суббота, 7 декабря 2013 г.

San Francisco Sound


Поскольку, в рамках нашего сообщества я погрузился в какие-то уже совсем непролазные психоделические дебри андеграунда, я боюсь, что у кого-то может создаться неверное представление о жанре. Поэтому, я считаю, что самое время пройтись по той части айсберга, что всегда над водой, тому, за что этот жанр знают и любят.
Нашей сегодняшней темой станет так называемое “калифорнийское звучание”, или же “калифорнийский саунд”, как одно из знаковых направлений психоделической рок-музыки.

Итак…

Из названия ясно, что жанр имеет американскую прописку, ведь именно там он и появился в 60-х годах прошлого столетия, и можно смело заявить, что на его формирование оказали влияние все музыкальные традиции, существовавшие в Америке ранее.
Ведь Соединенные Штаты Америки – некогда были колониальной страной и в них, как в большом котле, смешались музыкальные стили из различных источников.
Тут был и блюз, и кантри,  и джаз, и рок-н-ролл. Еще на жанр повлияла музыка стран Востока (особенно Индии), и даже классическая музыка.
Ну и конечно, огромное влияние оказал фолк - то, что у нас бы назвали авторской (или бардовской) песней.
Берем за основу мелодику блюза, подкрепляем ее электрической мощью рок-н-ролла, привносим элемент джазовой импровизации, а в плане текстов – поэтичность фолка и на выходе получаем этот самый “калифорнийский саунд”!

А теперь послушайте группу Big Brother & The Holding Company с потрясающей Дженис Джоплин на вокале и их обработкой народной песни “Down On Me”:


Говоря о Калифорнии 60-х, нельзя не упомянуть о движении хиппи, зародившемся там в то же время. Ведь именно хиппи – по сути, и были целевой аудиторией жанра, и “настроения” этого поколения были воплощение в тематике и текстах песен.
Надо сказать, сами себя они изначально называли не так. Скорее уж “фрики”. Название “хиппи” дала им пресса, но оно прижилось. Поначалу немногочисленное, к 67-му году оно стало самой массовой молодежной субкультурой. Это было поколение, родившееся в 40-х, во время бэби-бума, произошедшего в Америке на радостях от окончания Второй Мировой. В общем, как это ни смешно, можно сказать, что на появление хиппи, хоть и не напрямую, но повлияли: Гитлер (точнее, победа над ним), Ленин (с его коммунистическими идеями) и Фрейд (с идеями сексуального раскрепощения). Особенно процветали хиппи, в Сан-Франциско – столице штата, превратив район Хейт-Эшбери в свою резиденцию. Кульминацией всего этого станет так называемое Лето Любви 67-го года, бесплатные концерты в Голден-Гейт парке и Монтерейский поп-фестиваль. Но рассмотрим, как это все было несколькими годами ранее, когда только зарождалась калифорнийская рок-сцена:

Предтечами первых хиппи была коммуна “Веселых проказников”, сформировавшаяся вокруг американского писателя Кена Кизи – автора знаменитой книги “Пролетая над гнездом кукушки”. Их самой известной акцией были “Кислотные тесты”. Еще в 65-м году “Проказники” колесили по городам Калифорнии на раскрашенном в яркие цвета автобусе, устраивали концерты, где предлагали всем желающим совершенно бесплатно попробовать кислоты, тем самым популяризируя психоделическую культуру. Многие из этих мероприятий совершались при поддержке музыкальной группы Grateful Dead.
Обладатели узнаваемой символики, зловещего названия и добродушной музыки, “Благодарные мертвецы” – несомненно, культовая группа! И что, немаловажно: в отличие от большинства команд 60-х, “Мертвецы” пережили их конец и оставались на сцене и в последующие десятилетия, надолго став символом движения и жанра. Сейчас прозвучит их песня “The Golden Road (To Unlimited Devotion)”, о безграничной преданности:


Другим важным историческим моментом в развитии стиля были концерты, проходившие летом 65-го в салуне Красный Пес. Что удивительно, это заведение находилось не на территории Калифорнии, а в штате Невада, в Вирджиния-сити. В стенах этого заведения прошла серия выступления калифорнийской группы The Charlatans. Пока музыканты играли, на сцену проецировались психоделические слайды, и было устроено небольшое световое шоу, а у сцены тусовались эксцентрично-одетая публика, и употреблялось тогда еще легальное ЛСД.

Вышеупомянутая сан-францисская команда The Charlatans – сейчас не столь известна как многие их современники, так как не отличалась ни долголетием, ни плодовитостью в плане выпущенного материала. Они записали всего один альбом. Однако, обладатели ковбойского имиджа, The Charlatans, были важной составляющей калифорнийской рок-сцены середины шестидесятых. “Шарлатанам” принадлежит слава одной из первых групп, чьи музыканты выступали под воздействием ЛСД. Надо сказать, что с кислотой и галлюциногенами они (да и не только они) были знакомы и ранее, но никогда до этого не додумывались играть под ней. Это событие произошло, как раз на одном из выступлений в Красном Псе.  Сейчас вы услышите их версию песни “Codein”:


Хипповские идеалы равенства и братства были воплощены, внутри коллективов. Так, типичная калифорнийская рок-группа была союзом равноправных музыкантов, а не кучкой лабухов, теснящихся в тени лидера. Идеи могли поступать от любого члена группы, а порой даже, вообще со стороны, дорабатывались сообща, и ни у кого не было никакой монополии в плане этого. Хорошим примером такого содружества была группа Jefferson Airplane, вообще, можно сказать – образцово-показательный коллектив!
После того как салун Красный Пес, все в том же 65-м был закрыт властями, другим, достопримечательный местом музыкальной жизни, стал сан-францисский клуб Матрикс. Значительная часть ред-договской тусовки перемещается туда.
Принадлежало это заведение Марти Балину, бывшему, помимо владения клубом, вокалистом этих самых Jefferson Airplane. Кроме него, в группе еще пела вокалистка Сигни Андерсон. Гитаристов тоже была пара. Ну и, конечно же, в клубе Матрикс, на правах хозяев они чувствовали себя как дома. Послушаем их, и их композицию “It’s No Secret”:


Другая часть тусовки из салуна Красный Пес, руководимая Четом Хелмзом, организовала тем временем продюсерскую контору Family Dog и превратила старое здание Академии Танца Пакетта, в рок-клуб Авалон Баллрум, который, благодаря бОльшим размерам помещения и, размахом проводимых там мероприятий, стал постепенно затмевать Матрикс. Но и у Авалона был конкурент. Филмор Аудиториум, Билла Грэма. Билл начинал вместе с Family Dog, но вскоре, в результате конфликта интересов их пути разошлись. Этот человек, обладавший бОльшей предпринимательской жилкой и хваткой, нежели хипповый Чет Хелмз, сумел в кратчайшие сроки превратить свой Филмор – в одну из главных концертных точек не только Сан-Франциско, но и всея Америки.
А сейчас для вас сыграет группа Quicksilver Messenger Service с песней Dinos Song:


Теперь, давайте отвлечемся от истории и рассмотрим стиль с технической стороны:
Характерной особенности состава калифорнийских групп того времени, стоит выделить наличие, как правило, нескольких вокалистов и гитаристов. И снова здесь было равенство: вокальные и гитарные партии переплетались так, что зачастую трудно было выделить, какая из них ведущая, а какая аккомпанирующая.
Благодаря наличию нескольких гитаристов в составе, был распространен такой двухгитарный ход, когда одна гитара играла мелодическую линию, а вторая – ритм в слабую долю. Этот прием был взят, по всей видимости, из кантри-музыки.
Еще одной фишкой многих калифорнийских коллективов, было наличие женщин в составе. Это – неслабо разнообразило звучание песен, особенно когда в группе одновременно пели и мужчина, создавая этакое вокальное “инь-янь”. Это задало моду, которая поспособствовала росту числа коллективов не только с вокалистами, но и вокалистками, подготовив тем самым почву таким “женщинам в роке”, как Сьюзи Кватро, Джоан Джетт и Деборе Харри. А началось все с Калифорнии шестидесятых и таких фронтвумен как Дженис Джоплин из Big Brother & The Holding Company, Грейс Слик и Сигни Толи Андерсон из Jefferson Airplane и Мамы Касс из нью-йоркской группы The Mamas & The Papas.

Я только что упомянул здесь Грейс Слик, которая позднее займет место Сигни Андерсон, в Jefferson Airplane, после того, как та покинет группу. Но свою музыкальную карьеру Грейс начала чуть ранее в группе The Great Society. “Великое сообщество” - так называлась политическая программа тогдашнего президента США Линдона Джонсона, непопулярного среди молодежи. Музыканты выбрали такое название, в качестве стеба над его политикой. У группы The Great Society – была странная и короткая история. Они активно концентрировали, но записей выпустили даже меньше The Charlatans – один единственный сингл, на котором была композиция “Someone To Love”. После ухода Грейс в Jefferson Airplane она перепоет ее вместе с ними. В их версии эта песня, переименованная в “Somebody To Love” станет мега-хитом 67-го года, но тогда, в 66-м, ее выпуск прошел почти незаметно. Послушаем оригинал:


Вот The Great Society высмеивали американскую политику своим названием, но был еще один калифорнийский коллектив, дошедший как своим названием, так и своим творчеством, до еще большего стеба. Это - Country Joe & The Fish! Начнем с того, что название группы – составлено из двух сленговых прозвищ вождей коммунизма Иосифа Сталина и Мао Цзэдуна. А что может быть страшнее и ненавистней для американского патриота, чем коммунисты?! Вдобавок ко всему, в своих песнях, музыканты протестовала против войны во Вьетнаме, обличали политику США, высмеивал мораль и общественные нравы. Послушаем их Superbird, сатиру на все того же злосчастного Линдона Джонсона:


Как вы видите, Калифорния была благодатной почвой для музыкальной деятельности. Со временем туда стали стекаться многие музыканты, изначально начинавшие в других штатах. Можно сказать, что Калифорния была законодательницей мод и музыкальной меккой 60-х. Ну и для того, чтобы доказать вам, что понятие “калифорнийского саунда” – не просто географически-привязанное название для локальной музыки – а куда более широкое явление, вот вам композиции в этом стиле от бостонской группы Ill Wind и британской Eclection.


Комментариев нет:

Отправить комментарий