и информации, которые умудрились впихнуть в этот, семи с лишним минутный трек, его создатели. Даже сейчас, после написания этой статейки, мне до сих пор не все ясно… А вам?
Ну да ладно, вернемся непосредственно к:

Там где мы последний раз остановились на истории Элеваторов, дела у них, мягко говоря, шли неважно. На дворе был уже 67-й год. К тому времени, психоделическая революция уже уверенно шагала по земному шару, оказывала свое влияние на все большее и большее количество умов и умишек, со всеми вытекающими последствиями. Приближалось Лето Любви, солнце движения хиппи было пока еще в зените, но пионеры психоделии, The 13th Floor Elevators, были сильно измотаны бешенным концертным графиком и огромными дозами принимаемых веществ. Постоянно норовящий нависнуть над их головами меч Фемиды, в лице сурового техасского правосудия, личные разногласиям внутри коллектива, конфликт с руководством лейбла, плохие продажами дебютного альбома – все это, также не добавляли оптимизма. Картина была безрадостная…
Но, не смотря на это, в безумном и гениальном мозгу идеолога группы Томми Холла, уже зрел материал для очередного амбициозного проекта, который, по всей вероятности, должен был вылиться в новый альбом.

Для начала, чтобы хоть немного подзаработать на жизнь и наркотики, а также, уменьшить давление со стороны лейбла, требующего все новые и новые “хиты”, музыканты отправились в хьюстонскую Andrus Studio для записи очередного сингла. Сессии проходили с 17 по 18 января, были записаны песни “I’ve Got Levitation” и “Before You Accuse Me” (и вышедшие в качестве сингла 3-го февраля), а также, композиция “She Lives (In A Time Of Her Own)”.

Однако, при всем обилии идей, и свежевыпущенного сингла, репетиции и концерты проходили нерегулярно, часто срывались, постоянно находился кто-то отлынивающий от работы, и становилось все более очевидно, что в коллективе назрел раскол.

В конце концов, ритм-секция Элеваторов (в лице Джона Айка Уолтона и Ронни Латермена) решает окончательно забросить осточертевшую работу в группе и, расторгнув свои контракты с International Artist, перебирается из Техаса в уже не раз приютившую их Калифорнию. Стейси Сазерленд поначалу тоже собирался двинуть вслед за этими ренегатами и тогда, возможно на дальнейшей истории коллектива можно было поставить крест, но этому помешал случай, хоть и более чем неприятный для Стейси, но спасительный для бэнда. 

Охотничий домик Стейси
В самом начале лета, при очередной полицейской облаве на Элеваторов, в багажнике машины Стейси были обнаружены следы марихуаны и теперь он (находясь под следствием) никак не мог пересечь границы штата. Ему не оставалось ничего, кроме как продолжить работу с коллективом, дожидаясь снятия с себя обвинений. Оставшиеся члены группы, заручившись помощью двух Денни: Денни Галиндо (Danny Galindo) (бас) и Денни Томаса (Danny Galindo) (барабаны) засели в охотничьем домике, принадлежащем Стейси Сазерленду, расположенном на вершине холма, неподалеку от города Кервилл, где они и провели большую часть Лета Любви, сочиняя, репетируя и оттачивая новый материал, как истинные целеустремленные затворники.

К концу лета, группа вновь вернулась в Andrus Studio, где приступила ко второму этапу звукозаписи. Сессии, с перерывами, продолжались с 25-го августа, по 24-е сентября и за этот период были записаны все оставшиеся песни (плюс – не вошедший в финальный микс, ауттейк “Fire In My Bones”).

Альбом “Easter Everywhere” вышел 25 октября 1967-го года, на лейбле International Artist (IALP#5). Продюсировал его Лелан Роджерс, уже работавший над предыдущим альбомом группы. Группа получила многочисленные лестные отзывы критиков и даже была названа “интеллектуальным роком” в журнале Billboard.
Продолжая и развивая основную тематику первого альбома (Путь к Просветлению), фундаментом для второго альбома стала смелая идея объединения Восточной и Западной философии, кислотных откровений, науки и мистики, переосмысление понятия Бога, и в конечном итоге, достижение постматериального бессмертия!

Когда-то давно и буддизм, и христианство были гораздо ближе друг к другу, считал Томми. Но две тысячи лет назад (во времена Нового Завета) христианством были утрачены многие знания. Западный ум, поддавшись материалистичным заблуждениям, отринул немало ортодоксальных идей Старого Завета, переписав христианские догмы, на новый лад. Изрядная часть древних знаний была либо забыта, либо намеренно уничтожена или скрыта и зашифрована в непонятную современному человеку символику. Что-то из этого сохранилось только в виде апокрифов (неканонических источников) и в гностической литературе. Объединение христианства и ведических традиций привело бы к возрождению изначальной формы этих религий и обретению утраченных знаний. Томми надеялся решить эту головоломку, вернув в христианство недостающие в нем фрагменты из буддизма.

Вышеуказанный символизм отразился и в художественном оформлении обложки альбома. Сама ее форма (квадратный конверт), являет собой символ материального мира, внутри которого заключен мир духовный (пластинка форме окружности).
Для задней стороны было выбрано изображение, найденное Томми в тантрической литературе. Это была индийская картина 18-го века изображающая медитирующего йога. Изображение содержало схематичное расположение семи чакр на теле йога, выровненных вдоль его туловища тремя линиями энергии (энергетические каналы). Томми посчитал, что эта картина достаточно наглядно демонстрирует этапы достижения Просветления. Для духовного развития необходимо последовательное открытие всех этих чакр (энергетических центров) расположенных вдоль позвоночника снизу вверх, что приведет к открытию шестой чакры – третьему глазу (Аджна). Третий глаз позволит человеку видеть реальность сквозь пелену иллюзий, получить божественные знания и достичь Нирваны. По достижению Нирваны, душа выходит из тела и соединяется с первородной жизненной энергией, где сохраняет воспоминания обо всех своих прошлых жизнях, обретая бессмертие сознания. Так достигается седьмая чакра (Сахасрара), находящаяся вне физического тела.

Лицевая сторона обложки содержала, изображенное на золотом (божественный цвет) фоне, солнце (символ третьего глаза). Ниже него располагалось название группы, выполненное в виде бровей, красным (цвет Будды) цветом. Все вместе, это напоминало раскрывшийся цветок лотоса с двумя лепестками (что также является символом шестой чакры). Поверх этого располагалось название альбома, венчающее собой седьмую “внешнюю” чакру. Золотая краска, которой была покрыта обложка, то ли в результате брака, толи для пущего символизма (“Пусть Солнце оставит след на твоих руках…”), имела свойство шелушиться и оставляла следы на пальцах. Оформление альбома было довольно дорогим для своего времени, конверт содержал тексты песен и фотографии музыкантов.

Открывала “Easter Everywhere” эпическая “Slip Inside This House”. Как можно понять из названия, ведущей темой этой композиции является “дом” и пребывание внутри его. Вдохновляясь идеями Гурджиева, Томми представлял грамотное духовное движение к Просветлению, как перемещение из одной комнаты этого “дома” в другую с растущей осознанностью человека. Этот переход – символизировал последовательное открытие чакр в теле, вдоль линии энергетических каналов, симметричных позвоночнику. В тексте это прямо указано: “Все твои молнии внутри тебя, ждут путешествия вдоль твоей спины” (All your lightning waits inside you, Travel it along your spine). Далее шел переход из одного “дома” (физического тела) в другой “дом”, символизирующий смерть с последующим перерождением. Так, человеческий дух, был обречен на вечные скитания и “кочевное существование“. Образы кочевников бедуинов и цыган, также присутствует в начале песни (Bedoin in tribes ascending... Twice born Gypsies care and keep).

Еще, в тексте упоминается такой известный символ, как “крест”. Этот знак, заимствованный ранним христианством из язычества, имеет вид человеческого тела, с вытянутыми в бок руками. Западные церкви (в особенности, католические) нередко повторяют его форму. И если соотнести эти образы (креста и тела) то, во время богослужения священник стоял в центре “головы” (что соответствовало расположению шестой чакры) а прихожане – ниже, в других “частях тела”.

Далее идут отсылки к нумерологии:
"Двадцать четыре птицы майя ..." (Four and twenty birds of Maya…)
"Семь Звезд предскажут твое появление, Семь печатей хранят божественное, Семь церквей заполнят душу..." (Seven Stars receive your visit, Seven seals remain divine, Seven churches filled with spirit…)
"В четыре раза сократить вероятность...» (Shrink the four-fold circumstance…)

Все религии придают большое значение цифрам и числам, наделяя их мистической силой. Семь ангелов стоят по правую руку Иисуса (семь звезд созвездия Плеяд), семь ламп, стоящих у трона Господнего, семь великих церквей Малой Азии (в Эфесе, Измире, Пергаме, Акхисаре, Сарде, Алашехире и Данезли). Опять же, прослеживается параллель с семью чакрами.
Семь печатей, семь труб и семь чаш упоминаются в “Откровении” Иоанна Богослова. Первые четыре печати являются четырьмя всадниками апокалипсиса (антихрист, война, голод, чума). Пятой “разломленной” печатью станут молитвы страдающих людей, обращенные к Богу, о справедливости. Шестая печать будет сломана, когда Господь услышит эти молитвы и с небес явятся семь ангелов с семью трубами, дабы судить выживших. Звук каждой из этих семи труб, будет возвещать начало очередного суда над смертными. Первый Суд – принесет град и огонь с небес, Второй – иссушит моря, Третий – реки и озера, Четвертый – солнечное затмение, Пятый – нашествие саранчи, пожирающей всю пищу, Шестой – освободит демоническую армию, которая понесется убивать выживших, Седьмой – призовет на Землю ангелов с семью чашами Божьего гнева. В Первой Чаше будут болезни, во Второй – жажда, Третья – превратит реки в кровь, Четвертая – раскалит солнце так, что его излучение будет причинять боль, Пятая – навсегда погасит его, Шестая – будет предзнаменовать битву с армией антихриста, Седьмая – разрушительное землетрясение и камни с небес. Фигово, не правда ли?!

Число “четыре” – священно для буддистов. Основатель религии имел четыре имени-статуса: Гаутама (земное имя), Сиддхартха (выполнивший свое предназначение), Шакьямуни (мудрец из рода Шакья) и Будда (просветленный). Буддистское Древо Жизни (Дамба) имеет четыре ветви, от его корней текут четыре священных реки, символизирующие четыре безграничных желания: сострадание, привязанность, любовь, беспристрастность. На иврите, тетраграмматон YHWH (состоящий из четырех букв) означал непроизносимое имя Бога. Пифагор, много лет проживший на Востоке и разделявший теорию о переселении душ, считал “четверку” (Тетрактис) священной. Именно ей клялись его последователи пифагорейцы. Сам Тетраксис представлял собой 10 точек (эти точки располагаются на четырех горизонтальных уровнях, начиная с одной – на первом уровне, и заканчивая четырьмя – на четвертом уровне) соединенных линиями, образующие собой 9 треугольников, вписанных в один. Так, прежде всего Тетраксис символизировал собой Единого (Бога) в четырех его гностическим аспектам (Отец, Сын, Мать и Дух). Эта математически-геометрическая иллюстрация тесно связана с другой теорией Пифагора – “гармонией сфер”, касающейся музыкального искусства. Пифагор и его последователи считали, что космос наполнен гармоническими звучаниями, исходящими от движущихся планет. Тут уже прослеживается взаимосвязь между количеством планет в солнечной системе и нот (все те же “семь”).

Также, Пифагор развивал учение о пропорции звуков. Во время изучения монохорда – древнего музыкального инструмента, представлявшего из себя доску с одной единственной струной, им были открыты такие музыкальные интервалы как: октава (2/1), квинта (3/2) и кварта (4/3). Чистая квинта (3/2) – является наиболее гармоничным и устойчивым интервалом, и обозначается цифрой “пять” (собственно, само слово “quinta” – на латыни и означает – “пятая”). Буддисты, также считали, что музыка может помочь придти к Просветлению, а в христианстве, до 15 века, церковные песнопения также основывались на пентатонике, предполагая Бога, в качестве слушателя. Земная музыка – была отражением музыки небесной, а музыканты и слушатели, посредством ее – приобщались к гармонии вселенной.

Во время работы в студии большинство музыкантов находились под кислотой, а для создания соответствующей атмосферы, Томми повсюду развесил картинки со стилистическим изображением солнца с цифрой “пять” в центре. Пять мировых эпох майя, пять океанов, пять членов группы The 13th Floor Elevators, серийный номер пластинки Easter Everywhere” (IALP#5) в каталоге IA, по пять песен на каждой стороне ее, определенно, наибольший символический акцент был сделан на цифре “пять”.

Порядок песен на альбоме, представлял собой круговорот бытия человеческого духа: рождение-жизнь-смерть-реинкарнация. В текстах песен, помимо прочего, описывается, разрушительное для человеческой цивилизации землетрясение (Earthquake), взятое, видимо, из “Откровений” Иоанна Богослова, обращение в прах и космической пыль человеческого тела (Dust), последующий полет духа (Levitation) и последующее бестелесное существование (Postures).
Have You Got It Yet?!

Большинство текстов песен принадлежало перу Томми Холла, но одна (Slide Machine) была авторства давнего друга группы Пауэлла Сэт Джона, несколько композиций которого были использованы и на прошлом альбоме, а также, кавер на Боба Дилана (Baby Blue). Томми, Роки и Стейси, наученные горьким опытом предыдущего альбома, старались как можно больше контролировать процесс звукозаписи и микширования, постоянно вступая в перепалки со звукорежиссером студии Фрэнком Дэвисом (Frank Davis) и продюсером, пытаясь добиться именно того звучания, которое было нужным альбому. Это дало свои результаты, и на этот раз, группа осталась довольна, своим детищем.




После выхода пластинки музыканты вернулись к концертной деятельности, играя на стадионах, а также дали серию грандиозных шоу, сопровождаемых психоделическими светоэффектами в культовом, среди техасского андеграунда, клубе Вулкан (The Vulcan Gas Company), расположенном в Остине. Казалось бы, вот он, заслуженный триумф, но Фортуна, в очередной раз не улыбнулась Элеваторам, отдав их на растерзание Фемиде. Но об этой трагичной истории вы узнаете позднее…

Треклист альбома такой:

Slip Inside This House (T.Hall-R.Erickson)
Slide Machine (Powell St. John)
She Lives (In A Time Of Her Own) (T.Hall-R.Erickson)
Nobody To Love (S.Sutherland)
(It’s All Over Now) Baby Blue (B.Dylan)
Earthquake (T.Hall-R.Erickson)
Dust (T.Hall-R.Erickson)
Levitation (T.Hall-S.Sutherland)
I Had To Tell You (T.Hall-S.Sutherland)
Postures (Leave Your Body Behind) (T.Hall-R.Erickson)