среда, 16 ноября 2016 г.

Безальбомные герои - The Ethix



Чем примечательна калифорнийская группа The Ethix? Во-первых, в The Ethix играл Луис “Корк” Марчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – будущий лидер Fifty Foot Hose (эти ребята славны тем, что соединяли в своем творчестве рок-музыку и электронику). Ну и, во-вторых, конечно, The Ethix примечательны своей музыкой. Их композиция Bad Trip является одним из ранних образчиков психоделического рока. Хотя, стилистически она, скорее, ближе к авангарду, или даже просто к какой-то “непонятной хрени” (в зависимости от оценки слушателя), а психоделичным ее делает название, намекающее на…

Пафосное здание Берлингемской старшей школы
Свою муз. карьеру Луис Марчеши начал еще будучи учеником Берлингеймской старшей школы (Burlingame High School), что в округе Сан-Матео, штата Калифорния. Там же он и получил свое погоняло “Cork” (Пробка). Луиса наградили им “за особые достижения” в учебе (“туп, как пробка”, ага). Преподаватели были в ужасе от успеваемости Марчеши и единственное положительная характеристика, которую они могли ему дать, была: “Хорошо, что этот парень еще не встал на путь криминала”. Сам же Луис, видимо, своей школьной клички ничуть не стеснялся. Даже, впоследствии использовал ее в качестве своего  псевдонима. Но, не будем забегать вперед, а расскажем, как именно начиналась муз. карьера Луиса. Все было довольно прозаично, ведь поначалу он и не помышлял о карьере музыканта.

В 1962-м году один из приятелей Корка, по имени Джим Фланнери (Jim Flannery), игравший на гитаре, решил сколотить свой музыкальный коллектив. За неимением знакомых музыкантов, Джим предложил нашему герою стать членом его будущей группы. Сам Луис Марчеши на тот момент не владел игрой ни на каком музыкальном инструменте, но Джим оперативно научил его игре на бас-гитаре (как наиболее простой для освоения), и даже где-то нашел барабанщика.
Теперь это действительно была группа - инструментальное рок-трио. Ребята назвали себя The Hide-A-Ways (Отшельники). Инструментальный рок и серф были тогда еще “на волне”, благодаря заслугам таких команд как The Ventures и The Shadows (это позднее, во второй половине 60-х, жанр пошел на спад). Так что идея играть серф – казалась перспективным занятием. Спустя три-четыре месяца репетиций музыканты сделают свои первые шаги к “большой сцене”, играя в парках развлечений и на ярмарках, устраиваемых Христианской ассоциацией молодежи (YMCA) в Берлингейме.

Через годик состав The Hide-A-Ways, начнет меняться, а в связи с этим, поменяется их музыкальный стиль. Сначала из группы уходит барабанщик (имени которого мне так и не удалось узнать), а на его место берут нового – Джила Санчеса (Gil Sanchez) из Сан-Бруно (штат Калифорния).

Вместе с Джилом, репетиции The Hide-A-Ways начинает посещать его друг Джин Санчес (Gene Sanchez) (тоже, родом из Сан-Бруно). Что интересно – Джил и Джин вовсе не родственники, как вы могли подумать, а просто однофамильцы. Выяснилось, что Джин весьма круто поет, и поэтому ему тоже было предложено стать членом команды.

Теперь в группе участвовало не трое, а четверо, так что это были уже никакие не The Hide-A-Ways. Музыканты берут себе новое название: Gene & The Ethics (выдвинув, тем самым, имя своего вокалиста на передний план). С фронтменом они, естественно, отошли от инструменталов, а переключились на исполнение ритм-н-блюза и соула. По воспоминаниям Марчеши, репертуар Gene & The Ethics состоял из песен Рэя Чарльза, Джеймса Брауна и Лайтина Хопкинса. Они шли на ура в местных клубах и школьных танцплощадках, так что группа вскоре приобрела локальную известность. Включение в состав Джина Санчеса неплохо подстегнуло карьеру группы: по воспоминаниям современников, он действительно круто пел, и, что немаловажно для фронтмена, имел эффектную внешность, так что, девчонки на него (и соответственно, на группу) только так западали.

Но, невзирая на все эти успехи, спустя пару месяцев после прихода Джина, Gene & The Ethics внезапно покидает их отец-основатель - Джим Фланнери.

Вейн Себальос
Группу, оставшуюся без гитариста, вновь выручает барабанщик Джил Санчес. Он пригласил в Gene & The Ethics Риза Шейтса (Reese Sheets) - своего приятеля из Сан-Бруно, который неплохо играл на гитаре.
Корк, со своей стороны, тоже приглашает в группу кое-кого из знакомых, а именно - берлингемского мультиинструменталиста Вейна Себальоса (Wayne Ceballos), который будет играть в Gene & The Ethics на клавишных и губной гармошке.

Я тут обратил внимание, что в Gene & The Ethics понабилось “нацменьшинств” (хотя, США - колониальная страна, и многие там, не без этого). Фамилии Санчес и Себальос, однозначно выдают мексиканское происхождение их обладателей. Марчеши - потомок итальянских эмигрантов. В общем – 2 латиноса и 1 макаронник! И лишь родословную Риза Шейтса, определить по фамилии – затруднительно. Хотя, скорее всего, он из британцев.

Итак, Gene & The Ethics с приходом Шейтса и Себальоса стали квинтетом. Группа по-прежнему много выступает. Их “концертный охват” даже расширился: помимо регулярных выступлений в Берлингейме, ребята катаются  в Сан-Матео и Сан-Франциско, где зарабатывают приличные, по тем временам (особенно для таких мелких шкетов), деньги.

В общем, дела у них идут в гору, но где-то примерно через год после своего прихода в группу (в 1964-м), их крутопоющий и харизматичный фронтмен Джин Санчес, решает уйти. О его дальнейшей музыкальной карьере мне ничего не известно. Так что, вполне возможно, Джин “зарыл свой талант”, или нашел себя в каком-то другом деле. Также неизвестно о причинах его ухода: может, переехал куда, или поступил в ВУЗ, а может, его в армию забрали (это я тут называю самые частые причины распада молодых групп).

Музыканты тяжело пережили уход вокалиста, однако ставить крест на своей карьере вовсе не собирались. Хотя, без Джина, им пришлось отказаться от раскрученного названия Gene & The Ethics. Корк Марчеши и придумал им новое - The Ethix (каламбурное производное от старого). Кстати, все предыдущие наименования коллектива (The Hide-A-Ways и The Ethics) не были шибко оригинальными: одноименных команд в Америке было пруд пруди. Так что, с The Ethix они выделились, в этом плане!

На какое-то время, группа, в связи с отсутствием лидер-вокалиста, вновь возвращается к исполнению инструментальных композиций. Но уже не в серф-роковом (как раньше, во времена The Hide-A-Ways), а в ритм-н-блюзовом ключе.

Ну и, вскоре назреют очередные изменения в составе (вас еще не задолбала эта чехарда?). Гитарист Риз Шейтс покидает The Ethix. Впоследствии Риз будет замечен в составе калифорнийских фолк-рокеров The Vejtables (у нас когда-то был пост про эту команду).

Что касается The Ethix, Джил Санчес в очередной раз выступает в роли поставщика талантов и приводит в группу тройку своих сан-бруновских приятелей: трубача  Билла Гэста (Bill Gerst), поющего саксофониста Кена Мэткалфа (Ken Metcalfe) и гитариста Сэнди Клиффорда (Sandy Clifford).
Так у The Ethix появились и вокалист, и духовая секция!

В июне 1965-го года The Ethix выступят в берлингеймском Hyatt Music Theatre на разогреве у заезжих звезд - популярного британского фолк-дуэта Чад и Джереми (Chad & Jeremy).
Но и этот состав The Ethix не продержится долго. Вскоре коллектив покидает клавишник Вейн Себальос. Он переедет жить в Сан-Франциско и середину 60-х проведет в рок-н-рольном трио The Sound Machine. А когда и этот проект пообещает “долго жить”, в конце 60-х, Вейн замутит новый проект AUM, где будет играть блюз-рок.

Также, к концу 65-го, из The Ethix уходят гитарист Сэнди Клиффорд и барабанщик Джил Санчес. Последняя потеря, надо полагать, стала особенно существенной, памятуя о том, как много Джил сделал для группы. Хотя Джил не был лидером The Ethix, но можно сказать, что эта группа строилась вокруг него.

Трое ушли – двое пришли! Новым гитаристом The Ethix становится Боб Ното (Bob Noto), а новым ударником - Джонни Пиккетти (Johnny Piccetti).
На удивление, этот, последний состав The Ethix (Марчеши, Ното, Гэст, Мэткалф и Пиккетти), в котором они встретят новый 1966-й год, окажется наиболее “живучим”. Вообще, 66-й ознаменует для группы начало профессиональной карьеры в мире звукозаписи. The Ethix подписывают контракт с лейблом D&A Records, базирующимся в калифорнийском городке Лафейетт (не путать с десятком одноименных поселений в других штатах Америки! Это чертовски популярное название!).

D&A Records выпустят в 66-м 2 ритм-н-блюзовых сингла The Ethix: Blue Canary/Need Your Love и Skopull/Its Time (все композиции – оригинальный материал). Также The Ethix выступят в роли аккомпанирующего состава гавайского поп-певца и музыканта Руди Грау (Rudy Grau) на еще одной сорокапятке, выходившей на D&A Records (этот Руди потом будет известен как участник гавайской группы Billy K. & The Seamen).


Ну а что касается записей The Ethix: нельзя сказать, что они продавались хорошо, да и тиражи D&A Records были невелики. Но для группы это, определенно, было шагом вперед. Да и контракт со звукозаписывающей компанией открыл для The Ethix новые концертные горизонты.

В начале 1967-го года ребят нанимают играть на танцульках в клубе-казино Pussycat A Go-Go, находящемся в Лас-Вегасе. Поездка в “город грехов” стала для The Ethix одновременно и взлетом, и закатом карьеры. Музыканты провели там пару недель, зашибая за свою игру неплохие деньги (где-то по 500$). Но потом выяснилось, что большинству участников The Ethix еще нет 21-го года (возраст совершеннолетия в штате Невада). То есть их РАБОТА в заведении, где продается бухло, ведутся азартные игры и танцуют не сильно обремененные одеждой девицы – незаконна! Тянет на серьезный криминал (шучу)! Но наниматели решают турнуть “музыкантов-малолеток” от греха подальше.

Тут, естественно, с ребятами из The Ethix сыграло злую шутку федеральное устройство их страны: возраст наступления совершеннолетия в Америке разница от штата к штату (от 18 до 21-го)!

Альбом FFH
Раздосадованные обломом своей “вегасской мечты” участники The Ethix разбредаются кто куда и группа распадается. Корк, например, уезжает в Сан-Франциско, где несколько месяцев депрессует по поводу “смерти” своей группы. Потом он, конечно, придет в себя, включится в музыкальную жизнь города и замутит с местными музыкантами небезызвестный проект Fifty Foot Hose. А еще, параллельно, выпустит сорокапятку из своих архивных записей.

Этот момент мы рассмотрим подробней. Заодно, совершим флешбэк в 1966-й год:
На протяжении всей своей карьеры в The Hide-A-Ways/Gene & The Ethics/The Ethix, Корк  Марчеши интересовался не только серф-роком, ритм-н-блюзом и соулом, которые играла его группа. Его тайной страстью была авангардная музыка. Но до поры, это увлечение не находило отражения в его творчестве.

Начало 1966-го года. Корк Марчеши и троица его приятелей гостят у его матери Корка. За время пребывания там, прямо в гостиной этого дома, ребята записывают на двухканальный магнитофон Sony несколько весьма странных композиций.
Вот имена тех, кто поучаствовал в этом шумном авангардном эксперименте:
Корк Марчеши - бас-гитара.
Боб Ното – гитара.
Гари Дос (Gary Doos) – барабаны.
Боб Гибсон (Bob Gibson) - голос.

Вспоминает Корк Марчеши: “Это был совершенно дадаистский жест! Я поставил Боба Ното (гитариста) в ванной, Боб Гибсон кричал из кухни, я и барабанщик Гари Дос играли из гостиной. Мы отсчитали "1-2-3-4" и принялись импровизировать. Время от времени я с друзьями записывал подобные вещи, и давал их кому-нибудь послушать, смеху ради.
Эти какофонические записи, однако, приводили в недоумение большинство других членов The Ethix. Себя они считали серьезными музыкантами, играли "нормальную" музыку, и хотели зарабатывать деньги по клубам (а не броски тухлыми яйцами, гнилыми помидорами, или даже пивным кружками). Так что, заниматься подобной музыкой они бы никогда н6е стали. Так что мои авангардистские идеи оставались нереализованными в рамках этой группы.”

Тем не менее, после распада The Ethix (в начале 1967-го) и своей музыкальной бездеятельности в Сан-Франциско, Корк выпускает 2 своих старых экспериментальных записи (сделанные еще в 66-м) в качестве еще одного сингла Ethix (уже без артикля “The”). Хотя из “настоящего” состава The Ethix там играли лишь сам Корк Марчеши и гитарист Боб Ното.

Произошло это так:
Корк Марчеши просматривал сан-францисские газеты с объявлениями о работе и наткнулся на такое: что некая фирма звукозаписи, называемая Robruth Music, ищет музыкантов и оригинальный музыкальный материал для выпуска. Учредителем Robruth Music был Роберт Рутли (Robert Ruthley), который недавно переехал в США из Великобритании, и решил попробовать свои силы в американской музыкальной индустрии (ранее Роберт занимался продажей автомобилей). И то ли, Рутли был не чужд авангардной музыке, то ли ему было настолько пофиг, что выпускать, но он счел авангардные эксперименты Корка вполне достойными того, чтобы стать первым релизом его фирмы! Думаю, все-таки первый вариант, ведь “сэр” Рутли обладал еще и чувством юмора, так как лейбл, он назвал не иначе как Mary Jane Records. Мэри Джейн на хипповом сленге – марихуана. Ну и выпуская его в Сан-Франциско – самом хипповом городе Америки, логично было заинтересовать целевую аудиторию. Так что и заглавную вещь для сингла (доселе - безымянную) Роберт называет с намеком на наркотики – Bad Trip. “Неудачный полет” – так на американском сленге описываются неприятные последствия от приема галлюциногенов.

Итак, на виниловую пластинку Ethix, выпущенную Mary Jane Records, попали 2 композиции: Bad Trip и инструментальная Skins.
Поухищрявшись с названиями, Рутли и Марчеши поухищрялись и с самим изданием: “Bad Trip” была сведена как на пластинку в 33 оборота в минуту, а записана на 45. Обычно синглы и издавались на 45 оборотов, оттого их еще называли “сорокапятками”. А формат на 33 оборота – обычно использовался в “долгоиграющих пластинках”, на которых издавали целые альбомы.
Поэтому, как ни воспроизводи “Bad Trip” (33 оборота или 45), он звучит либо медленнее реальной скорости, либо быстрее. Но это, как говорится, не баг а фича. Такова авторская задумка Корка Марчеши. Типа – это авангардная музыка и на какой скорости ее слушать – все равно! Как он сам охарактеризовал Bad Trip: “Идеально подходит, чтобы разогнать гостей, задержавшихся на вечеринке”.
А вот среди мелких косяков издания: название фирмы Robruth Music (составленное из первых букв имени-фамилии ее хозяина - ROBert RUTHley) на этикетке пластинки дано неверно: Robruf Music.

Лично мне, больше нравится медленная версия “Bad Trip” (та, что на 33 оборота). Она как-то более психоделична. А та, что на 45 оборотов уж больно “суматошная”. Но оба варианта непросты для восприятия. Посему, тот факт, что в свое время “Bad Trip” входила в ротации некоторых калифорнийских андеграундных радиостанций (например, KMPX) – кажется невероятным! Наверняка, только ночью ставили… Хотя, это же 60-е! Могли и днем!

Ну а о последующей музыкальной деятельности Корка Марчеши и его новой группе Fifty Foot Hose, мы, надеюсь, как-нибудь еще напишем…

Хронология:

The Hide-A-Ways #1 (1962-начало 1963)
1) Луис КоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Джим Фланнери (Jim Flannery) – гитара.
3) Неизвестный музыкант – барабаны.

The Hide-A-Ways #2 (1963)
1) Луис “Корк” Марчеши (LouisCorkMarcheschi) – бас-гитара.
2) Джим Фланнери (Jim Flannery) – гитара.
3) Джил Санчес (Gil Sanchez) – барабаны.

Gene & The Ethics #1 (1963)
1) ЛуисКоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Джим Фланнери (Jim Flannery) – гитара.
3) Джил Санчес (Gil Sanchez) – барабаны.
4) Джин Санчес (Gene Sanchez) – вокал.

Gene & The Ethics #2 (конец 1963-1964)
1) ЛуисКоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Джил Санчес (Gil Sanchez) – барабаны.
3) Джин Санчес (Gene Sanchez) – вокал.
4) Вейн “Харпист” Себальос (Wayne “The Harp” Ceballos) – клавишные, губная гармошка.
5) Риз Шейтс (Reese Sheets) – гитара.

The Ethix #1 (1964-1965)
1) ЛуисКоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Джил Санчес (Gil Sanchez) – барабаны.
3) Вейн “Харпист” Себальос (Wayne “The Harp” Ceballos) – клавишные, губная гармошка.
4) Риз Шейтс (Reese Sheets) – гитара.

The Ethix #2 (1965-1966)
1) ЛуисКоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Джил Санчес (Gil Sanchez) – барабаны.
3) Вейн “Харпист” Себальос (Wayne “The Harp” Ceballos) – клавишные.
4) Билл Гэст (Bill Gerst) – труба.
5) Кен Мэткалф (Ken Metcalfe) – вокал и саксофон.
6) Сэнди Клиффорд (Sandy Clifford) – гитара.

The Ethix #3 (1966–начало 1967)
1) ЛуисКоркМарчеши (Louis “Cork” Marcheschi) – бас-гитара.
2) Билл Гэст (Bill Gerst) – труба и клавишные.
3) Кен Мэткалф (Ken Metcalfe) – вокал и саксофон.
4) Боб Ното (Bob Noto) – гитара.
5) Джонни Пиккетти (Johnny Piccetti) – барабаны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий