суббота, 26 октября 2013 г.

Безальбомные герои - The Flies


Наши сегодняшние герои - британская андеграундная группа The Flies. Альбома эта команда так и не записал, зато выпустила несколько сорокапяток.
Но, для начала, как всегда, немного предыстории:

Хант, Фимистер, Болдвин и Да Коста
В 1964-м году четверо юношей организовали в Лондоне бойз-бэнд под названием The Rebs.
Перечислю их по именам:
Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
Дэйв Фимистер (Dave Phimister) - вокал, соло-гитара.
Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

The Rebs выступают то там, то тут, играя в основном рок-н-ролл и ритм-н-блюз не своего сочинения, постепенно набираясь опыта.
Благодаря тому, что отец их вокалиста/барабанщика Робина Ханта работал на BBC (би-би-си) и естественно, имел связи в мире шоу-бизнеса, этим молодым музыкантам удалось заиметь контракт со звукозаписывающей фирмой, гораздо легче, нежели каким другим их соотечественникам.
Правда, при этом, коллектив сменил свое название: теперь они уже были не The Rebs, а The In-Sect. “Сектанты” в 60-х было вообще популярное имя, например, взять одноименный австралийский коллектив, а тут еще и созвучие с “насекомыми” (insect). Недаром они потом возьмут себе “мушиное имя”!

К началу 1965-го уже была запланирована запись долгоиграющей пластинки группы. Круто, не правда ли? Но, радость от шанса, что преподнесла им судьба, была омрачена сразу несколькими неприятными событиями.

Незадолго до начала сессий, музыканты вынуждены распрощаться со своим лидер-гитаристом Дэйвом Фимистером. С ним группа успеет записать лишь две демки. Руководство лейбла посчитало, что Фимистер недотягивает до уровня остальных участников группы, и должен быть немедленно заменен гитаристом получше, если они вообще, хотят, чтобы их альбом выпустили. Охваченные желанием, во что бы то ни стало выпустить альбом, музыканты идут на такую жертву.

Дэйв увольняется из группы, а The In-Sect второпях ищут ему замену. Так в группу попадает гитарист Стью Калвер (Stu Calver), порекомендованный им какими-то знакомыми.
Хотя, Калвер был и талантливей Фимистера, но он не успел толком поиграть с командой до начала записей. Так что коллектив подошел к созданию альбома не слишком сыгранным. И тут подкралась беда пострашнее…
Неожиданно Робин Хант попадает в госпиталь, где ему предстоит срочная операция по удалению раковой опухоли в кишечнике. Жизнь Ханта висела на волоске, так что не известно было даже, будет ли он еще, когда еще играть с группой.

Альбом The In-Sect
В результате, The In-Sect вынуждены записываться с добавлением двух участников из дружественного коллектива Johnny Tempest & The Nomads – вокалистом Джоном Холлисом (John Hollis) и барабанщиком Филом Честертоном (Phil Chesterton). Честертону даже придется “заменять” Ханта на обложке альбома, который выйдет в сентябре 1965-го на лейбле RCA Camden (отделении крупной американской корпорации RCA Records). Материал альбома, правда, почти полностью состоял из каверов на Чака Берри, The Beatles, The Beach Boys и Herman’s Hermits. За исключением одной композиции “There Ain’t No Woman”, сочиненной Да Костой и Хантом. Но все же, релиз LP-шки – достижение серьезное!

Тем временем, дела у лежащего в больнице Робина Ханта – идут все лучше. Он восстанавливается после операции и идет на поправку.
Дождавшись выздоровления своего барабанщика/вокалиста, The In-Sect возвращаются к концертной деятельности.
Регулярным местом выступлений группы становится паб “Два пудинга” (The Two Puddings) находящийся во Старфорде (северо-восточном районе Лондона). Другим местом, где часто играли The In-Sect, был паб Бридж-хаус (The Bridge House). В общем, играли по пабам.

Именно благодаря выступлениям в Бридж-хаусе, на их долю выпадет, незабываемое приключение (в хорошем смысле). После одного из тамошних концертов, к The In-Sect подошел некий мужчина и, заказав на всех их выпивку, спросил, не хотят ли они играть для туристов на круизном лайнере, который собирается отправиться в плавание по Средиземному морю.
Естественно, они согласились, получив, таким образом, работу на итальянском лайнере Linee Siosa. Плавание стартовало в канун Рождества (24-го декабря 1965-го) и продлилось до 5 января 1966-го.

Для антуража
Оказавшись на корабле, по воспоминаниям басиста Яна Болдвин, музыканты отчаянно бухали (да-да, именно бухали, а не пахали). Ибо, им, наравне с туристам, было предоставлено меню по принципу “все включено”. Чем они и не преминули воспользоваться, чтобы как следует оторваться. Вот только поселили их в какой-то сраной каюте (музыканты подозревали, что в САМОЙ сраной на корабле). А еще все они страдали от морской болезни, да и игра на сцене, находящейся внутри качающегося на волнах корабля, тоже оказалась той еще проверкой их чувству равновесия. Зато, они встретили Новый год в Португалии и вообще, в целом, были в восторге от плавания!

Вскоре после возвращения на родину (которое состоялось, как вы помните, в начале января 66-го), музыканты ввязываются в новое заграничное приключение. Ну не сиделось им в своем Лондоне!
The In-Sect будут наняты для серии выступлений на НАТОвской военной базе, находящейся на территории Франции, близ города Орлеан.
Правда, поедут они туда не в старом составе. Незадолго до этого группу покинул Стью Калвер, а на замену ему взяли другого гитариста Криса Мандерса (Chris Manders). Также, заказчик настоял, чтобы в группе пела девушка (соскучились видно там, на базе, по девушкам). Не желая упускать эту работу, Роберт Хант приглашает в качестве бэк-вокалистки, какую-то свою знакомую, по прозвищу Дии (Dee). Не то, чтобы она очень круто пела, зато обладала хорошей фигурой, что в этой ситуации было более важно. Таким образом, The In-Sect едут во Францию впятером.

Что касается военной базы, по прибытию на нее, музыканты поняли, что место это еще стремнее, чем они предполагали. Ничего хорошего (кроме хорошего гонорара), музыканты от него, естественно не ждали… Оказалось, что с секретностью и порядком на базе крайне жестко, так там хранится ядерное оружие. А суровые военные дядьки, прямым текстом предупредили The In-Sect, что если те сделают что-то не так – их на хрен тут же пристрелят на месте!

Радовало одно, что их поселили не прямо на базе, в какой-нибудь казарме, а в нормальном отеле, находящейся в маленькой деревушке под названием Ла Ферте-Сент-Обен, в 10 км. от базы.

The In-Sect развлекали своей музыкой солдатню с января по февраль 1966-го.
Когда работа во Франции осталась позади, и The In-Sect вернулись на родину, бэк-вокалистка Ди незамедлительно сваливает от них. Видимо с нее хватило пребывания на военной базе, и она не желала больше ввязываться в какую-нибудь авантюру.

Однако музыкантам видимо понравилось выступать впятером, поэтому они дают объявление в газете Melody Maker о поиске еще одного гитариста. На их объявление откликается Джордж Хейвуд (George Haywood).
При таком изобилии гитаристов в группе (их теперь было там 3), Джон Да Коста в некоторых номерах, стал переходить с ритм-гитары на клавишные.

Итак, состав The In-Sect, с приходом Хейвуда выглядел так:
Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
Крис Мандерс (Chris Manders) - соло-гитара.
Джордж Хейвуд (George Haywood) - ритм-гитара.
Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

Болдвин, Мандерс, Хейвуд, Хант и Да Коста в Гамбурге
The In-Sect прибиваются к британскому движению “модов”, активно выступают по клубам родного Лондона (например в клубе The Marquee), а затем, снова находят себе работу за границей. Теперь будет не Франция, а Германия (если точнее - ФРГ). В течение месяца (в мае 1966-го) они нанимаются играть в гамбургском Top Ten Club, вместе с еще одной британской группой Rudy Jay & The Jaymen. Перед поездкой The In-Sect решают сменить название, и отправится в Гамбург под новым именем - The Decadent Streak.
У молодых британских групп, вообще, был видимо пунктик, поставить в “графу личных достижений” галочку напротив “выступления в Гамбурге”. А задали такую “моду”, конечно же, The Beatles!

Top Ten Club
После того, как месяц работы группы в  Top Ten Club остался позади, музыканты еще на некоторое время задерживаются в Германии, выступая по таким заведениям Гамбурга, как Wimpy Bar, The Crazy Horse и Rabes Hotel (этот уже находился не в Гамбурге, а в Итерзене). В результате, в Англию они возвращаются только к июлю 66-го.

На родине, они естественно, тоже не сидят без дела, а активно концертируют. Тут, внезапно случается беда. Куда же без нее?! После одного из лондонских выступлений музыканты обнаруживают, что их дорожный фургон взломан, а все инструменты и оборудование – украдено! На носу был запланирован новый концерт, так что музыканты немедленно обзванивают всех своих знакомых, и с трудом, но умудряются в кратчайшие сроки, заполучить необходимый минимум инструментов.

Помимо потери оборудования, вскоре случается еще одна потеря, но уже в составе. Гитаристу Крису Мандерсу видимо очень понравилось в Германии, и он решает туда вернуться. Отыграв с The Decadent Streak несколько выступлений в Лондоне и пригородном Илфорде, в середине июля Крис покидает их. Он прибивается к германской группе The Summer Set, которая на тот момент концертировала в Лондоне, а потом, уезжает с вместе ними в Германию.

С уходом Криса, The Decadent Streak стали квартетом. Не знаю, может в связи с эти, или чем еще, но примерно тогда же, они решают поменять свое название на No Flies On Us But. Английская идиома “No Flies On Us” (На нас мухи не сидят), обозначает что-то качественное, сродни нашему “комар носу не подточит”, только сказанное по отношению к человеку, а не к неодушевленному предмету. В общем, толковые ребята, “не говно”! Тут надо отметить, что “мухи” обозначают здесь скорее не непосредственно насекомых, а недостатки человека или даже грехи и пороки. То есть “No Flies On Us” – звучит как заявление о своей безупречности, а “but” (но) на конце, ставит под сомнение все вышесказанное. Получилось довольно самокритично.

No Flies On Us But ставят своей целью заполучить контракт с каким-нибудь лейблом. Для этого, 25-го августа 1966-го группа отправляется на Dick James Music Studios, где записывает две демки: чужую композицию “(I’m Not Your) Stepping Stone” и собственную “Just Won’t Do”. Копии этих демо-записей незамедлительно рассылаются в офисы крупных звукозаписывающих фирм. В результате, No Flies On Us But заинтересовываются на лейбле Decca Records.

Да Коста, Хант, Хейвуд и Болдвин
Музыканты получают желанный контракт. Правда, при его заключении, руководство Decca Records выдвинуло требование: сократить название группы. Так они и стали The Flies (Мухи). Замечу, что подобно ситуации с The In-Sect, в Австралии также имелась одноименная группа The Flies. Ну, не везло нашим сегодняшним героям с оригинальностью названия и все тут!

В октябре 66-го, The Flies отправляется на студию лейбла Decca Records с продюсером Айвором Рэймондом (Ivor Raymonde), где записывают материал для своего дебютного сингла.

Сам сингл выйдет 16-го декабря 1966-го и будет содержать чистовую версию “(Im Not Your) Stepping Stone и бисайд Talk To Me. Касательно авторства “(Im Not Your) Stepping Stone – эта песня была сочинена американским дуэтом Boyce & Hart, состоящим из Томми Бойса (Tommy Boyce) и Бобби Харта (Bobby Hart). Эти ребята написали немало хороших песен для различных рок и поп-исполнителей (среди которых The Monkees, Paul Revere & The Raiders, The Leaves, Jay & The Americans и даже Чабби Чекер). А также, сами порой записывали альбомы. Впервые эту песню выпустили вышеупомянутые Paul Revere & The Raiders, но наибольшую известность (так как и группа эта – наиболее известна) она получила в исполнении The Monkees. А в последующие десятилетия, кто только ее ни перепевал. Sex Pistols, например.
Что касается бисайда Talk To Me, он тоже не был сочинением участников группы, а принадлежал авторству их продюсера – Айвора Рэймонда.

Вопреки надеждам музыкантов и их лейбла - в продажах сингл провалился. Оно и неудивительно, ведь за время, прошедшее с записи, до релиза “мушиной” версии “(Im Not Your) Stepping Stone, успела выйти версия от The Monkees (произошло это в ноябре 66-го). Куда андеграундным британским мод-рокерам переплюнуть популярный американский бойз-бэнд?!

The Flies возвращаются к своей концертной деятельности по клубам Лондона и его окрестностям. Наступает 1967-й год. Череда концертов продолжается, но и желание “реабилитироваться” после скромного дебюта никуда не исчезает. Вскоре музыканты снова наведываются в звукозаписывающую студию.

Их второй сингл House Of Love/It Had To Be You вышел 31-го марта 67-го и продемонстрировал, что в звучание The Flies определенно начинают прокрадываться элементы психоделии. Ну а что поделать – 1967-й же! Вообще, по саунду они стали напоминать Small Faces – такой же психодел с легким налетом соула, ноги которого растут из мод-рока. В качестве продюсера опять выступил Айвор Рэймонд.
Что касается авторства песен, тут снова The Flies обратились к сторонним авторам. Странно, хотя и Хант и Да Коста и Болдвин, понемногу сочиняли свои песни (которые исполнялись группой на живых выступлениях), для релизов они выбирали чужие вещи. Видимо недостаточно были уверенны в себе, как авторы. Первая вещь “House Of Love” была сварганена для The Flies девушками-сонгврайтерами Мишель Грейнджер (Michelle Grainger) и Даной Джонс (Dana Jones). Ну а бисайд “It Had To Be You” – вообще, был перепевкой американской джазовой композиции 50-х годов.

"Захиппевшие" The Flies
Но ведь главное не только чьего авторства песни, но и то, как они сыграны!
Ведь The Flies, изначально более близкие к мод-движению, все сильнее приобщалась (и по звучанию и по идеологии) к британской психоделической сцене. Они вертелись в соответствующих кругах, а их концерты проходили с такими видными британскими командами как Pink Floyd (с Сидом Барреттом во главе), The Who, The Jimi Hendrix Experience, The Moody Blues, The Move и Traffic.

Хотя теперь “Мух” внешне и музыкально, можно было отнести к движению “детей цветов” (то есть - хиппи), вне сцены, они отличались вызывающим поведением, скорее панковским, нежели хипповым. Панков тогда, правда, еще не было… Ходит легенда, что когда Джими Хендрикс пригласил ребят их The Flies посмотреть, как он будет записывать “Hey Joe” для TV-шоу “Parade Of The Pops” (было это еще в феврале 67-го), находясь в телестудии, обдолбанный Роберт Хант прямо у всех на глазах расстегнул штаны, достал хозяйство и начал мочиться. Уж не знаю, насколько правдива эта история, но не могла же она возникнуть совсем на пустом месте…

В апреле 1967-го, всего спустя месяц после выпуска House Of Love/It Had To Be You, музыканты принимают участие в эпическом фестивале “The 14-Hour Technicolor Dream”, прошедшем во дворце Александра-паласе (Alexandra Palace). Их выступление там, правда, прошло не совсем удачно. The Flies решили выпендриться и в качестве сценического спецэффекта взорвали огромную кучу мешков с мукой, которой уделали всю сцену, зрителей и себя заодно! Видимо, немного не рассчитали. Но оставим “мучной инцидент” в покое и вернемся к делам группы…

Невзирая на востребованность The Flies как концертной команды, записи их большой популярностью не пользовались и продавались не ахти. Попытка №2 (то есть их второй сингл), оказался не менее безуспешной чем №1. Поэтому руководство лейбла Decca Records решает не продлевать контракт с музыкантами, который вот-вот подходил к концу.
Так The Flies остались без лейбла.

Да и вообще, в карьере The Flies образовалась какая-то “дырка”. Воспользовавшись застоем своей группы, вокалист и ударник Робин Хант, мутит краткосрочный сторонний проект под псевдонимом Александр Белл (Alexander Bell), взятым в честь одного шотландского изобретателя. В сентябре 1967-го, на лейбле CBS выходит единственный сингл Белла/Ханта, записанный им при помощи сессионных музыкантов (одним из которых был, кстати, небезызвестный Джимми Пейдж). С Беллом и музыкантами в студии работали маститые британские продюсеры Мич Мюррей (Mitch Murray) и Питер Каллендер (Peter Callander). Они же и сочинили материал для сингла. Песни Alexander Bell Believes/A Hymn... With Love – очень и очень замечательные! Неудивительно, что сингл, с записью которого помогали такие мастера, оказался столь хорош! Как по мне, эти две композиции - лучше всего вместе взятого, что Хант поназаписывал с The Flies. Ну, или может это я такой попсарь?! В любом случае, сингл Александра Белла – это прекрасный психоделический поп, выдержанный в эстетике flower-power, чем-то напоминающий работы британской группы Kaleidoscope, или поздних The Kinks.

Все пророчили синглу большой успех, чуя в нем коммерческий потенциал. С этими песнями Робин Хант даже попадает на британское телевидение (не без поддержки своего отца, разумеется, как вы помните, работающего в этой сфере). Правда, для живых исполнений, в качестве аккомпанирующего состава, Джон задействовал не студийную супер-группу, с которыми был записан сингл, а своих старых коллег по The Flies, которые даже на время переименовались в Alexander Bell & The Flies.

Но, вопреки всем светлым ожиданиям, сингл Александра Белла разделил судьбу предыдущих релизов с The Flies. То есть - провалился в продажах. Успех упорно обходил их стороной…

Это досадное обстоятельство (а может еще, какие другие) не могло не сказаться на “боевом духе” коллектива. В январе 1968-го их покидает разочаровавшийся Джордж Хейвуд. Новым соло-гитаристом The Flies станет Брайан Гилл (Brian Gill).
Ну, а Робин Хант, окончательно уверившийся в своих силах после сольного проекта, забрасывает барабанные палочки и полностью переходит на роль фронтмена. Освободившееся место за ударной установкой займет Питер Дантон (Peter Dunton), ранее игравший в психоделических группах Please и Neon Pearl. Этот музыкант вольется в состав The Flies в мае 68-го. Главным плюсом для “Мух”, в присоединении Питера стало то, что он сочинял весьма неплохие песни, с которыми музыканты, собирались дебютировать на новом лейбле.

Как вы помните, их контракт с Decca Records так и не был продлен. Поэтому музыканты заключают новый, с RCA Victor. Опять их приютило одно из подразделений RCA Records. На RCA Camden, как вы помните, три года назад вышла пластинка The In-Sect.
Продюсером группы на RCA Victor стал Гэри Осборн (Gary Osborne), в будущем известный своей работой с Элтоном Джоном.

Итак, обзаведясь контрактом, летом 68-го The Flies отправляются на лондонскую Marquee Studios для записи материала, сочиненного их новым барабанщиком Питером Дантоном. Было записано 8 вещей: “Turning Back The Page”, “Gently As You Feel”, “The Magic Train”, “Sincerely Yours”, “Where”, “The Dancer”, и две версии “Winter Afternoon”.
Сразу после записи этих песен группу покидает гитарист Брайан Гилл. Недолгой оказалась его карьера с The Flies. На замену Брайану приходит Эндрю Баунс (Andrew Bowns). Сколько же за карьеру этой группы гитаристов сменилось, однако!

Рекламная агитка сингла
В октябре 68-го лейбл RCA Victor выпускает две песни: The Magic Train и Gently As You Feel, из той сессии, проведенной The Flies еще с Брайаном Гиллом. Перед выпуском сингла, к дорожкам, записанным группой, была добавлена аранжировку из духовых инструментов, выполненная Тони Осборном (Tony Osborne) – отцом продюсера группы Гэри Осборна и автором музыки для многих британских телепередач. Стилитстически, на The Magic Train The Flies, наиболее близко приблизились к канонам психоделической музыки. Эхо-эффекты на вокале, позитивная мелодия, псевдо-африканские барабаны, все это звучит очень круто.
Бисайд “Gently As You Feel” – более меланхоличная вещь, но тоже хороша. Увы, это оказалось, как говориться, лебединой песней The Flies, так как они, хоть и некоторое время просуществуют после записи сингла, но так больше ничего не выпустят.

Группа продержится еще пару месяцев (даже скатается на гастроли в Данию), но к декабрю 68-го прекратит свое существование.

После распада The Flies Эндрю Баунс войдет в состав прог-рок группы T2.
Петер Дантон попытается возродить свою старую группу Please, куда позовет еще и Робина Ханта. Они будут играть весьма неплохой психоделический рок с доминирующими клавишными в звучании.
Ян Болдвин и Джон Да Коста, в свою очередь, организуют бэнд под названием  Infinity, и пригласят туда экс-участников The Flies - Брайана Гилла и Стью Калвера. А еще барабанщика Фила Честертона, который когда-то давно помогал The In-Sect с записью пластинки. То есть, почти всех бывших коллег собрали! Играть Infinity будут тоже психоделию (вообще, с таким названием много групп было). Их деятельность окажется не так продуктивна в плане релизов, но тоже оставит след в жанре (демо-записи группы будут опубликованы в начале двухтысячных).

Что касается наследия The Flies, в последующие десятилетия, на волне возродившегося интереса к психоделии 60-х, британским лейблом Acme Records в 2000-м году будет выпущен сборник “Complete Collection 1965-1968”. Туда войдут композиции, выходившие на синглах The Flies, плюс, несколько ранее не издававшихся демо-записей, сделанных ими еще как No Flies On Us But и The In-Sect.
Вот.



Хронология:

The Rebs (середина 1964 – начало 1965)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
2) Дэйв Фимистер (Dave Phimister) - вокал, соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

16 мая 1964: St. Anthony’s Hall, Лондон.
The Rebs.

The In-Sect #1 (начало 1965 – середина 1965)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
2) Дэйв Фимистер (Dave Phimister) - вокал, соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - басс-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

The In-Sect #2 (середина 1965)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
2) Стью Калвер (Stu Calver) - вокал, соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
+
4) Джон Холлис (John Hollis) – вокал (заменял Робина Ханта).
5) Фил Честертон (Phil Chesterton) – барабаны (заменял Робина Ханта).

The In-Sect #3 (конец 1965 – январь 1966)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
2) Стью Калвер (Stu Calver) - вокал, соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

The In-Sect #4 (январь 1966 – февраль 1966)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара.
2) Крис Мандерс (Chris Manders) - соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.
5) Ди (Dee) – бэк-вокал.

январь 1966 The E.M. Club, военная база НАТО, неподалеку от Орлеана (Франция)
The In-Sect.

февраль 1966 The E.M. Club, военная база НАТО, неподалеку от Орлеана (Франция)
The In-Sect.

The In-Sect #5 (март 1966 – апрель 1966)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
2) Крис Мандерс (Chris Manders) - соло-гитара.
3) Джордж Хейвуд (George Haywood) - ритм-гитара.
4) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
5) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

23 марта 1966: The Marquee Club, Лондон.
The In-Sect.

26 марта 1966: Tales, Лондон.
The In-Sect.

The Decadent Streak (май 1966 – июль 1966)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
2) Крис Мандерс (Chris Manders) - соло-гитара.
3) Джордж Хейвуд (George Haywood) - ритм-гитара.
4) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
5) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

1-31 мая 1966: Top Ten Club, Гамбург (ФРГ)
The Decadent Streak, Rudy Jay & The Jaymen.

1-14 июня: Crazy Horse, Гамбург (ФРГ)
The Decadent Streak.

6 июля 1966: Oscars Grotto, Илфорд.
The Decadent Streak.

No Flies On Us But (июль 1966 – октябрь 1966)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
2) Джордж Хейвуд (George Haywood) - соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

The Flies #1 (октябрь 1966 – январь 1968)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
2) Джордж Хейвуд (George Haywood) - соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

18 февраля 1967: Rhodes Centre, Бишопс-Стортфорд.
The Flies.

22 февраля 1967: The Roundhouse, Лондон.
The Jimi Hendrix Experience, The Flies The Soft Machine, Sandy & Hilary

8 апреля 1967: The Roundhouse, Лондон.
Pink Floyd, The Flies, Earl Fuggle & The Electric Poets, Sam Gopal, The Block.

8 апреля 1968: Rhodes Centre, Бишопс-Стортфорд.
Pink Floyd, The Flies, Sam Gopal.

29 апреля 1967: Alexandra Palace, Лондон, “14-часовой техноцветный сон” (The 14-Hour Technicolor Dream).
Pink Floyd, Alexis Korner, The Pretty Things, The Purple Gang, Champion Jack Dupree, Graham Bond, Savoy Brown, The Flies, Ginger Johnson’s Drummers, The Crazy World of Arthur Brown, Soft Machine, The Creation, Denny Laine, The Block, The Cat, Charlie Browns Clowns, , Derek Brimstone, Yoko Ono, Dave Russell, Glo Macari & The Big Three, Gary Farr, The Interference, Jacobs Ladder Construction Company, Ron Geesin, Lincoln Folk Group, The Move, Mike Horovitz, 117, Poison Bellows, Pete Townsend, Christopher Logue, Robert Randall, Suzy Creamcheese, Sam Gopal, Dream , Mick and Pete, Giant Sun Trolley, Social Deviants, Simon Vickenoog, Jean Jaques Lavel, The Stalkers, Utterly Incredible Too Long Ago To Remember, Sometimes Shouting At People, Barry Fantoni, Noel Murphy.

29 июля 1967: The Electric Garden, Лондон.
The Flies, Elmer Gantry’s Velvet Opera, Fairport Convention.

5 августа 1967: The Electric Garden, Лондон.
The Flies, Sam Gopal, Fairport Convention.

The Flies #2 (январь 1968 – май 1968)
1) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
2) Брайан Гилл (Brian Gill) - соло-гитара.
3) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
4) Робин Хант (Robin Hunt) - вокал, барабаны.

The Flies #3 (май 1968 – лето 1968)
1) Робин Хант (Robin Hunt) – вокал.
2) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
3) Брайан Гилл (Brian Gill) - соло-гитара.
4) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
5) Питер Дантон (Peter Dunton) - барабаны.

The Flies #4 (лето 1968 – декабрь 1968)
1) Робин Хант (Robin Hunt) – вокал.
2) Джон Да Коста (John Da Costa) - вокал, ритм-гитара, клавишные.
3) Эндрю Баунс (Andrew Bowns) - соло-гитара.
4) Ян Болдвин (Ian Baldwin) - бас-гитара.
5) Питер Дантон (Peter Dunton) - барабаны.

1 комментарий: