суббота, 7 сентября 2013 г.

Безальбомные герои - The Shakespeares


А теперь, снова, безальбомные герои! Точнее, не совсем безальбомные (и скоро вы узнаете, почему). Но на этот раз, это будет не гаражный рок из Америки, а психоделический-поп из Африки. Готовы к такому повороту событий?!
 
Итак, подобно многим коллективам своего времени, наши герои пережили множество метаморфоз, а также, ряд смен названий и составов, за свою относительно недолгую карьеру. Начнем с того, что первым названием группы было The Dynamics и образовалась она, аж в 1963-м году. В тот (первый) состав входили: лидер-гитарист и вокалист Крис Критзингер (Chris Kritzinger), ритм-гитарист и вокалист Перри Джордаан (Perry Jordaan), бас-гитарист и вокалист Кельвин Коулман (Calvin Coleman) и ударник (с тогда еще, не зловещей фамилией) Джонни Крюгер (Johnny Kreuger). The Dynamics базировался в северной Родезии (будущей Замбии, которой она стала после государственных потрясений и получения независимости в 1964-м году).

Однако к тому времени как страна получила независимость (что, кстати, довольно сомнительно пошло ей на пользу), наши герои раскрутились настолько, что сумели улететь в Европу, где и обосновались, этих перемен не застав. Не подумайте ничего плохого, я не расист, но скажите, что еще было делать четырем белым парням-музыкантам почти в сердце Африки?! Ясное дело – сваливать! Поэтому, когда туда, в составе съемочной группы исторического фильма “Зулу” (Zulu), наведался Альберт Ван Хутен (Albert Van Hoogten), по совместительству – руководитель музыкального лейбла Ronnex Records, и обратил свое внимание на этих талантливых музыкантов, они, не долго думая, подписали с ним контракт на год и вылетели в Бельгию, где им было предложено работать.

Плакат группы
Таким образом, 1964-й наши герои встретили уже в Брюсселе. Там они сразу же взялись за дело, выступая по местным клубам, правда, уже под новым названием. У продюсера было свое мнение, о том, как должен назваться успешный рок-бэнд, и по его настоянию музыканты переименовались в The Shake Spears. Ван Хутен посчитал, что это будет весьма подходящее и оригинальное имя для афро-бельгийской группы, поющей на английском (название дословно переводиться как “потрясающие копьями”, типа африканских танцоров с этими самыми копьями, заодно созвучное с фамилией великого британского поэта Уильяма Шекспира).

В феврале 65-го “Шейк-спиры” отправляются на студию и записывают свой первый сингл “Shake It Over”/“Do That Again”, с которым врываются в эфир локальных радиостанций.

Следующий сингл “Garden Of Eden”/“Nossi Dan”, вышедший месяц спустя, также получает ротацию на радио.

Слава группы продолжает расти и уже скоро ими заинтересовываются на крупнейшем британском лейбле EMI. Альберт Ван Хутен с грустью понял, что продления контракта, похоже, не будет и перспективный бэнд скоро уплывет из его рук. Так и случилось, по окончанию действия годового договора с Ronnex Records, музыканты перебираются под крыло EMI и обзаводятся новым продюсером Биллом Кромптоном (Bill Crompton).

Алан Эскомб
Последовала и, уже привычная для этого коллектива перемена мест. Музыканты перебираются в туманный Лондон. В ходе этого начинались перемены в составе (ставшие, можно сказать, “профессиональной болезнью” этого коллектива, как вы сможете заметить по ходу их истории). Так, басист Кельвин Коулман решает перебраться вместо Англии в Канаду и уже на месте, группа, у которой на днях были назначены сессии звукозаписи, оперативно находит ему замену в лице Алана Эскомба (Alan Escombe). На следующий же день после включения Алана в состав они отправляются в Regent Sound Studios, записывать сингл для EMI. В студии было принято решение украсить композиции бэк-вокалами.

На первой стороне расположилась “This Is The End”, на которой группе подпел (а скорее – это группа подыграла ему) известный Джин Лэттера (Gene Latter), а в качестве бисайда была выбрана “It Hurts Me” с бэк-вокалом Линды Милингтон (Linda Millington).

Продюсер решает, что вместе The Shake Spears и его протеже Джин Лэттер добьются большего, чем по отдельности и поэтому уговаривает их объединить свои усилия, что ему удается. Джин – становится основным вокалистом состава.

Группа дает серию аншлаговых концертов в Лондоне, а ее записи группы активно гоняются по “Радио Люксембург”. В один из вечеров, к группе присоединяется австралийский саксофонист Рон Паттон (Ron Patton), попавший в Британию как член аккомпанирующего состава Роя Орбисона. Выступление с ним оказалось настолько удачно, что он сразу же получил предложение играть с The Shake Spears и дальше.
 
Крис Критзингер, Рон Паттон, Джин Лэттер, Перри Джордаан, Джонни Крюгер, Алан Эскомб
 
В сентябре они записывают одно из своих концертных выступлений и выпускают одну из записей - инструментальный трек “The Saint” на сингле, получив на него восторженные отзывы у критиков.

Однако назревает конфликт группы с их продюсером Биллом Кромптоном, практически заставлявшего группу играть свои песни. Музыканты же, желали исполнять собственный материал и поэтому, их дороги разошлись.

В июне 1965-го группа, подобно блудному сыну возвращается в Бельгию к Альберту Ван Хутену. Коллектив продолжает активную концертную деятельность, играя порой по шесть дней в неделю не только в Бельгии, но и гастролируя по Франции, Голландии и Германии.

Альбом группы
В январе 1966-го они вновь отправляются на студию и записывают, пожалуй, самую известную свою вещь, ска-версию “Summertine” и выпускают ее на сингле. После этого, музыканты даже выпускают полноценный лонгплей, который, по сути, был составлен из студийных и концертных записей группы, ранее уже выходивших на синглах. Как видите, я весьма слукавил вначале этого повествования, что группа безальбомная, но вы скоро узнаете почему…

Спустя некоторое время, у солиста Джина Лэттера начинаются проблемы с женой, оставшейся в Англии и, видимо почувствовавшей себя замужней “капитана дальнего плавания”. Для решения всех этих щекотливых проблем, Джин вскоре будет вынужден покинуть группу и вернуться на родину.
Освободившееся место у микрофона, снова временно занимает гитарист Крис Критзингер. А Джин, продолжит сольную карьеру в Британии (которая окажется довольно успешной).

После участия в грандиозном концерте устроенном бельгийским королевским автомобильным клубом, группе поступает предложение посетить с концертами Австралию, в которой, как оказалось, они весьма популярны. Музыканты (а в особенности, наверняка, саксофонист Рон Паттон, соскучившийся по родным краям) с радостью соглашаются. В феврале 66-го они отправляются на трехмесячные гастроли по “стране кенгуру и эмигрантов”. Организаторы выступлений не обманули про популярность группы, австралийские фэны The Shake Spears оказались самыми дикими, концертные залы были переполнены на каждом выступлении, приятно удивляя музыкантом полнейшим аншлагом и повсеместным восторгом. Так что, попав на благодатную почву, The Shake Spears решают растянуть изначально трехмесячные гастроли, до аж девятимесячных. Уж больно хорошо им там было! Гонорары растут, а концерты проходят со все большим размахом, при участии девушек на подтанцовках и местного вокалиста Дока Джонса (Doc Jones).

Но все хорошее рано или поздно заканчивается (равно, как и нехорошее). По окончанию этого блистательного тура, когда группа собирается вернуться в Европу, Рон Паттон и Док Джонс, желая остаться на родине, выходят из состава.

Брайан Бастоу
За день до отлета из Австралии, The Shake Spears, вновь оставшиеся без вокалиста, тусуются в одном из местных баров, называвшемся Серферз Парадайз (Surfers Paradise). На сцене выступает какая-то малоизвестная команда, играющая в основном каверы на Роя Орбисона и The Hollies. Внимание наших героев обращается на их вокалиста, молодого человека по имени Брайан Бастоу (Brian Bastow). После окончания выступления, ему будет предложено присоединиться к The Shake Spears, и он, вполне разумно решает воспользоваться этой возможностью влиться в ряды куда более успешной, чем его собственный бэнд, команды. Так что, в Бельгию музыканты возвращаются уже с ним. Там их ждет студийная работа под руководством Альберта Ван Хутена.

Музыканты отправляются в Madeleine Studio и записывают собственную композицию, богато оркестрованную “Candle” и кавер на, созвучный с названием группы, хит Отиса Реддинга -  “Shake!”.
Но, по какой-то причине, продюсер переименовывает композицию “Shake” в “Jerk”. Джерк – был разновидностью танца, тогда набиравшего моду, и хотя песня “Shake” не имела к данному стилю никого отношения, Ван Хутер решает назвать ее так, не смотря на протесты музыкантов.

В результате, сингл с названием, вводившем публику в заблуждение, высоких продаж не получил. Да и музыкальные вкусы Бельгии слегка изменились, за то время, что группа гастролировала по Австралии. Раздосадованный спадающим к коллективу интересом, Перри Джордаан решает вернуться на африканский континент, чтобы навестить родных, которых он уже не видел пару лет. Так что, в феврале 67-го он покидает The Shake Spears.

Крис Стоун
Продюсер предлагает в группе на замену своего старого знакомого, талантливого гитариста Криса Стоуна (Chris “Sox” Stone) по прозвищу “Сокс” (или “Носок”), бывшего участника другой африканской группы The Phantoms. В марте 1967-го, Крис прилетает в Брюссель и присоединяется к The Shake Spears.

Тем временем, совместные концерты с Брайаном Бастоу показывают, что он куда больше – эстрадный певец, чем рокер и не сильно подходит группе, не смотря на весь его исполнительский талант. Ванн Хутен находит выход из этой ситуации и, сохранив Брайана на своем лейбле, запускает его сольную карьеру, которая будет сопутствовать коммерческий успех. 
 А на место Брайана приходит англичанин Мартин Пигот (Martin Pigott). На самом деле, с Брайаном музыканты не совсем распрощались, и даже поучаствовали в записи его дебютного альбома “Brian And The Hi Five”.

Джонни, Мартин, Алан, Крис и "Сокс"
The Shake Spears знакомятся с Моникой Данваль (Monique Danval) и ее мужем Марком, которые устраивает коллективу раскрутку на французском радио и телевидении, а также организовывает ряд концертов во Франции. Тем временем, наряды музыкантов становятся вся более пестрыми, а манера их игры все оригинальней и экспериментальней, потому что новомодные психоделические веяния их не обошли стороной. Тут, конечно же, и начинается тот период их карьеры, который нам наиболее интересен! Да-да, все это словоизливание, что вы читали (я надеюсь) выше, было лишь прелюдией к недолгому психоделическому периоду группы, о котором дальше пойдет речь!

В общем, теперь группа “поймала волну”, была “в теме” и даже сменила свое название с The Shake Spears на The Shakespeares, видимо окончательно отказываясь от своих “африканских корней” и желая начать все с чистого листа. Контракт с Ronnex Records как раз подходил к концу, и “Шекспиры” вписываются на продвинутый американский лейбл RCA Records, более подобающий их новому стилю.

The Shakespearеs отправляются в студию, где записывают свой “дебютный” (под новым названием) сингл “Burning My Fingers”/“Something To Believe In”, который выходит в июне 1967-го.
Поначалу, в “почти родной” Бельгии эта запись была встречена довольно прохладно. Но вскоре, благодаря своевременно оказанной группе поддержке от французских друзей на радио и телевидении (в частности, группу показали во французском TV-шоу “Bouton Rouge”), эта песня становиться весьма популярной во Франции. Затем уже, слегка запоздало, подтягивается и Бельгия.
Таким образом, музыканты громко заявили о себе в своем новом амплуа!

Джордж Вуд
Но, внутри коллектива зрели творческие разногласия и, не сильно довольные сменой стиля, Крис Критзингер и Джонни Крюгер, в сентябре - решают вернуться на родину. В результате этого события, от первоначального состава в группе никого не остается! Остальные члены коллектива (Мартин Пиготт, Крис “Сокс” Стоун и Алан Эскомб) не теряются и решают продолжать дело The Shakespeares, доукомплектовав состав гитаристом Джорджем Вудом (Georgie Wood), бывшим участником популярной психоделик-поп группы Love Affair и барабанщиком Рэнди Эшем (Randy Ashe). В результате, концертная и гастрольная деятельность, все же возобновляется.

Мик Картер
Рэнди Эш, правда, задержался в группе ненадолго и, скатавшись с ней разок на гастроли во Францию, свалил из нее. Музыканты вынуждены искать нового ударника, который, по счастливой случайности, нашелся почти сам и быстро. Благодаря звонку одной французской поклонницы по имени Кристина, музыканты узнали, что ее парень, довольно опытный британский барабанщик (игравший ранее в аккомпанирующем составе французского певца и композитора Мишеля Польнареффа) по имени Мик Картер (Mick Carter), любил The Shakespeares и давно мечтал поиграть с ними. Так что, можно сказать, что новый барабанщик, сам приплыл им в руки!
Репетиции и концерты нового состава – проходят на ура! Группа никогда еще не чувствовала себя такой сыгранной.

Это отражается и на процессе песнесочинения. Вскоре The Shakespeares записывают для RCA Records новый сингл: бодрый в духе британского психоделик-рока “How Does She Look” (со спокойной, слегка приблюзованной “Treasure Of Womans Love” на другой стороне), который выходит в ноябре 1967-го. Группа дает ряд выступлений, для продвижения сингла. В том числе в Британии.


Также проходят съемки промо-клипа на недавно написанный сингл. Клип снимал менеджер группы Жан Жим (Jean Jieme). Весь клип музыканты гоняются за симпатичными девушками, а потом тащат большую картину бельгийского художника Шарля Дельпорта (Charles Delporte), любезно предоставленную музыкантам на время им самим. Как вспоминают музыканты во время съемок этой сцены к ним подходили полицейские, пытаясь разобраться в происходящем, но все отмазались, сказав, что они из телевидения Бельгии.
В общем – клип был успешно снят и крутился по ящику еще до всяких там MTV.

 
“Шекспиры” думают закрепить свой успех гастролями по Франции, однако массовые беспорядки и демонстрации, происходившие там, в мае 68-го, по неприятному стечению обстоятельство совпавшие со временем их тура, делают концерты малопосещаемыми, а их проведение – вообще, небезопасным занятием.

Алан, Мик, Мартин, Джордж и "Сокс"
Но это, как оказалось, еще цветочки! Настоящие неприятности ждали бэнд по возвращении из Франции. Именно они и стали началом конца коллектива. Участникам группы пришли письма из Министерства иностранных дел Бельгии, где их вызывали в полицию для “нескольких вопросов”. Как оказалось, музыканты, практически все являющиеся гражданами других стран, долгие годы “работали” (играли) в Бельгии без разрешения на работу. И теперь их, логично собирались “прижать за все хорошее”. Посоветовавшись со своим адвокатом, музыканты понимают, что дело - дрянь и надо срочно валить из страны. Менеджер группы – Жан Жим обращается за помощью к лейблу группы. Но руководство местного отделения RCA Records отвечает, что подобные дела находятся вне их компетенции, иначе говоря - это “не их проблемы”. Так, музыканты, спешно бежавшие от законодательства из страны стали персонами non grata и не могли уже вернуться в Бельгию.

Казалось, на миг, удача снова улыбнулась им, когда подвернулось спасение - в лице американского бизнесмена Дика Ричарда (Dick Richard), желавшего организовать гастроли The Shakespeares по США. В феврале, окрыленные этой идеей “Шекспиры” временно переправляются на остров Майорка, чтобы откатать новый материал и хорошенько подготовиться к “завоеванию Америки”.

Однако все радужные перспективы испарились в связи с внезапной смертью мистера Ричарда от инфаркта. Увы, оставшись без его поддержки и организации, на американских выступлениях можно было ставить крест.

Музыканты, потеряв цель, понимают, что дни The Shakespeares сочтены и отправляются в родную Англию (как вы помните, из оригинального, африканского состава в группе, к тому времени, не осталось никого, и хотя Крис Стоун, изначально - тоже был из Африки, он присоединился к ним гораздо позднее).

Алан Эскомб, Мик Картер и Крис “Сокс” Стоун, совместно с бывшим участником битловских протеже Grapefruit, Миком Фаулером (Mick Fowler), организовывают в Британии новый бэнд под названием Fynn McCool. Коллектив этот в 70-м году выпускает одни единственный альбом на RCA Records, но это, как говориться, уже совсем другая история…

Комментариев нет:

Отправить комментарий