среда, 14 мая 2014 г.

Безальбомные герои - The Dovers


Продолжаем рассказывать истории про “безальбомных героев”. Сегодняшняя тема - гаражно-роковая команда из Санта-Барбары (штат Калифорния) под названием The Dovers.

Три будущих члена The Dovers начали свою музыкальную карьеру в 1963-м году в серф-роковой команде The Vandells. Ими были гитарист Брюс Клоусон (Bruce Clawson), барабанщик Рик Моринини (Rick Morinini) и саксофонист Тони Ривас (Tony “Goosey” Rivas), по прозвищу “Балбес” (ну, вообще, это “Goosey” можно много как перевести). Потом The Vandells переименуются в The Del Mars, в честь известного калифорнийского курорта Дель-Мар (имя для серф-группы - подходящее), а наши герои вскоре покинут бэнд, который продолжит свою карьеру без них. А Клоусон, Моринини и Ривас, тем временем, объединят свои усилия с поющим гитаристом Тимом Грэнадой (Tim Granada) и басистом Робби Лейдвигом (Robbie Ladewig). Благодаря этому родится новый коллектив, который впоследствии получит название The Dovers

"Другие" The Dovers
Это имя группе даст их менеджер и продюсер Тони Кэри (Tony Cary), живший на Довер-стрит в Санта-Барбаре. Так что, оно - в честь улицы. Надо сказать, это название было не шибко оригинальным, так как еще в 50-е года в Штатах существовал ду-воп коллектив с таким именем. Интересно, знали об этом участники “новых” The Dovers и их менеджер?

“Наши” The Dovers играли уже не серф-рок, а фолк-рок с налетом гаражного звучания. В общем, примерно тоже, что играли калифорнийцы Love и The Byrds на ранних этапах своего творчества. С последними The Dovers объединяло еще и то, что их бас-гитарист Робби со школьных лет дружил с Дэвидом Кросби из The Byrds, а в их арсенале также была 12-струнная электрогитара (на ней играл Брюс Клоусон). Вообще, наличие 12-струнки – было одной из главных фишек The Dovers.
В таком (гаражно-фолковом) формате основной инструмент толстяка Риваса (саксофон) оказался невостребованным и Тони перешел на тамбурин и бэк-вокал.
 
Тони Кэри
The Dovers приступают к концертной деятельность по заведениям родного города, выступая в клубах, барах, дискотеках и в стенах учебных заведений. А еще, скоро они выпустят свой дебютный сингл. Он выйдет на небольшом голливудском лейбле Miramar Records, принадлежащем их менеджеру - Тони Кэри. Изначально, Тони учредил его, чтобы выпускать свои собственные записи (он тоже был музыкантом), но потом, разочаровавшись в этом деле, решил перенаправить силы в другое русло и стать продюсером.


“She’s Gone”/“What Am I Going To Do?” выходит в сентябре 1965-го года. “She’s Gone” была написана Брюсом Клоусоном, а “What Am I Going To Do?” – Тимом Грэнадой (вообще, Тим и Брюс были основной движущей силой коллектива). Музыканты The Dovers записали его в Лос-Анджелесе на Gold Star Studios. Дебют группы имеет локальную популярность в Санта-Барбаре, но до национального успеха не дотягивает.


Следующая сорокапятка выходит в ноябре и на ней будут “I Could Be Happy”/“People Ask Me Why” (автором обоих вещей выступил Тим Грэнада). Но и они не приносят известности The Dovers. Музыканты, надеявшиеся на большее от своей работы и в целом, недовольные своим лейблом, не способным обеспечить их записям достойный промоушен, в декабре предпринимают попытку перевыпустить этот сингл на другом, более крупном лейбле – Reprise Records. По иронии судьбы, те были слишком заняты возней с новым синглом Нэнси Синатры “These Boots Are Made For Walkin’”/“The City Never Sleeps At Night” (также вышедшем в декабре 65-го), и тоже не смогли уделить достаточного внимания раскрутке наших героев. Так что The Dovers снова оказались в пролете и вынуждены будут вернуться на Miramar, к Тони Кэри.

Между выпуском второго и третьего сингла произойдет некоторый перерыв. Виной тому будут наркотики и изменения в составе группы. Вообще, большинству членов The Dovers, легкие наркотики (вроде травы и галлюциногенов) были не чужды, но в жизнь двух членов группы (Тони Риваса и Рика Моринини) стали проникать еще и тяжелые. Тони и Рик, стали регулярно опаздывать на репетиции и выступления, а порой и вообще, забивать на них. В общем, справлялись со своими обязанностями – не очень. К тому же с новыми привязанностями у них появились проблемы с законом. Что, конечно же, не могло понравиться остальным членам The Dovers и “наименее надежным элементам” в лице Рика и Тони было указанно на дверь. Вместо Моринини берут нового ударника Рэнди Басби (Randy Busby) – бывшего участника другой местной группы Ernie & The Emperors, а на бэк-вокал, похоже, попросту забивают.

Так, квинтет сократился до квартета и к следующей записи они приступят в такой формации.
Неудивительно, что из-за всех перемен в составе и “гастрономических/фармакологических” увлечений музыкантов, она получилась непохожей на то, что The Dovers делали ранее.
Новая работа группы будет называться “The Third Eye” – “Третий глаз”. Мистическая лирика, протяжный вокал Грэнады, “панковская” подача, галопирующие барабаны Басби, “подвижный” бас Лейдвига и драматичная псевдо-восточная гитара Клоусона… Так это же – психоделия!

Вообще, это интересно, как рождались подобные композиции в те времена, когда стиль (психоделического рока) не был окончательно сформирован и сколько-нибудь известен. “Косить” музыкантам было особо не под кого, так что приходили они к такому какими-то своими путями. У кого-то, возможно, это выходило случайно. Кто-то прикалывался в студии и играл со звуковыми эффектами. Кто-то просто коряво записывался, ну или с плохим звуком (то есть, опять-таки - случайно). Кто-то, наоборот, стремился к этому намеренно, пытаясь донести до слушателя “звуки из своей головы”.
В общем, много откуда может появиться эта самая “психоделичность”! В случае с “The Third Eye” были: влияние восточной философии (название “третий глаз” – это оттуда), индийской музыки, попытка сымитировать ситар на электрогитаре, и впечатление от ЛСД, принятого Брюсом Клоусом накануне.

“The Third Eye” выйдет на сингле в апреле 1966-го. Его бисайдом будет “Your Love”, сочиненная Грэнадой. Вещь добротная, но - не такая новаторская как “The Third Eye”, а больше в духе старых работ группы. Увы, снова из-за плохого промоушена со стороны лейбла и малоизвестности самих The Dovers, для широкой публики этот релиз прошел незамеченным.
 
Сингл The Byrds
Ну, что ж, провал они вполне могли прогнозировать (хотя, конечно, искренне рассчитывали на успех). Куда сильнее музыкантов The Dovers ошарашило, когда они услышали по радио “Eight Miles High” группы The Byrds. Звучали эти две вещи весьма похоже. Только в отличие от малоизвестных The Dovers, не выступавших за пределами родной Санта-Барбары и ее округи, их (почти) земляки The Byrds, были популярны, гастролировали по всей стране и даже летали в Британию. Естественно, при таком раскладе, “Eight Miles High” получила всенародную известность и тут же попала в первую двадцатку хит-парада. 

Rickenbacker 360/12
Что еще обиднее для The Dovers, “Eight Miles High” вышла чуть раньше их песни – в марте 66-го, опередив “The Third Eye” почти на месяц. Ни о каком плагиате здесь не могло быть и речи, The Dovers и The Byrds вдохновлялись одним и тем – же: индийской музыкой. Так, параллельно они пришли к одинаковому звучанию. И там и там, заметна попытка закосить на электрогитаре под ситар, тем более что в арсенале обеих групп (как я уже говорил в начале статьи) даже гитары были одинаковые – 12-струнный Rickenbacker.
Вообще, от себя хочу заметить, по большому счету, нечто похожее (только без 12-струнок и столь явного “индуизма”) в плане звука, еще год назад делали англичане The Yardbirds, если послушать их альбом “Having A Rave Up”. Думаю “Доверцы”, и уж тем более “Птыцы” (летавшие в Британию) - могли его слышать!

Так, The Dovers понимают, что сравнения с The Byrds им теперь не избежать. Поэтому, чтобы хоть как-то реабилитироваться и сохранить самобытность, они решают экспериментов с психоделией не продолжать, а откатить свой стиль назад, до романтического гаражного рока (а The Byrds, в свою очередь, эти эксперименты продолжают). Новая работа The Dovers - “She’s Not Just Anybody”/“About Me” выйдет мае 1966-го. Обе песни будут авторства Тима Грэнады. Бисайд “About Me”, с его звонкой гитарой и флажолетами - особенно хорош! Лично у меня он вызвал ассоциации с “A Message To Pretty” группы Love.
К сожалению, эта сорокапятка станет последним релизом группы.
 
Ник Хоффман
Вскоре группа, так и не добившаяся значительного успеха, начнет постепенно разваливаться. Сначала ее покинет гитарист Брюс Клоусон. На замену ему менеджер группы Тони Кэри привлечет другого подопечного лейбла Miramar Records – тоже двенадцатиструнщика (что для The Dovers было особенно важно) Ника Хоффмана (Nick Hoffman). До этого Хиффман выступал как сольный артист и даже выпустил сингл в 1965-м.

Привлечение нового участника, правда, не сильно продлит жизнь коллектива. Поиграв некоторое время с Ником, The Dovers все же прекратят свое существование. Но опять-таки - не совсем. Костяк группы, в составе: вокал и ритм-гитара Тим Грэнада, лидер-гитара Ник Хоффман, бас-гитара Робби Лейдвиг и новый участник – барабанщик Джим Стросс (Jim Strauss), некоторое время продолжат выступать под названием The Second Method. Увы, жизнь группы будет недолгой. Виной тому станет физическое и психическое состояние их лидера – Тима Грэнады, подобно экс-доверцам Тони Ривасу и Рику Моринини, пристрастившегося к наркотикам. Задолбавшись играть с постепенно теряющим адекватность Тимом, остальные члены The Second Method сваливают в Лос-Анджелес и там организовывают новый бэнд The Earth People. К сожалению, эта группа, как и The Second Method, не выпустит никаких синглов, а уж тем более - альбомов. Тим же, оставшийся в Санта-Барбаре, так и не сумев разобраться со своими проблемами, будет вынужден оставить музыкой и фактически - уйдет в отшельничество. Дальнейшая его судьба неизвестна. А вот судьба бывшего продюсера группы – Тони Кэри будет печальной (хотя, наверняка, он прожил нескучную жизнь) и в 1974-м году станет известно о его гибели от передозировки кокаином.
Такая вот история.

Комментариев нет:

Отправить комментарий