понедельник, 24 марта 2014 г.

The Doors - Strange Days (1967)


И снова я предпринимаю самонадеянные попытки обозревать творчество этой известнейшей команды. Благо их музыкальная стилистика вполне совпадает с тематикой нашего сообщества (так что у меня есть хоть какое-то оправдание). Сегодняшними героями будут The Doors и их второй альбом “Strange Days”.
 
Что я могу сказать по поводу этой работы: ребята продолжают развиваться в направлении, намеченном на своей первой пластинке. Только теперь, участники The Doors, ставшие богатыми и знаменитыми после выпуска дебютного альбома и хит-сингла “Light My Fire”, обладали большими возможностями и могли позволить себе сколько угодно студийного времени, отчего аранжировки на “Strange Days” стали разнообразней и техничней (плюс, студия, как раз вовремя, обзавелась новым 8-канальным оборудованием). Но и какого-то безумного перепродюсирования (в духе Брайана Вилсона из The Beach Boys) удалось избежать. При всем открывшемся им разнообразии возможностей и простору для экспериментов, глаза у музыкантов не разбежались и они все же остались верны своей концепции записывать максимально возможное количество материала за раз и вживую. Благодаря этому они не потеряли ни капли былого напора и драйва, а просто уделили большее внимание саунд-эффектам и аранжировкам, отчего пластинка и вышла такой сильной. Альбом “The Doors” они писали быстро, всего неделю, здесь же работы велись с мая по август 1967-го. Но значительная часть материала, представленного здесь (как и вообще – первых трех альбомов The Doors), была сочинена гораздо ранее, в “доальбомный период” группы. Поэтому можно сказать – это было логическое продолжение первого. Так, например, композицию “Moonlight Drive” они пытались записать еще во время сессий для альбома “The Doors”, но остались недовольны результатом и переписали ее для включения сюда.
 
Пол Ротшильд и Джим
Записи снова происходили в лос-анджелесской студии Sunset Sound Recorders под присмотром продюсера Пола Ротшильда и звукоинженера Брюса Ботника. Так что персонал подобрался знакомый и понимающий. Дополнительным стимулом для музыкантов и продюсера стала битловская пластинка “Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band”, проигрываемая Ботником в студии. Можно сказать, это стало своего рода ориентиром.
Вспоминает Брюс Ботник: “То были времена, когда лос-анджелесская музыкальная сцена была на подъеме, представляла собой единое целое, а между молодыми музыкантами разных рок-групп происходил постоянный обмен идеями. Записи The Doors проходили в очень неформальной обстановке, и во время сессий было не редкостью, что кто-то из музыкантов The Byrds, Jefferson Airplane, The Mothers Of Invention, наведывался в студию, чтобы потусоваться с нами.
Мой обычный рабочий день начинался с записи музыки для рекламы или для детей по утрам и джазовых альбомов во второй половине дня. Как-то раз мне довелось записывать The Turtles и они одолжили мне монофонический ацетат "Сержанта Пеппера", имевший хождение в узких кругах еще за несколько месяцев до официального релиза. Я поставил его для Пола Ротшильда и ребят из The Doors в студии, и все мы пришли в полнейшем восторге от услышанного! Это было попадание в яблочко! И как следствие, оно вдохновило нас на все эти технические навороты”.

Что, собственно, заметно уже в первой, заглавной композиции – психоделической “Strange Days”, повествующей о том, что в Америке наступили странные и неспокойные дни. Ведь 60-е запомнились не только как эпоха “цветов и любви”, но еще и войной во Вьетнаме и бурными актами гражданского протеста. В ней вокал Джима Моррисона с искажениями пропущен через синтезатор Муга, на тот момент – единственный в Лос-Анджелесе и специально привезенный для Дорз в Sunset Sound.

В следующей вещи - “You’re Lost Little Girl”, Моррисон поет (как сказал кто-то из музыкантов) словно “Синатра под кислотой”. Во время записи этой песни, Памела Курсон (Pamela Courson) - девушка Джми, уединилась с ним в вокальной кабинке для создания “соответствующего настроения”. Уж не знаю, имел ли там место минет, как написано в книге барабанщика группы - Джона Денсмора, но песня получилась душевная.

После нее идет “Love Me Two Times”, где бодрая ритм-н-блюзовая партия гитары дополняется звонким звуком клавесина. Примечательно, что как и в случае с большим хитом The Doors “Light My Fire”, слова к ней написал не Джим Моррисон – основной поэт группы, а гитарист Робби Кригер. Она поется от лица молодого человека, проводящим последний день со своей девушкой перед вынужденной разлукой. Считается, что в качестве главного героя подразумевается солдат, отправляющийся во Вьетнам (хотя напрямую это нигде не говорится) или моряк, уходящий в далекое плавание.
 
Дуг Лубан
“Unhappy Girl” продолжает “девичью” тематику на альбоме. Она о некой одинокой и несчастной девушке, заключенной в “клетку своего сознания” (в чем, также можно “углядеть” отсылку к наркотикам). При записи этой вещи клавишник группы Рэй Манзарек развернулся по полной (ну и как всегда, слайд-гитара Робби на высоте). Тут можно услышать и стандартный для звучания The Doors электроорган, и родес-пиано и пианино, часть партии которого была пущена с реверс-эффектом (то есть задом наперед). И даже партия баса - также исполнена Манзареком на клавишных. Вообще, Рэю было не привыкать отдуваться за басиста (которого в Дорз не было), он так делал каждый концерт группы. Но для записи пластинок The Doors, продюсер Пол Ротшильд обычно привлекал каких-нибудь бас-гитаристов. Например, на первом альбоме The Doors в нескольких треках на басу играет известный сессионный музыкант Ларри Кнектал (Larry Knechtel). Правда, на самом конверте пластинки это никак не указанно. А на “Strange Days” ребятам из Дорз помогает Дуг Лубан (Doug Lubahn) – член психоделической группы Clear Light (других подопечных Ротшильда и лейбла Elektra Records). Те, как раз, в то же самое время, работали в Sunset Sound над своей дебютной (и как оказалось - единственной) пластинкой. Так что Дуг всегда был где-то недалеко и пришелся как нельзя кстати. Даже более того, его бас можно будет услышать и на двух следующих альбомах “Дверей”!

Дальше – самое немузыкальное произведение на альбоме – “Horse Latitudes”, где Моррисон с экспрессией декламирует свои стихи под гул ветра, звук удара хлыстом, тревожные клавишные, крики, грохот и шум. Музыканты Jefferson Airplane, заглянувшие в студию, как раз во время записи этой вещи, были немало поражены тем, что группа вытворяет.

“Moonlight Drive”, уже упомянутая в начале статьи, лирически отчасти является продолжением “Horse Latitudes”. Это одна из первых песен, написанных группой, чья аранжировка неоднократно эволюционировала параллельно с их звучанием. Были времена, когда The Doors играли блюз, а не психоделию. Конечно, блюзовый костяк как был, так и остался, и то и дело будет проглядывать в их творчестве, но зато, он оброс многими новыми элементами, и сделавшими стиль Дорз узнаваемым. А началось все 2 года назад, со случайной встречи Джима и с музыкантом Рэем на одном из лос-анджелесских пляжей, и текста “Moonlight Drive” спетого Моррисоном.

На этом первая сторона будущей пластинки заканчивается и начинается вторая:
“People Are Strange” – пожалуй, самая известная сейчас вещь со “Strange Days”. Приятная и грустная мелодия, немного в духе французского шансона. Идея для этой песни родилась, когда Джим, находясь в состоянии депрессии, возвращался с Робби Кригером, после ЛСД-трипа в Лорел-каньоне и прочитал ему одно из своих стихотворений.

В “My Eyes Have Seen You” группа вернулась к своему привычному звучанию. Она звучит напористо и динамично, а Моррисон, вначале поющий чуть отстраненно, постепенно добавляет экспрессии и почти срывается на крик. А метафору про “телевизионные небеса” (television skies), он придумал, сидя на крыше своего дома, глядя на утыканные телевизионными антеннами крыши соседних домов.

Аранжировка “I Can’t See Your Face In My Mind” вдохновлена японской народной музыкой, в ней, помимо прочих инструментов, можно услышать маримбу и пущенный задом наперед звук тарелок. Еще одна прекрасная психоделическая работа.

Ну и последний трек на пластинке, занимающий большую часть ее второй стороны “When The Music’s Over”. Если на первом альбоме был “The End”, то здесь – он. Продолжительность и драматизм – не меньший. Конечно, Дорз написали немало отличных вещей, но для психоделии ценны, в первую очередь, такими вот затяжными композициями. “When The Music’s Over” с ее стоп-таймами, паузами и затуханиями, сменяющимися инструментально-вокальным буйством и обратно – достойное завершение “Strange Days” (и название, подходящее для концовки). Что будет, когда музыка закончится?
 
Итак, альбом был записан и практически готов, но для начала, как это водится в мире музыкального бизнеса, его нужно пропиарить каким-нибудь синглом. Для этих целей выбирается “People Are Strange” – как самая попсовая. Но к разочарованию музыкантов и продюсера, сингл “People Are Strange” (с бисайдом “Unhappy Girl”), вышедший 9-го сентября 1967-го, занял лишь 10 место по версии Cashbox и 12 в Billboard. Конечно, фраза “лишь 10/12 место” звучит странно. Результат более чем неплохой, но от авторов “Light My Fire” и публика, и лейбл, явно ждали чего-то большего. Ну, не получилось у Дорз в этот раз второго хита №1 и ладно.


Разворот пластинки
Зато, сам альбом не подкачал! Он, вышедший в октябре 67-го на лейбле Elektra Records (EKS-74014), стал второй долгоиграющей пластинкой группы за этот год (первый альбом вышел в январе) и занял 3-е место в чартах. Ну и помимо музыкальной составляющей, коммерческого успеха и значимости этого релиза с исторической точки зрения – он наиболее красиво оформленный альбом в дискографии “Дверей” (на других-то, обычно – скучные фотки самих музыкантов). На обложку “Strange Days” помещена фотография улицы, с цирковым представлением, происходящим на ней (вот, наглядный образ “бродячего цирка”). Эта фотография была сделана Джоэлом Бродски (Joel Brodsky) в Нью-Йорке, на одной из улиц Манхэттена, а постановка была задумана штатным дизайнером Elektra Records - Уильямом Харви (William Harvey), ответственным за оформление немалого количества пластинок.
 
Вот что сказал в одном из интервью Джим Моррисон: “Меня жутко бесит обложка нашего первого альбома. Поэтому я сказал: "Я не собираюсь сниматься для этой (обложки). Что такого?! Неужели сложно напрячь какого-нибудь дизайнера?! Пусть там будет девица или одуванчик, например. Да все, что угодно!"
Вообще, изначально у меня была идея, чтобы мы (группа) сидели в комнате, в окружении тридцати черных собак. Но она обломалась, так как мы не смогли заполучить столько, а все были недовольны и постоянно спрашивали меня: "Что ты прицепился к этим собакам?". А я все отшучивался, мол, это очень символично, ведь "собака" (Dog) – это "Бог" (God) наоборот!
Так что мы забили на это дело и поручили оформление профессиональному дизайнеру и фотографу. Мы просили их фотографии настоящих уродцев, что-то более жесткое, а они вместо этого замутили ту банальную сцену. Но хотя бы это выглядело по-европейски. Всяк раз лучше, чем наши мерзкие ебла! И с названием альбома неплохо вяжется.”
Ну, это он на самом деле зря. Лица участников Дорз, пусть и не крупно, но вполне можно разглядеть на плакате, висящем на стене одного их домов, запечатленной на обложке.

Так, “Strange Days” вышел неслабым тиражом в 500000 экз. (и это только первый тираж!), что по тем временам было очень и очень круто.
Естественно после выхода нового альбома, The Doors сразу же отправились в турне по Штатам, закрепляя свой успех и на сцене.


В рамках дальнейшего пиара “Странных дней”, помимо “People Are Strange”/“Unhappy Girl”, вышла еще одна сорокапятка с песнями оттуда. Увы, этот сингл с “Love Me Two Times”/“Moonlight Drive”, вышедший в ноябре, как это часто водится с пост-альбомными релизами, особой популярностью не пользовался и не поднялся выше 25-го места в чартах.

Но это конечно все мелочи и в целом дела у группы идут замечательно. Правда, было еще одно “но”, в контексте будущей истории группы – куда более зловещее, чем неуспех какой-то там песенки. Дело в том, что поведение их фронтмена – Джима, в обычной жизни и на сцене, становилось все менее адекватным. В первую очередь тому виной было огромное количество алкоголя, потребляемое им чуть ли не ежедневно, а во вторую - галлюциногены, которыми Моррисон также не брезговал (о невинной травке и всяких маленьких белых таблеточках тут и вспоминать смешно). Это можно отнести и ко всем участникам группы, правда, в куда меньших количествах. Благо, они хоть свою меру знали! А вот Джим, в потакании своим слабостям и пристрастиям приближался к настоящему саморазрушению.

Впервые, поведение Джима, серьезно насторожило его коллеги еще при работе над пластинкой, когда он не явился в студию для записи “When The Music’s Over”, так как ночью до этого принимал кислоту с Пэм (Памелой Курсон). Остальные записали музыку без него, а потом уже, в другой день, Джим отдельно записал вокал, который наложили на инструментальный трек. Благо, не смотря на сложную структуру и импровизационность композиции, все отлично состыковалось и легло гладко. “When The Music’s Over” звучит как живая (в смысле, как записанная вживую), не сказать, что вокал отдельно писался. Так что – это были еще цветочки!
 
"Повязали, суки, век воли не видать!"
Для финала – еще информации из хронологии группы (это конечно, с алкоголем и наркотиками вяжется мало, но все же):
В конце 67-го (10 декабря) в “дорожной жизни” The Doors произойдет незаурядное событие, окончившееся скандалом и срывом их выступления. Это было в Нью-Хейвене, штат Коннектикут.
Случилось так, что непосредственно перед концертом, один из полицейских, следящих за порядком на этом мероприятии, проводил осмотр помещений и наткнулся в одной из гримерок на Джима в компании какой-то поклонницы. Не признал в Моррисоне одного из виновников торжества, на котором ему же и предстоит работать, он, приняв их, просто, за каких-то “грязных хиппарей”, обжимающихся где попало, потребовал немедленно это дело прекратить и выметаться куда подальше. За что, логично, был сам послан в известном направлении. Это, конечно, пришлось служителю порядка отнюдь не по душе, и в отместку Моррисон получил струю из газового баллончика прямо в лицо.
После такой прелюдии, настроение Джима на концерте было ни к черту и он, и без того копов не любивший, разразился со сцены бурной триадой, этих самых копов поносящей. Молодая публика, в большинстве своем, нелюбовь Джима к оным разделявшая, речью прониклась и начала вести себя крайне неспокойно, что грозило перерасти в серьезные беспорядки, а то и в мини-революцию в одной конкретно-взятой концертной площадке. Так что полиции не оставалось ничего кроме, как взобраться на сцену и свинтить не унимающегося Моррисона.

За решеткой он, правда, пробыл недолго, всего одну ночь, но неприятный осадок, естественно надолго остался. По освобождению Джима, The Doors тут же снова пустились в разъезды по Америке, согласно своему плотному концертному графику, но этот инцидент стал как бы предвестником их будущих, более серьезных проблем с законом.
Но, пока остановимся на этом. Всем, спасибо за внимание!

Треклист альбома такой:

Strange Days (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
You're Lost Little Girl (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
Love Me Two Times (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
Unhappy Girl (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
Horse Latitudes (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
Moonlight Drive (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
People Are Strange (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
My Eyes Have Seen You (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
I Can't See Your Face In My Mind (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)
When The Music's Over (J.Morrison-R.Krieger-R.Manzarek-J.Densmore)

Комментариев нет:

Отправить комментарий