пятница, 3 октября 2014 г.

Marcus (1970)

 

Альбом этот не особо психоделичный (скорее - пси-фолковый), да и издан не в 60-х а в 1970-м. Зато записал его один из пионеров психоделии (чуть ли не самой ранней), поэтому нам никак нельзя пройти мимо...

Надеюсь, я вас хоть немного заинтриговал?!
Маркус Узилевски (Marcus Uzilevsky), так же известный как Расти Эванс (Rusty Evans) и Рай Купер (Ry Cooper). В музыкальной карьере Маркуса было немало стилевых колебаний. Помимо психоделического рока, в разные годы наш герой успел поиграть и рокабилли, и фолк, и кантри. Что касается психоделии: он играл в The Deep, The Freak Scene и The Nervous Breakdowns, а также, как продюсер и сочинитель, приложил руку к деятельности The Third Bardo, The Third Rail, West Coast Natural Gas, Indian Puddin & Pipe, It’s A Beautiful Day, Tripsichord, Black Swan, Summer Snow.

Творческий путь Маркуса начался в Нью-Йорке (где он родился), но в конце 1967-го наш герой перебирается в солнечную Калифорнию (сначала в Лос-Анджелес, а потом в Сан-Франциско), где продолжает деятельность. Только, если раньше Маркус выступал под псевдонимами (Расти Эванс и Рай Купер), на этот раз он решил воспользоваться своим настоящим именем.

Для начала, в 1969-м году, на лейбле Fontana Records был выпущен сингл “The Artist”, записанный им при помощи группы сессионных музыкантов, условно названной Kingdom Come. Их имена мне, увы, неизвестны, но вполне вероятно, что эти же люди примут участие в записи лонгплея.
Необычно, что на двух сторонах сингла была представлена одна и та же песня, в моно и стерео версиях. Авторство ее принадлежит не Маркусу, а некому загадочному субъекту по фамилии Сигрейв (J.Seagrave). О нем не удалось обнаружить никакой информации, так что, вполне возможно это был очередной маркусовский псевдоним. Продюсерами сингла выступили Артур Геллер (Arthur Geller) и сам Маркус. Гиллар был давним корешем нашего героя, а также помогал ему с написанием некоторых песен для прошлых маркусовских проектов The Deep и The Freak Scene.

Маркус в 1969-м
Уже на этой записи наметился стиль, который более ярко раскроется в альбоме. Этакий рафинированный пси-фолк, с акустической гитарой, флейтой, клавишными, скрипкой, басом, размеренными барабанными партиями, редкими вкраплениями электрогитары и женским хором на бэк-вокале. А кое-где даже ситар можно будет услышать!
Метаморфоза произошла не только с музыкой, но и с вокальной манерой Маркуса. Раньше Маркус/Эванс, в плане вокала и внешности, напоминал нечто среднее между Бобом Диланом и Джонни Кэшем, но к 1969-му изрядно “захиппел”, оброс бородой, а петь стал каким-то дрожащим голосом, с придыханием. Ну, прямо, Борис Гребенщиков! (шучу)

Маркус вспоминает предысторию записи пластинки: “Это был июль 1969-го, и я сидел в кафе "У брата Джунифера" (Brother Juniper’s) на Хейт-стрит. Я знал, что оно принадлежит нью-эйджерскому культу "Священный орден людей" (The Holy Order Of Mans), и также знал, что кареглазая красавица Дайан (Dianne), работавшая там официанткой, была членом "Ордена".
Можете поверить мне на слово, мир меркнул, когда я смотрел в ее глаза и видел грудь, облегаемую коричневой робой (формой работников Брата Джунифера). Я чувствовал, что нравлюсь ей, глядя на то, как она упаковывает сэндвич из ржаного хлеба и салата с тунцом, приготовленным ею для меня. Это станет моим обедом и ужином.
Я расчехлил свою старую гибсоновскую акустику вишневого цвета и приступил к настройке. Мне хотелось получить идеальный звук, ну или максимально приближенный к нему, насколько возможно сделать на слух, знаете, это было за много лет до появления всяких тюнеров, ставших сейчас такими распространенными. Я сыграл несколько необычных аккордов, созданных под влиянием моего приятеля Дэниэла МакКарди (Daniel McCurdy). Эти, так называемые "аккорды с задержанием" (suspended chord) немедленно срывали крышу и уносили сознание в бесконечные выси. Дэниэл говорил, что такими прогрессиями, сыгранными в электричестве, можно даже вырубить человека, настолько они мощные! Я никогда не пытался играть их в электричестве, хоть и был крайне впечатлен звучанием гитары моего товарища, так как преследовал совершенно другие цели. Я хотел чтобы они звучали как некие еле уловимые отголоски иных миров… До знакомства с Дэниэлом, я в основном бренчал три простых аккорда, теперь же, вышел за пределы стандартов, что в скором времени поспособствовало рождению новых песен.
Вспоминаю как месяцем ранее, меня и гитариста Чарли Коки (Charlie Cocky) приглашали к себе на флэт несколько друзей. Чарли нравились мои новые песни, он подыгрывал на акустической гитаре, а я пел и играл эти "эфирные" аккорды. Внезапно, чувак, стоявший рядом с нами, рухнул на пол и нехило так расшиб себе голову. То ли он просто потерял сознание, то ли был нокаутирован нашим звуком! Я спросил: "Чарли, неужели это мы вырубили его?". Он ответил: “Похоже, мы поймали нужную микро-тональность, что и дало такой эффект".
Я не хотел, чтобы подобный инцидент произошел здесь, "У брата Джунифера", поэтому я заиграл вещь попроще, оду прекрасной Дайан - "Lady Of Light". Эта композиция не вошла в альбом, как и ода к Хэлли (Hallie) и моя нью-йоркская любовная песня "Monday Marye Morning".
Я был доволен тем, как сочеталось звучание гитары с моим голосом и мне казалось, что так я могу заставить людей почувствовать мир, любовь и веселье. Нередко это получалось!
Когда я пою о красоте природы в "Color Song" и смотрю на лица людей, стоящих вокруг – я вижу в них радость. Я чувствую дух Новой Эпохи, витающий в воздухе.
Мне нравилось то медленное вибрато, которое я придавал своему голосу во время пения, не без влияния Донована и Тима Хардина. Я радовался всему, что повлияло на меня в моем пути. Эти настроения были подхвачены в Брате Джунифере, а теперь я встаю, выхожу наружу, и вижу, как солнце заливает своим ласковым светом ярко одетых людей на Хейт-стрит.”

Картинка из Harmonia Macrocosmica
В общем, отсюда ясно, какими настроениями пропитан альбом – это любовная лирика и позитивная “шизотерика” на тему единения человека с природой, явления Эпохи Водолея, мира во всем мире, и прочая хипповская мишура.
Обложку пластинки создал Ричард Мантел (Richard Mantel) (весьма крутой дизайнер, работавший над оформлением многих джазовых, психоделических и авангардных альбомов), разместив на ней карты Таро и иллюстрацию из небесного атласа 17 века “Harmonia Macrocosmica” Андреаса Целлариуса. Вполне очевидна причина их появления на обложке: астрология и Таро занимали важное место в концепциях “Священного ордена людей” – секты, к которой Маркус тогда проявлял повышенный интерес. Эта организация пыталась соединить христианское учение, гностицизм и восточную мистику.

Итак, сама пластинка, озаглавленная просто “Marcus” была записана в конце 1969-го и вышла в начале 1970-го на лейбле Kinetic Records (Z 30297). Непонятно почему Маркус сменил явно более крутой Fontana Records на Kinetic Records. Возможно, контракт был заключен лишь на выпуск одного сингла, или условия у вторых оказались более выгодными, а может, еще какие причины побудили их прекратить сотрудничество…
Кроме того, Маркус взял себе в пару другого продюсера. Если дебютную сорокапятку музыкант выпустил с малоизвестным Артуром Геллером (про которого мне почти ничего не удалось выяснить, кроме того, что он числиться соавтором одной из песен маркусовского проекта The Deep 66-го года, называемой “Your Choice To Choose), здесь же с ним поработал маститый продюсер и аранжировщик Ларри Фэллон (Larry Fallon). Вероятно, он же исполняет на альбоме партии клавишных (но это только моя догадка). Звукачем в студии был Тони Бонджови (Tony Bongiovi) (дядька того самого Джона Бон Джови). Все композиции были сочинены самим Маркусом. Это свежие работы, видимо из тех, написанных с применением “эфирных” аккордов, кроме одной (Grains Of Sand), уже выходившей в рамках проекта The Freak Scene, в более электрической версии, в 1967-м году.

После провала альбома, творческие интересы Маркуса начинают меняться в сторону художничества. Но он не прекращает свою музыкальную деятельность. Правда следующий альбом выйдет нескоро, аж в 1979-м году, и будет уже традиционно-фолковым, с элементами госпела.

Другой Маркус
P.S. кстати, в 70-х выпустил свой альбом еще один Маркус (по фамилии МакДональд), чьи работы ошибочно приписывают нашему герою. Эта пластинка называется “From The House Of Trax”.

Треклист альбома такой:

(We'll All) Go Together (M.Uzilevsky)
Time Of Our Time (M.Uzilevsky)
Helene (M.Uzilevsky)
Grains Of Sand (M.Uzilevsky)
High Priestess (M.Uzilevsky)
The Coming (M.Uzilevsky)
Royal Maze (M.Uzilevsky)
Butterfly Girl (M.Uzilevsky)
Color Song (M.Uzilevsky)
Children Of Aquarius (M.Uzilevsky)

Комментариев нет:

Отправить комментарий