вторник, 4 февраля 2014 г.

Love - Da Capo (1966)

 

В конце прошлого года я выкладывал статью про первый альбом американской группы Love – теперь про второй.

Как вы помните, мы остановились на том моменте, когда Love вернулись из Далласа к себе в Лос-Анджелес. Календарь показывал август 1966-го, лето подходило к концу, а в планах музыкантов была запись второго альбома…
К этой работе они решили хорошо подготовиться. Творчество их не стояло на месте, а развивалось, песни, сочиняемые ими, становились все эклектичней и изощреннее. Но, помимо периодически возникающих разногласий внутри коллектива (не всегда адекватное поведение музыкантов, будущих людьми своенравными и себе на уме, к тому же, усугублялось употреблением наркотиков), у группы была еще одна проблема. Или слабое звено. И звали его Албан “Снупи” Фистерер.

Вообще, Снупи, отнюдь не был бездарем. Музыкальный талант у него определенно присутствовал, ведь в детстве он даже занимался фортепиано. Но на беду – в Love играл на барабанах и с этой обязанностью справлялся не лучшим образом. К тому же – совершенно не обладал композиторскими навыками. Со временем это конечно исправилось и в двухтысячных Албан неожиданно выпустит сольный альбом в жанре фолк-рока, но тогда, похоже, все обстояло иначе. Значительную часть барабанных партий приходилось придумывать Артуру Ли, самому бывшему неплохим ударником, а Снупи их только играл. Если с ранним - более прямолинейно-роковым материалом Love такое вполне прокатывало, сейчас - все острее ощущалась необходимость по-настоящему сильного барабанщика, и росло недовольство игрой Снупи.

Благо у Артура был на примете один музыкант. Он и станет новым ударником группы. Это был Пол Майкл Стюарт-Вар (Paul Michael Stuart-Ware) из The Sons Of Adam, более известный, тогда, как Майкл Стюарт (Michael Stuart). “Сыны Адама” играли гаражный рок и неоднократно выступали на разогреве у Love. Так что у Артура было много возможностей оценить игру Стюарта. Его контакты с этой группой не ограничивались только концертами. В 66-м, The Sons Of Adam даже записали и выпустили на сингле одну из артуровских песен “Feathered Fish”.

The Sons Of Adam (Майк - второй справа)
Вспоминает Майкл Стюарт: “Мы впервые познакомились после совместного концерта наших групп в Бидо Лито. Во время перерыва Артур сел рядом со мной и представился. Он сказал: "Чувак, мне нравится как ты играешь на барабанах, так что, не хотел ли бы ты присоединиться к моей группе?". Но я ответил, что вполне доволен своей, на что Артур сказал: "Да, The Sons Of Adam – хорошая группа, но вы никогда не станете столь же круты как мы! Так что мое предложение остается в силе!". Но мне и правда нравилась своя команда, да и честно признаться, идти в Love я немного боялся, потому, что у этой группы была уж слишком наркоманская репутация. Мы в "Сыновьях" в основном бухали, ну и максимум - покуривали травку время от времени. Так что по сравнению с нами – музыканты Love казались жуткими торчками! Это уже потом, когда мы с Майком Портом (Mike Port) – нашим басистом, посетили "Замок", познакомились с Брайаном и остальными, я понял, что они, в общем-то – неплохие ребята. Так что, вскоре я стал барабанить в обеих группах, а когда  The Sons Of Adam развалились – полностью перешел в Love”.

Тиджей, Джонни, Кен, Снупи, Майкл, Брайан и Артур (сверху)
Так, у Love появился новый ударник, а Снупи достались более привычные ему клавишные.
Помимо Стюарта, для работы над будущей пластинкой будет привлечен старый знакомый Артура - темнокожий саксофонист и флейтист Тиджей Кантрелли (Tjay Cantrelli). Настоящее его имя было Джон Барбери (John Barbieri), личностью он был экстравагантной, носил квадратные очки и одевался в стиле битников. Его приход привнес некоторый джаз-роковый элемент в звучание группы.

Не смотря на то, что первый одноименный альбом Love пользовался популярностью, сами участники записи были им не очень довольны. А может во всем был виноват перфекционизм Артура Ли или его тараканы.
Альбом, как вы помните, был записан на студии Sunset Sound Recorders, со звукоинженером Брюсом Ботником и продюсером Джеком Хольцманом.
Так что, группа решает сменить и  звукоинженера, и студию. Хорошо хоть лейбл не сменили, хотя в какой-то момент Артуру что-то двинуло в голову, и у него было и такое желание. В частности он был недоволен гонорарами группы и выручками с альбомов и синглов, но глава Elektra Records - Джек Хольцман сумел задобрить строптивых, но перспективных музыкантов, предложив им более высокие проценты и 2500$ в качестве аванса.

Пол Ротшильд
Поскольку сам Джек находился в Нью-Йорке по делам своей фирмы, заниматься вторым альбомом Love он не мог. Зато порекомендовал музыкантам в качестве нового продюсера, своего приятеля – Пола Ротшильда (Paul Rothchild). Пол, не так давно провел 8 месяцев в тюрьме за хранение марихуаны, а теперь по возвращению на свободу, истосковался по работе, и активно влился в жизнь лейбла. В частности, он недавно спродюсировал первый альбом The Doors, который, как и дебют Love, записывался в Sunset Sound с Брюсом Ботником. Эта пластинка, правда, выйдет на Elektra Records только в начале следующего года.

В качестве новой студии будет выбрана RCA Studios, со звукоинженером Дэйвом Хассинджером (Dave Hassinger). С Хассинджером Love было вдвойне интересно поработать хотя бы потому, что до них на RCA Studios он записывал самих The Rolling Stones! Плюс, просторная RCA Studios, для Love, состоящих теперь из 7 человек, казалась комфортней тесной Sunset Sound. При таком количестве народа и в виду усложнившейся музыки группы, работы над вторым альбомом шли не так резво, как над первым. Музыканты записывали по песне в день.

Первая сессия Love в RCA Studio B состоялась 27-го сентября 1966-го.
Группа начала с записи фолковой “Orange Skies”. Ее автор - Брайан МакЛин вообще тяготел к фолку. Необычно, что вокальную партию тут исполняет не сам Брайан, а Артур Ли, так как у того лучше получалось петь в той тональности, что написана песня.

На следующий день музыканты будут работать над “¡ Que Vida !” в начале которой можно услышать звук пробки, вылетающей из бутылки шампанского и колокольчики в конце. Они были позаимствованы из библиотеки звуковых эффектов лейбла. “¡ Que Vida !” и последующие песни будет принадлежать перу Артура Ли. Название можно перевести с испанского, как: “Что такое жизнь”. Испанское название песни словно указывает на влияние латиноамериканской музыки, вообще прослеживающееся на этом альбоме, в том числе и в предыдущей вещи.
Также, есть некоторое (и вполне умышленное) сходство с “Lifetime Of Loneliness” Берта Бакарака и Хэла Дэвида. Как вы помните, “My Little Red Book” этих двух композиторов, стала дебютным синглом Love пять месяцев назад. А на этот раз Артур и сотоварищи видимо решили не делать кавер, а просто сочинить что-то похожее.

29-го сентября Love запишут She Comes In Colors – одну из сильнейших поп-вещей на альбоме.
По воспоминаниям музыкантов, эта песня вдохновлена фанаткой группы по имени Аннет Феррелл (Annette Ferrell), посещавшей концерты Love в невероятно ярком и цветастом одеянии. Есть мнение, что спустя год, She Comes In Colors подтолкнет небезызвестных The Rolling Stones на написание “She’s Like A Rainbow”. По крайней мере, строчка “She comes in colors” неоднократно повторяется в ней.

"Замок"
30-го числа будет записана The Castle, в которой снова будут прослеживаться латиноамериканские мотивы (или даже испанские). Удивительно, что партия гитары, играющая что-то наподобие фламенко сочетается здесь с бас-гитарой играющей в стиле кантри?! Сочетается и притом хорошо! Название – возможно, напоминание о виле-коммуне “Замке”, в котором проживали участники Love. Не понимаю только, как это вяжется с текстом песни (вообще, снова о какой-то девушке поется)… Может, как воспоминание? Незадолго до начала записи альбома, в сентябре, Артур, желая уединения, съехал из “Замка”, где его донимали поклонники и поклонницы. Но новое место жительства он себе выбрал с размахом – особняк, находящийся в Лорел Каньене, на вершине холма, откуда открывается потрясающий вид на Лос-Анджелес. Кстати, незадолго до въезда Артура, в этом здании проходили съемки культового хипповского фильма “Трип” (The Trip).

После The Castle Love устраивают себе небольшой отдых и возвращаются в студию уже 2-го октября, чтобы записать Stephanie Knows Who. И снова посвящение девушке (любил Артур свои песни всяким девушкам попосвящать).
Рассказывает Джонни Эколз: “Кажется, ее звали Стефани Баффингтон (Stephanie Buffington). Эта юная особа встречалась с Брайаном, но проявляла интерес еще и к Артуру. Причем взаимный! Артур, тогда как раз расстался со своей девушкой и поэтому хотел, чтобы Стефани ушла к нему. Добиваясь ее расположения, он и написал эту песню. Некоторое время они даже встречались, но в каком-то смысле усилия Артура оказались напрасны, так как вскоре Стефани вернулась к Брайану. Надо сказать, отношения между Ли и МакЛином этот инцидент весьма подпортил”.
В общем, ветреной девушкой Стефани была. Есть версия, что источником вдохновения для лирики “The Castle”, отчасти, тоже послужила она. А что касается песни, “Stephanie Knows Who” примечательна клавесинным вступлением Снупи и саксофоном Кантрелли. Впоследствии, именно эта вещь станет первой на будущем альбоме.

Сессии в RCA Studios были завершены, но полученного материала из пяти песен явно не хватало на полноценную LP-шку. Поэтому Love возвращаются к Брюсу Ботнику на Sunset Sound Recorders и записывают там свое самое впечатляющее на тот момент творенье – Revelation.
Раннюю версию этой композиции, изначально называвшуюся John Lee Hooker (в честь темнокожего корифея блюза), Love впервые исполнили в январе 66-го, со своим первым ударником Доном Конкой. Потом, эта вещь на некоторое время выпала из концертного репертуара, так как Албану Фистереру, не хватало техники, чтобы играть такие затяжные композиции. Но теперь, когда в группе барабанил Стюарт, они снова могли себе это позволить. А с саксофонным импровизациями Кантрелли, навеянными творчеством Колтрейна (видимо псевдоним себе Барбери выбирал тоже с закосом), эта вещь эволюционировала до “Откровения”.

Снупи, по вине которого она не исполнялась ранее, однако, внес свой небольшой вклад, сыграв клавесинное вступление, взятое им из творчества Баха.
За вступлением следует бодрая ритм-н-блюзовая мелодия с любовно-сексуальной лирикой (в принципе - характерной для блюза), но вскоре, когда обе гитары начинают выдавать скрип и скрежет, эта логически построенная картина ломается. Гитарное буйство  продолжается и далее, дополняется пронзительной губной гармошкой, переходит в импровизацию, и так, пока вновь не возвращается к блюзовой форме. Артур начинает петь, но на этот раз его голос звучит куда драматичнее, переходя, то на шепот, то на крик, а порой вообще – на что-то нечленораздельное. В какой-то момент даже кажется, будто он в студии на гвоздь наступил! (шучу) Артур снова берется за гармошку, извлекая из нее блеюще-мычащие звуки, но внезапно ритм меняется, и на передний план выступает саксофон Кантрелли. Когда он замолкает, наступает пора ритм-секции Love в лице Кена Форси и Майкла Стюарта, с поочередным солированием бас-гитары и барабанов. Ну и кончается Revelation с чего и началась, клавесином Снупи, играющим ту же тему, что и была в начале. “Проиграть и повторить с начала”! Можно сказать, здесь буквально обыгрывается будущее название альбома - Da Capo, данное в честь музыкального термина, обозначающего повторение какой-либо предыдущей части композиции.

Уж не знаю, почему Revelation не записали в RCA Studios с Хассинджером. То ли но студийного времени не хватило, то ли было стыдно перед Дэйвом, писавшим до этого GoinHome The Rolling Stones (Revelation местами похожа на нее, а также на “Smokestack Lightning” Хаулина Вульфа). Запись такой продолжительной вещи, конечно, оказалась нелегкой, как для музыкантов, так и для звукоинженера. Во время нее участники Love лишь чудом удержались от того, чтобы не переругаться.

Итак, все треки были готовы и Love могли вернуться к концертной деятельности, проведя октябрь, как постоянные резиденты Whisky a Go Go, выступая в одиночку и с The Sons Of Adam (как вы помните, Майкл Стюарт тогда играл в обеих группах).

В преддверии альбома (тоже в октябре) будет выпущен сингл “Stephanie Knows Who”/“Orange Skies”. Но его выход пройдет незамеченным, к тому же, тираж сингла был невелик и вскоре вообще он будет снят с производства. Это вызвано тем, что лейбл планировал заменить “Стефани” на “She Comes In Colors”. Вероятнее всего, на “логику” такого решения повлиял Артур Ли. Реальная Стефани, как вы помните, от него, тогда как раз ушла. Вот он видимо и не хотел воспевать имя “бывшей”.

Оборот пластинки
Сам альбом Da Capo выйдет в ноябре 1966-го (предположительно 11-го числа) на лейбле Elektra Records (EKL-4005). На обложку снова будет помещена фотография участников группы, сделанная Уильямом Харви, оформившим их первый альбом. Снова у каких-то руин, где-то в окрестностях “Замка”. Только на этот раз – в позолоченной рамке, ну и народу стало побольше. Даже не все влезли в ряд, и Артуру (как главному) пришлось забраться на верхотуру, где он, если приглядеться к фото - похоже смолит. На обороте – черно-белый коллаж из фотографий музыкантов и цветной логотип группы, в виде толи мозаики, толи вышивки. Этакий привет старшим браться Love The Byrds, чей логотип весьма запестрел на обложке их альбома 66-го года “Fifth Dimension”.

Что касается музыкального материала пластинки, туда вошли песни, записанные в RCA Studio и доукомплектованные Revelation и одной старой - “7 & 7 Is”. Как и “Revelation” – она была записана в Sunset Sound Recorders, правда, еще в июне 66-го, когда Love были группой из 5 человек (со Снупи на барабанах). Предполагалось, что включение “7 & 7 Is”, выходившей ранее на сингле и занявшей 33-е место в хит-параде, должно было подогреть интерес публики к покупке этого альбома.
Подогрело, но видимо, не сильно, так как по выходу Da Capo занял только 80-е место в Billboard, отстав от предшественника (который занял – 57-е). Зато был тепло встречен критиками, на все лады расхваливавшими новый саунд группы!

Постер фильма
Плюс, надо сказать, что ноябрь в Лос-Анджелесе и без того выдался жарким (еще немного бы и вспыхнул), так что возможно людям было не до музыки. В городе проходили молодежные восстания, сопровождающиеся беспорядками, на подавление которых были брошены силы лос-анджелесской полиции. Вызвано все это было тем, что консервативное правительство, видя в набирающем силы движении хиппи серьезную угрозу правопорядку, общественным и моральным нормам, ввело в городе комендантский час. Хотели вечером прогуляться с подружкой или сходить на концерт – а вот хуй вам! Сидите дома! Музыкальную деятельность это, кстати, тоже сильно затрудняло, так как привычно было, что все выступления проходят ближе к вечеру или ночью. Так что, народное возмущение было справедливым! По этим событиям даже будет снят фильм, называющийся “Беспорядки на Сансет-Стрип” (Riot On Sunset Strip).
Но вернемся к альбому:

Не знаю, специально или умышленно, но вышло так, что материал, записанный в RCA Studios был мелодичным и барокко-роковым, а вот в Sunset Sound – агрессивным и психоделичным.
Кстати, о Revelation – она занимала на пластинке всю вторую сторону. Это конечно был не первый случай подобного рода композиций… Например, была инструментальная East-West, вышедшая в августе 66-го на одноименном альбоме The Butterfield Blues Band (тоже спродюсированном Полом Ротшильдом), The End с будущего дебюта The Doors (и снова Ротшильд - продюсер), или “The Return Of The Son Of Monster Magnet” запповских The Mothers Of Invention, как и “Revelation”, занимавшая целую сторону пластинки. Но, по крайней мере, в авангарде этой “моды” Love уж точно стояли! Это уже потом, среди прогрессивных и психоделических групп стало считаться хорошим тоном, создавать такие затяжные композиции, с солированием каждого из участников, но для 66-го это было ново!

А что касается синглов, с ними на этот раз не задалось. “7 & 7 Is” хорошо зарекомендовала себя в чартах и на радио, но, по сути, относилась к другому периоду. Новые же вещи упорно отказывались лезть в хит-парады. “Stephanie Knows Who” была отменена вскоре после выхода, а выпущенная вместо нее сорокапятка с “She Comes In Colors”/“Orange Skies” - оказалась провальной из-за плохого промоушена со стороны лейбла и того, что обе эти песни уже выходили на альбоме. Так что, количество потенциальных покупателей автоматически сокращалось на тех, кто уже имел лонгплей. Так, не смотря на все свои музыкальные достоинства, “She Comes In Colors” не попала даже в Топ 100!

По выходу Da Capo, музыканты всей толпой (всемером) пускаются в мини-гастроли (проходившие, правда, исключительно в пределах Калифорнии) с его презентацией.
Начнутся они в Лос-Анджелесе, 18-го ноября, с концерта в клубе Hullabaloo, где заболевшего гриппом Джонни Эколза, подменит Рэнди Хольден (Randy Holden) - гитарист The Sons Of Adam.
Дальше – большой концерт в Сан-Хосе (уже с Эколзом в строю), с друзьями из The Leaves, а также The Giant Sunflower, The Tijuan Rejects и местными психоделистами The Chocolate Watchband.
В начале декабря – Сан-Франциско и выступление в Филлморе (Fillmore Auditorium) с Moby Grape.
Потом Санта-Моника и крупное шоу со The Standells (где играл экс-басист Love Джон Флек), The Turtles, The Count Five, The Seeds и бывшим участником The Byrds – Джином Кларком (Gene Clark).
Затем участие в фолк-роковом фестивале, проходившем в Пасадине и концерт в Вегасе.

Плакат группы
На календаре тем временем начался новый - тот самый “волшебный” 1967-й год. Аккурат к этому, начнется новый период в жизни Love. Со сменой календаря произойдет смена в составе. По решению Артура из него будут исключены Тиджей Кантрелли и Албан Фистерер. Если Тиджей и сам не особо собирался задерживаться в рок-группе, будучи музыкантом все-таки джазовым, со Снупи обстояло иначе. Место за барабанной установкой прочно занял Майкл Стюарт, а клавишные не играли такой уж большой роли в звучании группы. Так что Албан оказался попросту бесполезен! С одной стороны он должен был воспринять это с облегчение, ведь на протяжении всей карьеры в Love, его отношения с другими участниками (кроме Артура) оставались натянутыми. Но с другой – сожалению, конечно, тоже было место. Все-таки известный коллектив, все дела…
Удивительно, что Артур не выпер Брайана, ведь их отношения после “Стефани знает какого” случая - ухудшились. Но всему свое время, вскоре он попытается сделать и это…

Также, их менеджер-энтузиаст Ронни Харан будет постепенно отдаляться от дел группы, пока ее место не займет более профессиональный Майк Грубер (Mike Gruber).
Однако было бы, где ему применять свой профессионализм! Основной проблемой команды оставалось нежелание их лидера мотаться туда-сюда с концертами, предпочитая раковать в своем лос-анджелесском особняке, рядом со своей девушкой, домашними питомцами (среди которых числилось несколько черных лабрадоров и множество птиц) и солидными запасами кокаина. Да и у остальных участников Love, жизнь будет все сильнее замешана на наркоте.

Но при всем обилии “кайфа”, нельзя было забывать о музыке. Ведь именно она являлась для музыкантов основным источником доходов для получения оного! В этот период наибольшего отрыва от реальности, родилось их главное творенье – альбом Forever Changes, о котором будет рассказано уже в другой статье.

Треклист альбома такой:

Stephanie Knows Who (A.Lee)
Orange Skies (B.MacLean)
¡ Que Vida ! (A.Lee)
Seven & Seven Is (A.Lee)
The Castle (A.Lee)
She Comes In Colors (A.Lee)
Revelation (A.Lee-B.MacLean-J.Echols-K.Forrsi)

Комментариев нет:

Отправить комментарий