среда, 13 марта 2013 г.

Blues Magoos - Psychedelic Lollipop (1966)


Второй Кит приплывает за первым. Мне он, конечно, нравится меньше двух других, но он тоже крут. ЛСД – пока еще оставалось законным в большей части Штатов и название альбома, было конечно, провокационным, но не криминальным. “Психоделический леденец” вышел в ноябре 1966. Выпустила его группа Blues Magoos, не смотря на название (как и The Moody Blues), не сильно близкая к блюзу. Ну, то есть он, конечно в их музыке определенно присутствует, но в основном это все-таки гараж и психодел. На самом альбоме, лично мне, больше всего нравится Tobacco Road. Одна из лучших версий этой, кем только не исполняемой, песни кантри-поп-рок-певца Джона Лаудермилка (John D. Loudermilk). Очень напоминает по саунду то, на что будет похож, любимый многими (но не большинством) дебютный альбом группы Pink Floyd. Кстати, на следующем альбоме группы, будет присутствовать не менее замечательный кавер на не менее известную Gloria Вана Моррисона. Тоже, по-моему – лучшая версия исполнения, помимо оригинала. А еще Sometimes I Think About и One By One и прочие, неплохие, да и вообще альбом хороший, ох и не знаю, чего я на него гоню…

А теперь, немного истории:
Свою карьеру группа начала в Нью-Йорке в районе, который известен своими разборками - Бронксе, еще в 1964-м году и изначально называлась The Thenchcoats. В состав “Пальтоносцев” входили: гитарист Деннис Лапор (Dennis Lapore), барабанщик Джон Финнеган (John Finnegan), клавишник Ральф Скала (Ralph Scala), басист Ронни Гилберт (Ronnie Gilbert) и второй гитарист Эмил Тилхельм (Emil Thielhelm), более известный под псевдонимом Пеппи Кастро (Peppy Castro). Ребята играли моднейший в то время в Америке фолк-рок и вскоре перебираются из Бронкса в Гринвич-Виллидж – самый свободный и креативный район “Большого яблока”, куда стекалась вся творческая интеллигенция, царили свободные взгляды, и процветала тусовочная жизнь. Там они становятся постоянными резидентами в кафе “Ночная сова” (Night Owl Cafe), меняют свое название на абстрактное Bloos Magoos (а чуть позже, на более понятное - Blues Magoos), а по звучанию, постепенно переходят от фолк-рока к не менее модному блюз-року.

В 1965-м году они делают свои первые шаги в мире звукозаписи, зафиксировав на пленке несколько композиций для Verve-Folkways - фолкового отделения Verve Records.
Однако их сотрудничество с Verve ограничилось выпуском в начале 66-го всего одного сингла So Im Wrong And You Are Right/The People Had No Faces.
Обе эти вещи представляли собой оригинальную интерпретацию песен Рика Шортера (Rick Shorter), темнокожего фолк-исполнителя, друга группы и их коллеги по гринвичской сцене.

Как-то раз, все в той же “Ночной сове” наши герои пересеклись с Майком Эспозито (Mike Esposito), игравшим с какими-то местными лабухами, каверы на популярные хиты. Ему было предложено сыграть с Blues Magoos. Пеппи Кастро вспоминает: “Майк просто поднялся на сцену, и даже не зная ни одной из наших песен, без единой репетиции – сыграл круче, чем наш гитарист”. Так, дни Денниса Лапора в команде были сочтены, и его заменил Майк.

Сам Майк Эспозито персонаж был весьма интересный. Родившийся в семье потомственных военных, пока его родные братья вовсю мочили узкоглазых во Вьетнаме, он, наперекор семейной традиции, избрал для себя карьеру художника, носил длинные волосы, придерживался пацифистских взглядов - хипповал одним словом.
Также Майк (которому на тот момент было 23) был немного старше остальных участников коллектива (самому младшему из которых, Кастро - было 16, а самому старшему, Гилберту - 20) и стал для них кем-то вроде гуру.

Fender Echoplex
Именно с приходом Майка, обладавшего ленточной примочкой Fender Echoplex с эффектом задержки эха, группа начинает свои знаменитые психоделические эксперименты со звучанием. Также, за плечами Майка уже был опыт участия в музыкальных коллективах, в одном из которых, носящем название Felix And The Escorts, даже выпустившем один сингл в 62-м году, ему довелось играть с Лу Ридом, будущим лидером The Velvet Underground, другой нью-йоркской банды, стоящей в авангарде экспериментов со звучанием. Позднее, группа эта превратилась в The Young Rascals и далее в просто The Rascals – относительно известный поп-рок коллектив (но уже без Рида и Эспозито). Это я так, для справки…

В составе Blues Magoos происходит еще одно изменение: группу покидает Джон Финнеган, а на его место (по приглашению Майка) приходит профессиональный барабанщик из Делавэра - Джефф Дэйкинг (Geoff Daking).
Поменяв стиль, музыканты меняют и имидж. Их выступления превращаются в фееричные шоу, на которых наши эксцентричные герои выступают в костюмах со вшитыми в них светодиодами (надеюсь, их хоть током не дергало). Так что эта “играющая гирлянда” выглядела, надо полагать, очень эффектно, внимание приковывала и славу имела. Еще они в качестве антуража на сцене используют гигантские светящиеся лавовые лампы.
Известность группы растет, и вскоре Blues Magoos берут под свою опеку Боб Вилд (Bob Wyld) и Арт Полемус (Art Polhemus) из Longhair Productions (какое подходящее название), которые обеспечивают им контракт с Mercury Records.

Музыканты перебираются жить в Альберт-отель, в подвале которого сочиняется и репетируется материал для будущего альбома. А потом бэнд отправляется в Regent Sound Studio, для его записи.
Там они записывают одну из своих самых фриковых композиций Tobacco Road (об этой песне я уже писал выше) и выпускают ее на сингле. На обратной стороне сорокапятки расположилась блюзовая Sometimes I Think About, являющаяся слегка измененной версией американской народной песни Willie Jean (видимо, здесь музыканты решили обратиться к своим фолковым корням, если не в плане саунда, то хотя бы в плане тематики и текстов). Однако из-за длинны заглавной вещи (Tobacco Road – четыре с половиной минуты, да и Sometimes I Think About – не намного короче) сингл не получил ротацию на радиостанциях и в продажах откровенно провалился. А может быть, Tobacco Road не попала на радио, из-за своего безумного звучания, а длинна композиции – просто послужила лишним поводом, чтобы ее не брать, ведь психоделия тогда была не повседневностью, а предыдущие герои нашей статьи The Deep, например, на радиостанции вообще не лезли, концертов не давали, предпочитая “по-тихому” сходить с ума в студии.


Тем временем, сроки выхода альбома (запланированного на ноябрь) все ближе, и продюсеры группы Боб Вилд и Арт Полемус решаются на отчаянный шаг: они рассылают всем руководителям локальных филиалов Mercury Records поддельное письмо, подписанное ими от лица директора лейбла Ирва Грина с требованием: “В кратчайшие сроки раскрутить эту запись, в противном случае вы будете уволены”.
Это вызывает огромный переполох и каждый из них, как может, по своим каналам и, воспользовавшись своими связями, начинает проталкивать новый сингл группы “(We Ain't Got) Nothin' Yet (с бисайдом Gotta Get Away) на радио и верхушки хит-парадов.
Надо сказать, это был очень рискованный шаг со стороны Вилда и Полемуса, ведь если бы их затея провалилась и к тому моменту, как махинация с письмами оказалась раскрыта, песня не оправдала вложенных в нее усилий, они сами были бы уволены. Но ребята видимо чувствовали ее потенциал и поэтому решили сыграть ва-банк.
И они не прогадали! Ведь именно с этой вещью наши герои Blues Magoos войдут в историю рок-музыки.


“(We Ain't Got) Nothin' Yet активно крутилась по радио, сорокапяточки с нею продавались на ура, и довольно скоро она достигла 5-го места в хит-параде Billboard (а в Cashbox – вообще, первого). Эта бодрая композиция с запоминающимся ритмом и четкой басовой партией, а также вполне жизнеутверждающим текстом о том, что “не смотря ни на что, нужно всегда оставаться верными самим себе и добиваться своего, а остальное – трын-трава” и была вершиной творчества группы. В дальнейшем, коллектив, будет неоднократно штурмовать чарты, выпуская синглы и пытаясь повторить этот успех, но большего результата уже не достигнет. Примечателен тот факт, что большие любители “сперплить” чужую музыку Deep Purple позаимствовали отсюда ритмуху для своей песенки Black Night. Ну, обсуждать чистоту рук Блэкмора и сотоварищей – совсем гиблое дело, так что не будем отвлекаться, но и не будем забывать… Хотя, по правде, надо сказать, что и Blues Magoos, и Deep Purple взяли эту самую запоминающуюся бас-линию из гершвиновской Summertime в обработке рок-певца Рики Нельсона, выпущенной им в 62-м году. Вот такая вот сложная генеалогия у этого хита!

Поскольку, наши герои были уже вооружены большим хитом и в их арсенале, также имелось несколько хитов поменьше, дело осталось за малым, и они приступили к выпуску полноценной LP-шки. Проблем с лейблом группа тогда еще не имела, и, не смотря на провокационное название и наркоманский подтекст некоторых песен (например Love Seems Doomed можно было сократить как L.S.D.”), в ноябре, как и было запланировано, альбом “Psychedelic Lollipop” вышел на Mercury Records (MG-21096).

Невинные, на самом деле, намеки. И ох уж мне любители везде их выискивать! У них, интересно, при сокращении названий песен, никакой нецензурщины не всплывало?! А то, сокращают всякие “Lucy in the Sky with Diamonds” и “Love Special Delivery” и радуются! Но вообще, за группой слава отъявленных психонавтов закрепилась прочно, название их стало нарицательным, о чем может свидетельствовать тот факт, что в 90-е года был выведен новый сорт марихуаны, названный в честь группы Blue Magoo.

Свое название пластинка получила в честь картины Майка Эспозито, которая и была использована в оформлении обложки, на фоне которой были помещены фотографии самих музыкантов.
На альбоме присутствовали как многочисленные каверы, так и собственный материал. Из чужих композиций (помимо Tobacco Road) были: Queen Of My Nights гринвичского фолк-исполнителя Дэвида Блу (David Blue), Ill Go Crazy Джеймса Брауна, Gotta Get Away нью-йоркской группы The Magicians, как и Blues Magoos - бывших подопечными Longhair Productions, Worried Life Blues” старая блюзовая вещица, позаимствованная нашими героями из репертуара популярной группы The Animals, и завершающая альбом Shes Coming Home – соул-композиция авторства Роджера Аткинса (Roger Atkins) и Хелен Миллер (Helen Miller). “Психоделический леденец” настоятельно рекомендовалось “прослушивать на максимальной громкости”, о чем был написано на обратной стороне конверта.

Пластинка добралась до 21-го места в Billboard. Настало время для расширения аудитории слушателей, крупных концертов с большими звездами и т. п. Ребята отыграли серию концертов в культовых Филморе (Fillmore West) и Авалоне (Avalon Ballroom) вместе с такими группами как Jefferson Airplane, Moby Grape и The Doors. С последними они умудрились даже подраться на сцене, на одном из голливудских концертов. Как и Blues Magoos, The Doors, были новичками на психоделической сцене, довольно сильно конкурировали, возможно, имело место и личная неприязнь. Ребята (и те, и те) были юны, пьяны, задиристы и амбициозны, и не хотели терпеть себе подобных выскочек. Порой, им казалось проще не пытаться превзойти конкурентов своим выступлением на сцене, а попросту – навалять им. Все же, не каждый может похвастаться, что выдавал пиздюлей самому Джиму Моррисону! Концерты отыгрывались яростно и безбашенно. Гулять – так гулять! Повсюду витал бунтарский дух рок-н-ролла, часто, группа, как и The Who, заканчивала свои выступления разгромом сцены.

P.S. мы еще продолжим рассказ об этом славном коллективе, о его взлетах и падениях, а пока, переходим к великим и ужасным The 13th Floor Elevators! Плывем дальше!

Треклист альбома таков:

(We Ain't Got) Nothin' Yet (M.Esposito-R.Gilbert-R.Scala)
Love Seems Doomed (M.Esposito-R.Gilbert-R.Scala)
Tobacco Road (J.D.Loudermilk)
Queen Of My Nights (D.Blue)
I'll Go Crazy (J.Brown)
Gotta Get Away (R.Adams-A.Gordon)
Sometimes I Think About (M.Esposito-R.Gilbert-R.Scala)
One By One (R.Gilbert-E.Theilhelm)
Worried Life Blues (M.Merriweather)
She’s Coming Home (R.Atkins-H.Miller)