воскресенье, 20 сентября 2020 г.

Интервью с Дмитрием Коевым из Кузьма и ВиртУОзы


Дмитрий Коев
Дмитрий Коев – московский музыкант и звукорежиссёр. Сейчас живёт в Канаде. В разное время участвовал в группах Брешь Безопасности, Банда Четырёх, Ожог, Кузьма и ВиртУОзы, и во многих других…

 

Темой нашего разговора с Дмитрием, как раз будут Кузьма и ВиртУОзы. Но для начала, совершим небольшой экскурс в историю:

Группа была основана в 90-е поэтом, музыкантом и художником Константином «Кузей УО» Рябиновым (1964-2020) для исполнения своих песен, после ухода из Гражданской Обороны (и Коммунизма), связанного с переездом из Омска в Санкт-Петербург. На первых порах Константину аккомпанировали экс-участники известных питерских команд (DDT, АлисА, 2ва Самолёта), можно сказать – рок-ветераны! ВиртУОзы звучали в духе хард-рока, много выступали, но в данном формате не выпустили, ни одного студийного альбома. Существуют их концертные записи.

 

Сергей «Лохматый» Васильев, Константин «Кузя УО» Рябинов, Антон Белянкин

 

Впоследствии группа распадалась и собиралась вновь, а состав её неоднократно менялся. Другими музыкальными проектами Рябинова, в новом тысячелетии, были ансамбль Мечта, альбом с А.Рожковым и возрождённый Коммунизм (без покойного Егора Летова). Но о них мы здесь особо говорить не будем.

 

Если судить по студийным релизам, параллельно как бы существовало 2 версии группы Кузьма и ВиртУОзы.

 

Одна с Денисом Пинчуком – играла импровизационную электронно-джазовую музыку. Преимущественно инструментальную. Их дискография: «Апокрифы обеспеченной судьбы (Второе)», «Украïнськi вечори...» (концертник, совместно с украинской группой Органические УВМ) и «Кузьма и ВиртУОзы» (self-titled).

 


Формация с Дмитрием Коевым – больше опиралась на рок-традиции. Константин выступал там не как музыкант, а в роли «свободного вокалиста». Можно сказать, они играли «рок не для всех» (авангардный, немейнстримовый, андеграундный - называйте, как хотите), смешивали пост-панк, психоделию, индастриал, электронику, сёрф, джаз, фолк и даже шансон. Интерес представляет не только музыка, но и тексты Рябинова. Журналисты и критики неоднократно отмечали их и даже сравнивали с поэзией ОБЭРИУтов и ДАДАистов.

Этот проект записал 2 альбома – «Sancta Simplicitas» (Святая простота) и «На мягких лапах». Они-то нас и интересуют!

 

 

Ну что же, мы начинаем интервью!

 

Артём: Банальный вопрос… Как вы познакомились с Константином?

 

Дмитрий: Не помню! Cозванивались первый раз году в 2003-м, после чего он мне много писал. И иногда такие длинные письма. Я недавно, уже после его смерти, перечитывал. Он постоянно меня спрашивает про какое-то моё творчество, а я каждый раз игнорирую вопрос. Его интересовала эта тема детского творчества... Видимо ещё с детства. Он знал, что я года с 95-го играл в разных группах, детских, мне 12 было, очень мало кому известных. Но записи были, даже в интернете, ещё в 90-е. Для меня это смешно, а Кузьма говорил, надо издавать. Ну и плюс, он был в курсе, что я с Костей Мишиным в трёх группах играл в середине 2000-х, а они хорошо знакомы. В общем, так получилось, что впоследствии я приезжал в гости, обычно на неделю и больше. Один раз взял его гитару и начал что-то изображать. Он передо мной потоптался и провозгласил: “Виртуоз!”. А альбомы мы особо и не думали записывать, пока он меня, намного позже, в 2013-м году не потащил на один фестиваль, где мы впервые и выступили, если можно так сказать. Нам электричество выключили минут через 10, может меньше. В Питер мы вернулись только на следующее утро и он вдруг предложил что-нибудь записать, прямо вот сейчас. Я только успел рассмеяться и тут же уснул. А «потащил» он меня туда, потому что у меня был билет назад на тот же день и я его потерял. А если бы поехал домой, то может быть и не пришло никому в голову затевать тот проект.

 

Пиво «Жигули», Дмитрий Коев и Константин Рябинов

Артём: Известно, что альбом «Sancta Simplicitas» писался дистанционно. Вы были в Канаде, Андрей «Худой» Васильев в Израиле, а Константин в Санкт-Петербурге. Необычные условия для создания альбома, мягко говоря!

Расскажите о ваших впечатлениях от опыта дистанционной записи и о том, как шёл процесс создания «Sancta Simplicitas». Какие сложности возникали во время работы?

 

Дмитрий: «Sancta Simplicitas» был записан под впечатлением от поездки в Питер летом 2013-го года, писался тогда же, во второй половине того же года, почти полностью мной. Как там очутился Андрей Васильев, я уже сейчас не вспомню. Возможно, потому что это его любимая песня (он играет только на одном треке: «Я видел собаку»).

 

Что теперь скрывать, скажу как есть: группы на тот момент у Кузьмы толком не было, зрителей приходило мало. Настроение у него было паршивое, плохие привычки усугублялись. Я ему и предложил, давай что-нибудь весёлое запишем, и если получится, выпустим на пластинке. Он этой идеей загорелся и пошло. Конечно же, было бы намного проще, если бы у него дома была хоть какая-то аппаратура, а ещё лучше, возможность получить визу и приехать сюда.

 

На самом деле осталось довольно странное впечатление. Записал, вроде бы и я, но участие Кузьмы сложно недооценить, он задавал атмосферу. Я понятия не имел, что там нужно делать и как, но провалявшись у телевизора с Кузьмой, пересматривая и обсуждая фильмы Бунюэля, Ходоровски, Киаростами, Данелию...после этого у меня была чёткая картина, что и как. То есть, музыку мы вообще не обсуждали практически. А заранее вообще никогда!

 

Артём: «На мягких лапах» тоже писался дистанционно, или более традиционным способом?

 

Дмитрий: Музыка в основном дистанционно. Клавиши Алексей Крупин записывал у меня дома... Да, все в основном записывали у себя дома. Только Сергей Летов в каком-то московском клубе (в каком уже не помню), так как дома соседи жалуются. У меня на тот момент были соседи непосредственно за стенкой, но они оказались немного более терпеливые. Правда, здороваться перестали…

 

Артём: В записи «На мягких лапах» ещё участвовал американский гитарист Дуайт Пентакост из формаций Slim Cessna’s Auto Club и Denver Broncos UK. Расскажите, как вышли на Дуайта?

 


Дмитрий: Ходил на концерты данной формации. Здесь, где я живу, в Оттаве, очень много их поклонников. Это всё благодаря местному college radio, где работают мои друзья, крутят на радио всякие интересные и неизвестные музыкальные проекты. Там и «Sancta Simplicitas» один раз ставили, прямо на пластинке!

 

Так вот, Дуайт меня добавил в друзья, начали общаться. Я ездил в Денвер пару раз на их ежегодные новогодние концерты. Был на домашней студии, когда они записывали второй альбом Denver Broncos UK.

Я как-то ему рассказывал про свою гастроль с Кузьмой по Израилю, в 2015-м году. Он заинтересовался, послушал и спросил, можно ли тоже поучаствовать. На тот момент они как раз были не в туре, что бывает крайне редко, записывали «Commandments according to SCAC», и он между делом записал свои партии. Сам выбрал песни, в которых играл.


Dwight Pentacost

Артём: «Sancta Simplicitas» и «На мягких лапах» из-за обилия старых вещей звучат как некий «The best of Kuzya UO vol. 1-2». Их треклист в большей степени - ваш выбор, или выбор Константина?

 

Дмитрий: Для «Sancta Simplicitas» материал выбирал я.

«На мягких лапах» – Кузьма выбирал в основном, или вместе. Кавер на Аквариум он предложил, но саму основу аранжировки я один делал. Уже потом, вместе слушали и обсуждали, как нужно было, если бы вживую... Но ему очень понравилось.

 

Артём: Теперь уже это из разряда фантазий, но какую бы ещё из старых песен Константина вам хотелось записать? Мне, например, хотелось бы, чтоб его песня «Королевич Елисей» попала на какой-нибудь студийный альбом ВиртУОзов. Могло бы получиться что-то вроде «Люды, Коли и слюна», например...

 

Дмитрий: На «Лапах» должна ещё была быть «Свадьба». Но ему она так надоела, что единственная запись, которая осталась – где мы вдвоём под гитару её поём посреди ночи.

Он хотел записать кавер на песню Slade, тоже не вошло.

Мы что-то тогда ещё сочинили вместе. Но вообще, из старых – ничего. Только импровизации. Он меня звал в гости потом ещё, я всё тянул, теперь уже поздно…

 

Что бы хотел записать с Кузьмой? Он обалденно пел Манагера. На полном серьёзе! Как он пел мне «Паралич», как на первом альбоме ГО “Не надо помнить, не надо ждать...”, в верхнем регистре. Вообще, я считаю, он сам себя недооценивал как исполнитель и редко полностью использовал свои возможности. А записываться вообще терпеть не мог!

 

Артём: На «Sancta Simplicitas» и «На мягких лапах» Константин выступал в роли «свободного вокалиста». Вмешивался ли он в процесс создания музыки, или относился к этому, как к очередному эксперименту в своей карьере, полагаясь на ваш вкус? Возникали ли какие-нибудь прения насчёт того, как должна звучать та или иная вещь?

 

Дмитрий: Иногда он, конечно, браковал по-чёрному то, что я записывал. «Лап» довольно много вариантов можно насводить было, со всеми дублями, что есть.

Порой ругались даже. На видеозаписи концерта в Москве в 2017-м даже есть момент, где он меня подкалывает, показывая как рок-н-ролл нужно играть. На тот момент я сводил с Кешей Спечинским последний альбом его группы Внезапный Сыч, так что в голове у меня был один рок-н-ролл, а не фри-джаз, как полагалось.

 

Артём: Это конечно вкусовщина, но в альбоме «На мягких лапах» мне нравится абсолютно всё. И звук, и как аранжированы старые вещи Константина, и композиции, представленные впервые. И переделка редкой композиции Аквариума «Кто ты теперь?» – просто шикарна!

 

Дмитрий: Спасибо!

 

Артём: Но «Sancta Simplicitas» на меня произвёл неоднозначное впечатление. Я неоднократно прослушал его, и наверняка, буду слушать ещё… Но отчётливо помню, что при первом прослушивании, в голове постоянно сравнивались старые и полюбившиеся версии песен Константина с новыми. Порой не в пользу последних.

«Чёрному цвету» не хватает жизни, и «Я видел собаку» со всем этим электрогитарным пафосом (хотя, про «Собаку» это уже вопрос не вам, а к Васильеву)…

Инструменты записаны замечательно. Аранжировки хороши. Тем более, впечатляет, что все инструментальные дорожки (кроме трека «Я видел собаку») сыграны вами единолично!

Но голос звучит так, словно писался на диктофон. Текст порой не разобрать. Голос и музыка, как бы находятся в разных плоскостях…

Причина в исходном качестве записи, предоставленной вам Константином? Или же в том, как вы свели альбом? Я не слышал виниловую версию «Sancta Simplicitas», но на компакт-диске – это так.

 

Дмитрий: По поводу качества записи вокала, это довольно популярный вопрос. Даже не знаю, что ответить… Но он меня сумел как-то убедить, что так и надо. По-моему, по сравнению с «Трам-та-ра-ра-ра-рам», здесь большой прогресс.

 

Дело в том, что качество вокала – это не самое криминальное, что там есть. Запись велась по определенному принципу: бралась первая попавшаяся песня Кости, всё, что в голову придёт. Затем, прямо на месте нужно было выбрать инструменты, тоже что под руку попадётся, нажать на запись и сходу придумать какие-нибудь аранжировки. Так как песни эти я уже забыл на тот момент (ГО с начала 2000-х не слушал), иногда получалось что-то совсем непонятное.

 

В общем, кто не понял – это был прикол! Все записано в один-два дубля, специально, чтобы звучало весело, несерьёзно, без пафоса.

 

Хотел ещё добавить насчёт качества записи: Для Кузьмы это было всегда на последнем месте. Слышно и нормально. Мне всегда казалось, что на него очень сильное впечатление произвёл Владимир Сорокин – ленинградский художник, лидер групп Голубые Педерасты, Виртуозы Вселенной. Сиюминутное фиксирование мгновения, которое нужно донести до слушателя. Короче, не до качества!


Примечание
: Владимир Николаевич Сорокин (чтоб не путали с известным писателем!) был не только художником, но ещё и музыкантом, перформанс-артистом, философом и вообще, культовой личностью советского и пост-советского андеграунда. Сотрудничал с группами Аквариум и Поп-Механика. Константин Рябинов некоторое время играл в сорокинских Виртуозах Вселенной. Во многом, его собственный проект (первый состав группы Кузьма и ВиртУОзы) вырос из сорокинского, так как там играли одни и те же музыканты.


Константин Рябинов и Владимир Сорокин

Артём: На «Sancta Simplicitas» и «На мягких лапах» присутствует автоарфа (струнный инструмент, похожий на гусли). Это своего рода фишка вашего саунда. Нестандартный выбор для рок-музыки! Она чаще используется в фолке...

Что побудило вас применить её в аранжировках ВиртУОзов? Сложен ли он в освоении?

 

Дмитрий: Автоарфа у меня была, просто, уже давно, ещё в школе купил по объявлению у одного старенького иммигранта из Ливерпуля (его адрес с датой 1967-го года до сих пор указан на кофре). Побудило, скорее всего, наличие самого инструмента. Играть очень просто – нажимаешь на кнопки, на каждой помечено – какой аккорд это. Настраивать утомительно, конечно…

Автоарфа

Дмитрий: Ты, наверное, заметил, на альбомах много безладовой гитары? Rumley Western, которые делал один из участников SCAC. Баритон, 30 дюймов шкала. Почти что бас-гитара, только с гитарными струнами и настроена на пол-октавы ниже. Нечто среднее между гитарой и бас-гитарой получается. Также, чтобы слайдом играть и не ломать лишний раз оригинал, у меня есть упрощенный вариант. Самодельный, из куска сосны.

 

Артём: То есть почти стил-гитара?

 

Дмитрий: Да, lap steel только, на коленке чтоб играть. Стил – это побольше и с педалями.

  

Баритон-гитары

Артём: Может какой-то ещё специфический или экзотический инструмент вам хотелось бы освоить, но пока не представилась возможность?

 

Дмитрий: Не экзотический, но клавишные и виолончель – всегда хотел освоить.

 

Артём: Что за эффект использовался для голоса Константина в треке «Благодать» (Лучезарные зайцы загородили мир)? Какая-то электронная обработка?

 

Дмитрий: Там, вроде, вообще без эффектов… Просто, на магнитофоне вручную замедлял проигрывание и раскручивал побыстрее. Если пленку дёргать во время проигрывания, то там всякие искажения идут интересные. Больше ничего!

С гитарами так же: эффектов практически никаких – гитара в комбик и очень громко!

 

Артём: Слушали ли вы альбомы ВиртУОзов, записанные с Денисом Пинчуком, и если да, нравятся ли вам они?

 

Дмитрий: С Денисом мы выступали несколько раз, в разных составах, иногда удачно, иногда не очень. Записи мне Кузьма ставил, давно очень. Скажу честно, я другую музыку слушаю.

Он с самого начала говорил, нужно как-то иначе назвать группу, по-новому. Но видимо не придумали.

 

Артём: Вы сейчас живёте в Канаде. Об этой стране (впрочем, как о любой другой) есть ряд стереотипов. Хоккей, кленовый сироп, Брайан Адамс, ненависть к США… А что Канада – лично для вас?

 

Дмитрий: Поля, простор, леса. Тут особо ничего нет, 40 миллионов на всю страну.

 

Артём: Считается, что ТА страна во многом похожа на ЭТУ. Так ли это?

 

Дмитрий: Канада и Россия? Не знаю, я бы так не сказал… Или Вы про климат?

Мне сложно сравнивать. Я постоянно не жил в России с 90-х годов. Большую часть жизни провел в Канаде, учился здесь в школе. Русскоязычных вообще никого не знаю, кроме пары человек, довольно нестандартных.

 

Артём: Люди, побывавшие за рубежом, говорят, что российская музыка малознакома иностранцам. Известно вам, чтобы кто-нибудь из местных слушал российскую (или советскую) музыку?

 

Дмитрий: В любом обществе есть такой типаж копателей, которые читают иностранную литературу, смотрят зарубежные фильмы. Встречал поклонника Янки один раз, он даже что-то напел мне. А ещё один краст-панк мне поведал: “Да кто же не знает Егора Летова?! Самый известный советский панк. Жаль только, нацистом стал!”.

 

Но вообще это тема большая... Я давал слушать разную музыку многим здешним меломанам очень разных поколений. Отзывы были самые разные, конечно, в зависимости от личных вкусов, что понятно.

 

Артём: Канада тоже слабо представлена на мировой музыкальной арене. Я с трудом назову десяток канадских исполнителей… Для меня это Terra Incognita!

 

Дмитрий: Канадские исполнители существуют, просто почти все они куда-то уезжают. На это есть ряд причин. Низкая плотность населения, по сравнению с США в особенности. На концерты почти никто не ходит.

 

Артём: Каких канадских исполнителей вы можете порекомендовать нашим подписчикам?

 

Дмитрий: Mark Sultan, Bloodshot Bill, Demon’s Claws.

 

Артём: Расскажите о вашей работе по мастерингу дискографии омской рок-группы Пик Клаксон (и Клаксон Гам) для лейбла Bull Terrier Records. Сколь сложна она была? Каких технических принципов вы придерживаетесь при подобной работе с чужой музыкой? Вот, я читал, что не используете компрессор, например…

 

Дмитрий: Самое сложное было найти сами записи в приемлемом виде, что не особо получилось. Поиском записей я был занят ещё до смерти Бэба.

 

Технические подробности: бытовые плёнки я цифрую и мастеринг делаю одновременно, то есть прогоняю сигнал прямо с плёнки, на бытовом магнитофоне Tandberg. Если запись профессиональная, то у меня есть Ampex 440-C. Аналоговый сигнал пропускаю через эквалайзер на консуле, и всё это в живом режиме цифруется с помощью Lynx Aurora 16. В редких случаях добавляю ревер, иногда даже обычный пружинный подключаю к микшеру.

 

Те альбомы ПК, которые с Летовым – там почти каждую песню по отдельности пришлось реставрировать, т.к. они все очень по-разному были записаны. Реставрация делалась с уже оцифрованной записи. Главный принцип – сделать так, чтобы все инструменты и голоса были слышны и разборчивы, даже тихие реплики между песнями. В общем, вытягивал по максимуму те частоты, которые там есть. Конечный результат звучит, возможно, довольно странно. По-настоящему оценить работу можно только сравнив с оригиналом.

И другой принцип, именно с записями Лищенко – я делал это бесплатно.


«Дискография Пик Клаксон и Клаксон Гам», переиздания Bull Terrier Records

 

Артём: Хотели ли поработать в таком роде ещё с какой-нибудь старой музыкой? Если да, то с какой?

 

Дмитрий: Я бы очень многого хотел, но на всё нет времени. Я когда-то цифровал свой архив и выкладывал просто в интернете. Была в живом журнале группа – ru_tape. Было это давно, 15 лет уже прошло. Издавать это всё совсем не обязательно, если у меня спросите. Я бы вообще всё бесплатно выкладывал, но в этом мало заинтересованы те люди, чей заработок зависит от изданий, и здесь начинаются разногласия.

 

Артём: Известен ли вам какой-нибудь выдающийся советский магнитоальбом, который по какой-то нелепой случайности до сих пор не был переиздан? Этакий сокрытый Грааль советского рока (ну или – не рока)!

 

Дмитрий: Мне кажется, сокрытых уже нет. Есть малоизвестные интересные записи, но не Грааль.

 

Артём: Слушаете ли вы сами музыку на плёнках (не по работе)?

 

Дмитрий: На плёнках – нет, лишний раз крутить не хочется, если что-то ценное. Пластинки если только.

 

Артём: Отдаёте предпочтение аналогу или цифре?

 

Дмитрий: Предпочтение тому, что лучше звучит, на самом деле. Аналог – это, конечно, здорово, если он доступен.

 

Артём: Вы также реставрировали альбомы Христосов на Паперти для недавнего релиза Выргорода. Чем обусловлено появление бонус-треков на альбоме «Движение вселенское сие»? Это выбор Константина, ваш или издателя (Выргород)? На мой взгляд, эти бонусы (ну разве что, кроме одноимённой композиции) уместнее «смотрелись» бы дополнением к диску с «Военной музычкой», вместо того концертника (Концерт в клубе Спартак, 2000-го года).

 

Дмитрий: Бонусы – выбор издательства. Куда и в каком порядке они были помещены – тоже.

Выбор Константина был только в том, чтобы мастеринг делал я. Правда, я об этом узнал уже намного позже…

 

«Дискография Кузи УО на ГрОб-Records», переиздания Выргорода

 

Артём: Вы уже упоминали, что работали с Внезапным Сычом. Известно, что принимали участие в создании их последнего альбома, который вышел уже после смерти лидера группы - Кирилла (Кеши) Спечинского. Существуют 2 разные версии «Шаболды». Интернет-релиз лейбла Sutcliffe Records и издание, выходившее на компакт-дисках в 2018-м. Проясните, пожалуйста, эту ситуацию?

 

Дмитрий: Даже не знаю, с чего начать сей печальный рассказ? С Кешей Спечинским меня познакомил Кузьма. Однажды Кеша зашёл к нему в гости, жаловался, что никто не может свести альбом уже не известно сколько. Желающих много, результаты не те. Мне было предложено попробовать. И началось... Сводили мы втроём, с Алексеем «Фанатом», барабанщиком-соавтором проекта. Он же, кстати, написал заглавную песню альбома. Сводили мы очень долго, десятки вариантов, сотни часов... Кеше нравился «кондовый» звук, который я делал: пропускал через Lynx Aurora 16, все каналы через 32 канальный микшер, добавлял разные аналоговые эффекты от реверов, задержек, до ресемплинга гитар. Всё это в живом режиме писалось обратно на два канала. Никаких плагинов, сохранить ничего нельзя, но это звучало грязно и мощно. Были разговоры о выпуске, Кеша просил меня назвать как-нибудь этот альбом, по его словам лучше меня, его никто не знает.

 

В конечном счёте, плохие привычки сделали своё дело. Кеша срочно собрался отдохнуть от всего и привести себя в порядок. Его подруга (имени называть не буду) повела его на детоксикацию какую-то, вместо отдыха. Там им сказали, что ему нельзя, что он не переживет этой процедуры. Но в итоге она его уломала. Следующую неделю-две Кеша был как овощ, а потом умер.

Не успели его похоронить, та же самая подруга живо оформляет на Кешиных пожилых родителей авторские права и начинает рулить делами.

 

Ко мне обратился человек по фамилии Козлов, игравший когда-то на гитаре в одной гнусавой группе, типа альтернативной… А теперь он просил у меня запись. Причем потрековую, “которая ещё вчера нужна была”. И что, мол, вот этот весь ваш саунд там – говно, нужно срочно пересводить, все инструменты перезаписывать, выпускать, делать большую презентацию...

“Ну и урод!” – подумал я, и сперва проигнорировал. Но Козлов не унимался, напоминал, что авторские права у них, и что они всё равно перевернут Кешин компьютер и всё найдут. “Ну и урод!” – подумал я снова…

Все без исключения, и музыканты группы, и Герман Родченко, директор группы, и даже Кузьма, просили меня ничего им не давать и желательно продолжать игнорировать.

Но авторские и впрямь были оформлены. На Кешу списали всё. Даже те песни, которые написали другие участники!

Козлов упомянул, что мол, инструменты мы перепишем с профессиональными музыкантами. Под метроном, как потом оказалось. В общем, конечный продукт вышел на диске и слушать это очень сложно. Местами даже с музыкой наврали! От оригинала остался лишь Кешин вокал, который был вручную подогнан под совсем другой ритм. Звучало это довольно дико!

Позже я узнал, что оказывается, Козлов давно порывался это сделать, но Кеша ему сказал нет.

Запись конечно осталась. Выпускать её никто не хочет со всеми этими историями. Я выкладывал её для бесплатного скачивания на bandcamp, но она там и неделю не пролежала.

Правообладатели, надо сказать, очень ответственны!

Ненависти к этим людям я не питаю, скорее не понимаю, зачем всё это было?! Денег они не заработали, альбом их провалился, а оригинал из принципа отовсюду трут. Что называется, вписали себя в историю не совсем с адекватной стороны!

 

Обложки интернет-релиза и CD-диска

Артём: Видел у вас на стене сообщение... Что это за «секретный альбом» с неизданными песнями братьев Лищенко, над которым вы работаете? Приоткроете завесу тайны, что, где, когда? Или всему своё время?

 

Дмитрий: Есть некоторые песни братьев Лищенко, которые не попали на альбомы. Есть записи, где Бэб их поёт, либо несколько песен, которых вообще нигде никак не зафиксированы, в том числе пару штук с незаписанного альбома Пик Клаксона 1990-го года, «Доктор Скальпель», «Анархосиндикат». Вот, решил их сделать, хотя бы, чтоб самому слушать.

 

Вы первый, кто поинтересовался насчёт этой записи, поэтому я особо не тороплюсь. Но там большая часть уже записана. Торопит меня только Сергей Нейн (из Клаксон Гам). В начале этого года довольно неплохо дела шли, но потом помер Кузьма. Меня попросили записать трибьют по этому поводу, и после этого я ничего не делал…

 

Артём: Сейчас переиздаётся масса разного творчества Егора Летова. Раннего, например… Скоро возникнет ситуация, что чуть ли не «каждый пук» его издан на диске будет. А ещё стихи, интервью, книжки…

Если сравнивать с бывшим соратником, информации о Константине до обидного мало! Говорил ли он вам о каких-нибудь своих ранних записях (до ГО, например), которые до сих пор не обнародованы?

 

Дмитрий: Кузьма говорил, Летов нудный очень был. Мог часами смотреть театральные постановки по телеку, Чехова. Или Машину Времени слушать…

 

Артём: Вспоминается шутка про то, что Летов любил слушать Меладзе…

 

Дмитрий: Да, что там Меладзе?! У Летова на катушке я обнаружил песню «На маленьком плоту» (Юрий Лоза). Как раз после Клаксонов была записана…

 

Артём: Ну, может он просто затёр чью-то б/у бобину?

 

Дмитрий: Нет, там был набор песен, записанных с радио и пластинок. Ещё было ДДТ, «Я получил эту роль». Не помню, что ещё… Жаль только без подпевок Игоря Федоровича!

 

Артём: Будь там подпевки, бонус-треками к «Звездопаду» хорошо бы пошло, наверное!

 

Дмитрий: Насчёт неизданных записей Кузьмы: у него была бобина какая-то, возможно – Мертвяков, с Иваном Моргом, старые записи... Но мы её не нашли.

 

Омский рок-музыкант Иван Морг (настоящее имя Александр Клипов)

 

Дмитрий: Про условную судимость Кузьмы знаешь? За кражу музыкальных инструментов. Этого кажется, ни в одной истории ГО ещё не было...

 

Артём: Интересно!

 

Дмитрий: Я расскажу так, как он мне рассказывал, почти дословно. Год не знаю, скорее всего 83-85-й.

 

Решили они с Шуриком (Иваном Моргом) и ещё кем-то (уже не помню), подстричь где-нибудь себе инструментов, чтобы панк-рок играть. Нашли какой-то ДК, где что-то валялось и вроде как даже не использовалось. Орфеи и Уралы, ясное дело. Ночью взломали дверь, вытащили это всё... А куда дальше нести – не придумали. Дома – узнают. Короче, из одного сарая перенесли всё в какой-то другой сарай и разошлись...

 

Искали их недолго. Кузьме повезло больше всех. Он был на картошке, чуть ли не две недели. Ребята там сидят, а он на картошке, не подозревая, что дома уже ждут. В итоге, суд, где наш герой воскликнул: “СДАЁМСУ!”, как в одном фильме... Посмотрели, что они вроде безобидные, и влепили всем условно. В тюрьме Кузьме не пришлось сидеть, вообще! Спасла картошка.

Ну а позже его в армию послали, на работе после обеда спал. К слову, с сердцем у него проблем не было, в истории ГО – опечатка.

 

Артём: Спасибо за эксклюзив!

 

Дмитрий: Кстати, третий альбом ВиртУОзов же ещё есть, авангардный!

 

Артём: Третий альбом ВиртУОзов?! В смысле рок-ВиртУОзов?

 

Дмитрий: Третий (со мной который) альбом ВиртУОзов… Не рок, нет, мы в Москве импров записали в живую, часов 10 писали. В этом году выйдет, кажется, на дисках и кассетах. Жаль только не видео!


Константин Рябинов, Дмитрий Коев и Сергей Летов


Артём: Я ещё слышал, что новый альбом Коммунизма писали. Вот не знаю теперь, что из этого выйдет и выйдет ли вообще?

 

Дмитрий: Альбом Коммунизма не получился. На тот момент ещё были всяческие политические разногласия... Я тоже принимал участие, но когда узнал, что пишу музыку на стихи Сталина, которые мне Манагер прислал, я тоже вышел из проекта.

 

Артём: Не знал, что Сталин ещё и поэт!

 

Дмитрий: Кузьма же хотел сделать то, что они с Летовым собирались... Детский альбом Коммунизма, или альбом на стихи психически больных детей. Название было бы «Болезнь левизны при коммунизме», или как-то так. Как книжка Ленина называлась?

 

Артём: Интернет «говорит», что «Детская болезнь левизны в коммунизме» – есть у Ильича такой труд.


Обложка первого издания книги (мало того, что Ленин, так ещё и Николай)


Артём: Ну, и последний вопрос. Про влияния. Что повлияло на ваше становление как музыканта?

 

Дмитрий: О музыкальных влияниях довольно сложно что-то прямо вот так резюмировать. Ничего необычного я не слушал, скорее довольно стандартный набор среди любителей старой музыки. Увлекаться всем этим стал довольно рано. Сначала барабанил. Потом начал брать себе на время гитары у местных алкоголиков в районе, где я жил. И чтобы я перестал этим заниматься, родители подарили мне к 12-летию классическую 6-струнку, на которую я натянул стальные струны для электрогитары, что её сразу перекосило... Но вскоре за ней появилась электрогитара Орфей, очень необычной формы. Группы/исполнители, которые, наверное, больше всего повлияли: The Seeds, Lou Reed (соло), The Kinks, The Groundhogs... Перечислять можно долго. На жанрах я никогда не зацикливался, слушал всё подряд. Исполнитель важнее, чем жанр!

 

Что на меня действительно повлияло, так это скорее окружающая среда. Расскажу один раз, чтобы больше не рассказывать: В детстве за мной бегали стаями собаки, тогда бездомных было много. Всюду сопровождали, спали иногда в моём подъезде, что, понятное дело, никому не нравилось. Продолжалось это несколько лет, пока кто-то этим не занялся. Приехал грузовик, снабжённый чем-то похожим на орудия пыток, всех бездомных животных в районе переловили и отправили на мыло. В 11 лет это было малоприятно, но собственно с этого всё и началось – возненавидел всё вокруг и взялся за гитару. Сейчас уже банально звучит...

Комментариев нет:

Отправка комментария